МИЛЛЕР Д. "КОММАНДОС (формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений)", 1997

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

Лицензия на убийство

6 декабря 1975 г. четыре боевика Ирландской республиканской армии забаррикадировались вместе с заложниками на Лондонской Балком-стрит. Через 8 дней безуспешной осады здания полицией средства информации сообщили, что дела передали антитеррористической группе "Спешиэл Эйр Сервис" (САС). Услышав это по радио, террористы немедленно сдались.

Английская САС пользуется репутацией подразделения, имеющего большой опыт и весьма эффективного в борьбе с терроризмом. Его появление на сцене равнозначно смертному приговору с немедленным исполнением. Насколько это справедливо? До сих пор ни один из ирландских террористов не выжил в известных нам операциях с участием САС, которая с 1969 г. действует на территории Северной Ирландии. В качестве примера отметим, что с 1976 по 1990 г. коммандос САС ликвидировали 37 террористов (включая наиболее спорную акцию в Гибралтаре в марте 1988 г.). Но за это время погибли и четыре солдата этого подразделения.

Впрочем, не все операции САС представляют собой штурмы и засады. Часто задача состоит в аресте террористов своими силами, или с участием менее квалифицированных служб. Проводились и секретные операции, с нарушением границ Ирландской республики. Так, в 1976 г. коммандос САС перешли на ирландскую территорию для ареста, а точнее похищения скрывавшихся там опасных террористов: Шина Мак-Кении, Кевина Бойрни и Патрика Муни. В том же году 8 коммандос САС, проникшие в Ирландию с аналогичными целями, были задержаны властями, обвинены в незаконном обладании оружием и высланы в Англию. Ликвидация пяти из шести иранских террористов во время операции по освобождению иранского посольства в Лондоне в 1980 г. - типичная ситуация, поскольку не подлежал обсуждению вопрос, должны ли они погибнуть. Взяв заложников, убив одного из них и угрожая смертью остальным, они знали, на что идут и что в момент штурма сдаваться уже поздно. Коммандос во время штурма располагают только долями секунды для устранения опасности, угрожающей заложникам и вынуждены быстро принимать единственное решение.

Разумеется, противоположным примером может служить операция по освобождению польского посольства в Берне швейцарской группой "Штерн", когда все преступники были обезоружены, но там решимость террористов была не столь высока. Конечный результат никогда не удается предсказать и перед каждой бескровно завершившейся операцией принимают в расчет уничтожение всех террористов как одно из главных, хотя и радикальных, решений. Принцип избегать применения оружия или сохранять жизни террористам может иметь трагические последствия как для коммандос, так и для заложников. Нет никакого основания считать жизнь преступников более ценной, чем жизнь и здоровье захваченных ими людей или солдат.

В различных государствах и службах безопасности степень бескомпромиссности примерно одинакова. Аргентина, Турция, Перу и многие другие страны не видят необходимости вести переговоры с террористами даже ради безопасности заложников. При этом исходят из того, Что законные власти не могут уступать требованиям лиц, нарушающих право. В противном случае возникнет искушение для иных бандитов. Напротив, Голландия, Чехия и Швейцария являются примерами стран, которые прежде всего делают ставку на переговоры и на спасение жизни заложников через выполнение требований террористов. Израиль и Англия - сторонники радикальных решений, а их коммандос известны склонностью нажимать на спусковой крючок, когда дело дошло до вмешательства. Но в этот момент все антитеррористические подразделения в мире вынуждены как можно полнее выполнять главную задачу - спасение заложников - за максимально короткое время. Поэтому чаще всего приходится ликвидировать опасность в буквальном смысле слова.

Противники подобных решений выдвигают лозунг гуманизма и боятся обвинений в использовании "групп убийц". Согласно этой точке зрения, террориста следует схватить, судить и наказать в рамках закона. Но радикалы возражают, что именно заключенные террористы становятся причиной новых акций их коллег, с целью освобождения. Сами заключенные используют срок своей изоляции на подготовку следующих акций. Кроме того, схватить террориста более рискованно, чем убить. Чем больше потери со стороны сил правопорядка, тем выше престиж террориста в своем кругу. Это снижает веру в эффективность и престиж специальных сил. Каждый из таких фактов только провоцирует новый террор. Смерть же террориста - устрашающий пример для других. Говорят, правда, и то, что он становится мучеником и символом для остальных а те, кто несмотря на угрозу своей жизни, совершает подобный акт, становится еще более опасным.

Отряд "Гром" Санкт-Петербургского городского управления МВД предназначен для борьбы с особо опасными преступниками

Если во время штурма ради освобождения заложников в здании или самолете конечное решение диктуется конкретной ситуацией, так называемые опережающие удары являются самыми дискуссионными. Это касается прежде всего тех служб, которые постоянно воюют с террористическими организациями, как например, в Израиле и Англии. Англичане, сражающиеся почти 30 лет, узнав о подготовке акта террора, обычно организуют ловушки и засады в форме типичных военных операций. Террористы погибают еще до того, как реализуют свои планы, и это позволяет их коллегам говорить о якобы "безосновательных убийствах". Именно так ИРА ведет в Ольстере и Ирландской республике пропаганду клеветы против самого эффективного подразделения - САС, называя ее "спецгруппой для убийств". Это помогает поддерживать враждебность по отношению к Англии и бдительность членов и сторонников ИРА. Особенно широко рекламируются примеры смерти случайных лиц, что неизбежно при операциях в городах, в которых в любой момент может на сцене появиться посторонний. В 1978 г. от рук САС погиб сначала 16-летний юноша, ошибочно принятый за члена ИРА, а затем еще один ирландец. Во время засады в Лафгалле в 1987 г., кроме террористов, под огонь попали двое мужчин, которые приехали на место акции и были одеты точно так же, как группа ИРА. Один из них погиб на месте, второй получил тяжелое ранение.

На счет САС очень часто записывают некоторые не всегда чистые действия, которые проводят совсем другие формирования. За САС нередко принимают представителей английских и северо-ирландских специальных служб армии и полиции или иные группы, которых обучает САС и в рядах которых есть бывшие солдаты САС: ирландские патрули "Спешиэл Дьютис Тим" (Отряд специального назначения), принадлежащие к североирландской полиции. В 70-е и 80-е годы САС всегда подозревали тогда, когда какой-либо член или помощник ИРА погибал от рук протестантских боевиков или даже в ходе преступных разборок. Тайная война с террористами нелегка. Приходится прибегать к нетрадиционным решениям, а противник тоже не сторонник рыцарских методов ведения войны. Столкновения САС с террористами жестоки с обеих сторон. И те и другие хорошо знают правила игры. У САС вопреки легендам нет лицензии на убийства, хотя она вынуждена регулярно к ним прибегать. Психологическая война давно сопутствует всем конфликтам, поэтому черная пропаганда ИРА - совершенно нормальная вещь. Даже если среди массы ложных рассказов об убийцах из САС есть лишь небольшое зерно истины, САС не намерена все огульно опровергать. Это дает полезные результаты, как в случае Балком-стрит. Английские коммандос не против, чтобы в Белфасте говорили: "Когда САС постучит в твои двери - это пришла смерть..."

Портрет профессионального убийцы

"В Соединенных Штатах есть два важнейших института, использующие профессиональных убийц: армия и мафия. Они готовят их для различных целей. Впрочем, иногда институт 1 входит в грязный союз с институтом 2 и привлекает к работе его кадры".

Эта цитата взята из брошюры Дж. Стайнера "Учебник дилера смерти". Автор добавляет, что самые опасные убийцы - люди из мафии, но они выполняют задания только в пределах мира организованной преступности, ликвидируя в своих рядах воров, предателей й им подобных. "Среднему американцу их нечего бояться, хотя сама мысль о деятельности подобных людей может вызвать ужас".

Дж. Стайнер перечисляет американские правительственные учреждения, дающие заработок платным убийцам (например, спецподразделение флота "тюлени"): "Довольно долгое время силы спецназначения армии США финансировали "штурмовую группу", руководимую ЦРУ, которая находилась в Форте Брэгг, Северная Каролина, в Центре специальных операций имени Дж. Ф. Кеннеди. Сейчас ЦРУ и другие центры специальных операций имеют свои собственные элитные "команды убийц". Они состоят из необычайно выносливых профессионалов, действующих методами коммандос, особо подготовленных к схваткам - намного лучше, чем обычные солдаты любой армии мира. Это мастера холодного и огнестрельного оружия, единоборств, образованные и хорошо воспитанные люди - женщины и мужчины... Обучает ли наше правительство убийц? Разумеется. Так поступает каждое правительство. Опровергать это было бы глупой наивностью".

Когда множество мужчин призывают на военную службу, где их готовят к вооруженной схватке во время войны, только немногие среди них могут быть названы настоящими убийцами, хотя убивать врага им действительно приходится. Тип человека-убийцы встречается редко. Именно поэтому так трудно правильно подобрать кандидатуры для групп, выполняющих убийства по заказу.

Но есть и иные причины. Если число врожденных убийц ограничено, то еще меньше существует людей ответственных, уравновешенных, интеллигентных, которых можно научить убивать профессионально и много раз, не испытывая при этом укоров совести или иных внутренних конфликтов. Профессиональный киллер - на самом деле личность. Какими же чертами характера и психики он должен обладать, учитывая имеющийся опыт? Сразу скажем, что будем говорить только о лицах, пригодных для выполнения специальных заданий и не коснемся качеств, свойственных людям с умственными отклонениями, психпатологией и тем, кто убивает по чисто криминальным побуждениям. Такие особи безответственны и потому не пригодны. Основные требования к профессионалу:

Немецкий пистолет-пулемет Хеклер-Кох МП-5К с глушителем - любимое оружие коммандос многих стран мира

1. Хорошее общее физическое состояние, с гимнастическими и двигательными данными выше средних.

2. Высокий интеллект.

3. Холодный аналитический ум. Смелость в сочетании с расчетливостью.

Следует помнить, что после начала специальной миссии убийца может рассчитывать только на себя. Если он не проявит изобретательности, независимости и решительности, то не сумеет преодолеть встречающиеся препятствия, разве что ему повезет, но никто не хочет просто полагаться на удачу.

4. Отчуждение. Профессионал должен быть на все сто процентов внутренне отчужден, в самом глубоком смысле этого слова. Он может иметь нескольких избранных друзей, по отношению к которым сохраняет лояльность, быть хорошим любящим мужем и отцом. Однако исповедуемая им философия, касающаяся всех людей вне этого круга, должна замораживать кровь в жилах. Профессионал обязан считать их ничего не значащими в метафизическом смысле. Они для него почти что не люди и не имеют каких-либо "прав на жизнь", о которых так любят распространяться обыватели. Это просто цели для его оружия - и точка. Других категорий людей в сознании профессионала не существует.

Подобная отчужденность следует из личной философии, которой придерживается киллер. Внедрить ее в сознание извне практически невозможно. Только немногие могут сами выработать в себе этот взгляд на жизнь благодаря размышлениям, основанным на личном опыте. Именно они - наилучшие кандидаты в профессиональные убийцы.

"Ключом" здесь, разумеется, является тот факт, что человек, хладнокровно совершающий убийства, не может быть замкнут в себе или "отчужден" из-за невротических комплексов или собственной слабости. Он сам должен выработать отчужденность, но одновременно сохранять также способность одаривать своими чувствами (любви, тепла, счастья) других и понимать других... но на своих условиях.

5. Совершенство во владении оружием.

Хотя соответствующее обучение может находиться на высоком уровне, оно дает лишь начальные навыки. Из истории известно, что лучшими убийцами или людьми, проявляющими особую ярость в бою, бывают те, кто благодаря длительной практике достигли совершенства в каждом типе схватки: стрельбе из длинноствольного или короткоствольного оружия, рукопашном единоборстве, пользовании ножом...

Как уже упоминалось, солдат в армии учат убивать, но они не становятся "убийцами". Наилучший материал для настоящего профессионального убийцы - доброволец, особенно из числа набираемых в подразделения коммандос. Верно, что такие люди не всегда мечтают о подобной профессии, но они лучше других удовлетворяют соответствующим критериям. Среди этого контингента и должны работать вербовщики. Еще одна категория - страстные охотники. Способности охотников и, что особенно важно, черты интеллекта, в какой-то мере совпадают с психофизическими характеристиками профессиональных убийц. Перспективными кандидатами являются и те, кто по своей инициативе занимаются различными видами контактных единоборств (вариантами каратэ, дракой ножом).

Даже если приобретенные навыки не достигают требуемого уровня, важно, что эти люди записались на курсы ради собственного удовольствия. Именно такого рода факты принимают во внимание при подборе кандидатов.

6. Соблюдение законов и асоциальность. Может быть это кого-то удивит, но "специальные" правительственные агентства не подписывают контрактов с личностями асоциальными, либо проявляющими криминальные склонности. Такой человек (профессиональный убийца) не испытывает никаких угрызений совести и воспринимается окружающими как обычный служащий или бизнесмен. Он вовсе не преступник и не асоциален по своей жизненной философии или поступкам. Он слишком силен духовно и независим, чтобы хотеть сравняться с рядовым преступником. И он слишком высоко себя ценит, чтобы серьезно относиться к идее подчинения своих целей и жизненных интересов "потребностям общества". Профессионал сделает все необходимое для выполнения задания, но вовсе не собирается становиться из-за этого антисоциальной личностью либо преступником.

Разница между ними огромна. Приведем типичный пример. Тип, не способный ужиться со своим окружением, идет на красный свет, угрожая жизни прохожих, потому что так ему хочется. Это антиобщественный поступок. Профессиональный же убийца даст газ и проедет через тот же перекресток на красный свет только если того потребует его задание или для спасения собственной жизни. Он действует не по капризу, а лишь в соответствии с выполняемой миссией.

Штурмовая группа итальянского отряда Г.О.И. - грозы мафиози и террористов из "красных бригад"

7. Интеллигентная жестокость. Как истинный мастер, профессиональный убийца всегда владеет собой и готов к любой неожиданности. Опасность превращает его в жестокую, но умную машину для убийства. Он не тратит ни энергии, ни боеприпасов на поспешные непродуманные действия.

Профессиональный убийца должен обладать весьма опасной чертой - интеллигентной жестокостью. Бели он пойдет в атаку и его рассудок не сохранит холодность, расчетливость, контроль за поступками - он проиграет. Если отступит - также проиграет.

Профессиональный убийца есть прежде всего человек действия, но не поспешного, а расчетливого, жестокого и смертельно эффективного.

Примером людей, использующих интеллигентную жестокость, могут служить классные боксеры. Они идут вперед, как ураган, но хороший профессионал всегда сохраняет полное самообладание, т.е. его энергией и действиями управляет продуманная интеллигентная рефлексия.

8. Отсутствие интереса к славе или награде. Некоторые хотят сделать карьеру на профессии, связанной с опасностью, из желания добиться славы. Таких можно встретить в полиции, в армии, поскольку там привлекает мундир. Наверно, в этом нет ничего плохого, но это не та черта, которой должны обладать кандидаты в наемные убийцы.

К несчастью либо к счастью, профессиональный убийца вовсе не ищет нашей благодарности, когда убивает опасного врага страны.

В чем смысл приведенного здесь портрета? Он очень прост. Преступление, в том числе акт террора, лучше предупреждать, чем реагировать на него в момент совершения. Спецслужбы разных стран давно уже пришли к выводу, что самый эффективный способ борьбы с террористами - превентивное уничтожение наиболее опасных из них.

Заключение

Операция "Буря в пустыне" еще раз доказала, что деньги, потраченные на обучение и оснащение подразделений спецназначения, окупаются стократно. Английский пример показал также, что прекрасные результаты дает создание отдельного командования для планирования специальных операций. Например, Франция, внимательно наблюдавшая за работой штабов Англии и США во время войны в Заливе, признала, что подобные изменения необходимы. По своей подготовке французские солдаты и легионеры ничем не были хуже, чем их коллеги из САС, но подводила организация. Поэтому в июне 1992 г. было создано французское руководство специальными операциями. Так же поступили и другие страны.

Победа в Персидском заливе, развал Советского Союза, получение полной независимости странами Восточной Европы, конец коммунистической поддержки террористических организаций и режимов в разных частях мира привели к тому, что президент Буш смог сообщить о "новом мировом порядке". Со своей стороны Запад отказался от поддержки различных диктаторов или кандидатов в диктаторы, которым помогал только из-за их антикоммунистических позиций.

В 1991 г. мир был убежден, что сейчас он начнет "стричь купоны" от окончания холодной войны. Однако ситуация оказалась очень сложной. Экологический кризис, усиление национализма и исламского фундаментализма сделали так, что в XXI веке никто не ожидает "золотых времен". Угроза локальных конфликтов заставляет разные страны создавать силы быстрого реагирования, если они это могут. А для быстрых кратковременных операций лучше всего использовать элитные подразделения спецназначения. Международная реакция в защиту Кувейта показала, что мир будет поддерживать такие "успокоительные" акции, организованные ООН.

Успешными оказались акции по спасению граждан своих стран, жизни которых угрожала опасность. Здесь первенство принадлежит французам и бельгийцам. В 1991 и 1993 гг. они вмешались в Заире, где взбунтовавшиеся солдаты начали грабить Киншасу. В обоих случаях до применения оружия дело не дошло. Сам вид вооруженных до зубов парашютистов и легионеров устрашил потенциальных мародеров.

В 1994 г. французские и бельгийские парашютисты прибыли в охваченную безумием гражданской войны Руанду, чтобы организовать воздушный мост из Кигали в Найроби. Благодаря молниеносным действиям и опытности коммандос спасли жизнь сотням европейцев и американцев. Похожую операцию, только морскую, они провели в начале мая 1994 г., вывозя беженцев из пораженного войной Йемена. Охрану эвакуации обеспечили французские парашютисты, прибывшие из Джибути, куда потом и направился конвой.

В то самое время, когда морские пехотинцы пытались обуздать войну в Сомали, мир, затаив дыхание, следил за событиями в Москве. Телевидение показывало кровавые бои между частями, верными президенту Ельцину, и демонстрантами, поддерживавшими бывшего вице-президента Руцкого. Не веря собственным глазам, мир смотрел на танки Т-80 и Т-72, окружавшие Белый дом - здание российского парламента. Вмешательство 2-й таманской и 4-й Кантемировской гвардейских дивизий обеспечило Ельцину сохранение власти.

Американские морские пехотинцы отрабатывают действия в горах штата Вермонт

После короткого колебания (причины которого стали предметом спекуляций) генералы поддержали президента, и по приказу министра обороны Грачева в центр Москвы прибыли очередные подразделения: две роты спецназа из 27-й отдельной мотострелковой бригады, бригада внутренних войск из дивизии им. Дзержинского, полторы тысячи солдат спецназа из 218-й бригады особого назначения. В состоянии готовности была приведена также Тульская воздушно-десантная дивизия.

Штурм "Белого дома" провели солдаты спецназа. Тем самым солдаты советских войск спецназначения, много лет служившие опорой режиму, помогли реформаторскому правительству. Следует однако помнить, что это были те самые соединения, которые убивали сторонников независимости в Вильнюсе, Таллине и Тбилиси.

Опираясь на поддержку коммандос, Ельцин оказался в длинном ряду руководителей XX в., которые в какой-то момент были вынуждены воспользоваться элитными частями. Разумеется, каждый применял их по-своему, а некоторые вожди ассоциируются в памяти со своими лучшими солдатами: Ленин и Чека, Гитлер и СС, Геринг и спецбатальон парашютистов, Черчилль и коммандос, Рузвельт и рейнджеры, Кеннеди и "Зеленые береты", Тэтчер и САС, Рейган и группа "Дельта". Теперь сюда присоединился Ельцин.

Так или иначе, но теперь уже почти всем стало понятно, что молниеносные удары, наносимые небольшими группами спецназначения, имеют не меньшее значение, чем крупные операции с участием десятков тысяч солдат.

Послесловие

Желая быть точным, я должен сказать, что этой книги на английском языке не существует. Нет ее и на любом другом языке. Я составил ее из более чем сотни разрозненных публикаций в иностранных журналах, а также из фрагментов нескольких книг. Однако приписывать в таком случае авторство себе было бы неправильно. Вот почему получившийся трактат я публикую как произведение Дона Миллера - вымышленного англоязычного автора.

Моя работа над данной книгой заключалась в том, что я подобрал все составившие ее тексты, отредактировал их и расположил в соответствии с определенной схемой. Эта схема - представленная здесь в развернутом виде общая концепция возникновения, развития и применения армейских и полицейских подразделений специального назначения. Тех, кого в СССР/СНГ называют "спецназ", а в дальнем зарубежье - "коммандос".

Я надеюсь, что эта книга принесет пользу прежде всего специалистам. На ее материале они увидят, что в разных странах и в разное время спецподразделения сталкивались с проблемами одного и того же характера. Среди них главной была и остается проблема непонимания высшим политическими военным руководством специфики задач и методов действий подобных формирований. Кроме того, специалистам будет полезно ознакомиться с целым рядом конкретных операций, как удачных, так и закончившихся провалом. Лучше все-таки учиться на чужих ошибках, чем делать свои собственные.

Остальные читатели, принадлежащие к так называемой "широкой публике", смогут прочесть эту книгу просто как сборник занимательных историй. В отличие от многочисленных триллеров, выходящих в наших издательствах под грифом "спецназ", все рассказанное здесь - чистая правда.

Анатолий ТАРАС, 25 мая 1997 г.

предыдущая страница / следующая страница
десктопная версия страницы


МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org


contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020