МИЛЛЕР Д. "КОММАНДОС (формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений)", 1997

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

Драма в Могадишо, 1977

Подкрадываясь к захваченному Боингу компании "Люфтганза" коммандос ГСГ-9 хорошо понимали, что судьба 90 заложников находится в их руках. Они осознавали также, что им представляется возможность смыть с себя национальный позор, который пал на ФРГ во время Мюнхенской олимпиады 1972 г. Тогда нападение палестинских террористов в сочетании с неумелыми действиями немецкой полиции привели к гибели девяти израильских спортсменов. На этот раз операция должна была закончиться полным успехом.

Капитан Юрген Шуман не был суеверным человеком и поэтому не обратил внимания на дату своего полета на "Боинге" рейсом ЛХ-181 из аэропорта Пальма на острове Майорка. Было 13-е октября 1977 г., 13 ч. 55 минут. Самолет принадлежал немецким пассажирским авиалиниям и собирался совершить несложный рейс над Францией к Франкфурту на Майне. На борту кроме пяти членов экипажа находились 90 пассажиров, а среди них - ничем не выделявшиеся две супружеские пары арабского происхождения. Через час после старта, когда самолет находился над южным побережьем Франции, в кабину пилотов ворвались двое вооруженных пистолетами мужчин. Одновременно две женщины с гранатами в руках захватили пассажирский салон.

Авиадиспетчеры в остолбенении выслушали взволнованное сообщение Шумана об угоне самолета. Угрожая оружием, террористы приказали изменить курс и лететь в Рим. Вскоре после этого в эфире появился руководитель террористов, назвавшийся капитаном Махмудом, позднее идентифицированный как Захир Юссеф Акаче - один из самых разыскиваемых палестинских террористов. На ломаном английском, почти истеричным голосом он потребовал освобождения заключенных руководителей немецкой террористической организации "Фракция Красной армии" (РАФ) и огромного выкупа в 9 миллионов фунтов стерлингов. Махмуд угрожал, что пассажиры и экипаж погибнут, если его требования не будут выполнены.

Капитан Боинга был опытным пилотом. Он не спорил и направил самолет на аэродром Фючимино в Риме. Однако во время заправки горючим он попытался сообщить о террористах, воспользовавшись символами. Внимательно наблюдавшая за самолетом служба безопасности нашла на летном поле четыре связанные друг с другом сигареты и поняла шифровку правильно: на борту четыре террориста. Эти сведения очень помогли при планировании операции.

Покинув Рим, самолет полетел на Кипр и далее несколько раз приземлялся в различных странах Ближнего Востока: Бахрейне, Дубае, Южном Йемене. В Дубае власти арабских эмиратов попытались договориться об освобождении женщин и детей, но террористы не желали идти на уступки. А в Йемене произошла трагедия. После дозаправки под предлогом проверки шасси пилоты вышли наружу. Капитан Шуман попробовал договориться с йеменским солдатом о передаче сведений о похитителях, но успеха не достиг. Всю эту сцену наблюдал руководитель банды. Когда пилоты вернулись в самолет, Махмуд объявил капитана Шумана предателем и на глазах у пассажиров убил его выстрелом в голову. За штурвал Боинга сел второй пилот Юрген Виетор. По приказу похитителей самолет направился в Сомали.

Утром 17 октября они приземлились в Могадишо. Вскоре здесь же сел специальный западногерманский самолет, на борту которого находились министр Вишневски и начальник департамента по борьбе с терроризмом Федеральной полицейской службы, а также полицейский психолог В. Салевски. Начались переговоры, однако было уже ясно, что без силового решения не обойтись. Правительство в Бонне не допускало возможности освободить из заключения 11 опасных террористов из группы Баадер-Майнхоф. Кроме того, ни одна страна не хотела принять этих людей. В самом Боинге ситуация становилась все более напряженной. Махмуд периодически впадал в истерическую ярость, угрожая пассажирам взорвать самолет, если что-то вызовет у него подозрение. Быть может он подсознательно чувствовал, что его акция провалится - в это время на другом конце летного поля сел самолет под кодовым названием "Штутгтарт", который с 30 коммандос из подразделения ГСГ-9 все время следовал за захваченным Боингом.

Первым шагом в операции стало сообщение террористам, что решено освободить их товарищей из немецких тюрем. Это несколько снизило психоз в самолете, и похитители перенесли время окончания срока ультиматума на 2.30, 18 октября. Тем временем немецкое правительство официально разрешило операцию по освобождению заложников под кодовым названием "Магический Огонь".

Незадолго до полуночи несколько коммандос незаметно приблизились к самолету на расстояние около 30 метров и начали наблюдение с помощью приборов ночного видения. Вскоре они сообщили, что двое похитителей, в том числе Махмуд, постоянно находятся в кабине пилотов. Снайперы заняли огневые рубежи, а штурмовая группа оказалась под Боингом. Время 23.50. Часть солдат прячется под хвостовой частью, другие подобрались под крылья и нос. К корпусу приставили металлические лестницы, обитые резиной для уменьшения шума. На передних и задних дверях заложили магнитные мины. В это время специалисты отвлекают террористов переговорами.

В качестве второго тактического маневра немцы попросили сомалийских солдат зажечь огромный костер в 100 м от носовой части самолета. Огонь притягивает взгляд и также отвлекает внимание.

В 2.05 по местному времени коммандос пошли в атаку. Взрывы мин высаживают двери самолета. Внутрь летят оглушающие и ослепляющие светозвуковые гранаты, которые бросают два англичанина из САС, помогающие немцам - майор Моррисон и сержант Дэвис. Коммандос врываются в самолет через взорванные двери и аварийные люки над крыльями. Они приказывают испуганным пассажирам спрятаться за спинки кресел и открывают огонь по террористам. От первых выстрелов из револьверов погибли двое похитителей - мужчина и женщина, в головы которых попали пули командира ГСГ-9 Ульриха Вегенера. Он лично руководил одной из штурмовых групп. Капитан Махмуд, сраженный несколькими пулями, успел все же бросить две гранаты. Только очередь из пистолета-пулемета МП-5 прикончила руководителя террористов. Последняя террористка, спрятавшись в туалете, открывает огонь через запертые двери. Ее выстрелы ранят одного из коммандос. Второй дает очередь из автомата по дверям. Тяжело раненная террористка Сухайла Сайех схвачена. Она единственная из четырех похитителей остается в живых. Все заложники освобождены. Из них только четверо легко ранены. В 0.12 по международному времени в эфире прозвучал сигнал "Спрингтайм", означавший конец операции. Пассажиров эвакуировали, пиротехники проверили самолет. Через 2 часа заложники и коммандос вылетели в ФРГ.

Операция удалась на все 100 процентов, а из нее были сделаны несколько выводов. ГСГ-9 отказалась от револьверов калибра 9 мм, поскольку случай с Махмудом доказал их низкую эффективность. Обратили внимание на ту легкость, с которой террористы пронесли с собой в самолет оружие и гранаты, а также на позицию некоторых стран в кризисной ситуации. В Бейруте, Багдаде, Кувейте, Бахрейне и Дубае власти заблокировали аэродромы, чтобы не допустить посадки самолета и не иметь забот. Немецкий Боинг садился рядом со взлетной полосой вопреки воле хозяев. Подобная же ситуация имела место и в Йемене. Здесь также отказались принять самолеты с коммандос и специалистами по переговорам. Каждая из этих стран несла бы ответственность за смерть 90 заложников и экипажа Боинга.

Во время пребывания самодета на Кипре солдаты ГСГ-9 были готовы к штурму. Утечка этой информации и безответственная ее передача международными агентствами, передачи которых слушали террористы, могли привести к трагедии. К счастью, все это прекратилось после перелета в другую страну.

Безукоризненно действовала только антитеррористическая группа. Операция была проведена высокопрофессионально. Немецкие политики, настроенные против ГСГ-9, столкнулись с непреодолимым аргументом. Разумеется, коммандос на родине ждала торжественная встреча с оркестром.

Трагедия в Мекке, 1979

20 ноября 1979 г., Мекка, Саудовская Аравия. Десятки тысяч мусульманских паломников сосредоточенно маршируют по площади внутри гигантской мечети, ожидая своей очереди, чтобы приблизиться к Каабе - святому камню. Толпа огромна, особенно в ноябре - святом месяце мусульман, когда заканчивается календарный год.

В течение нескольких минут сотни людей, имеющие красные повязки на одежде, заняли удобные позиции. Внезапно они вытащили спрятанные автоматы и учинили страшную бойню, стреляя в массу людей. Потрясенные паломники пытались любой ценой выбраться из мечети, но сотни из них были затоптаны в толпе. Террористы задержали свыше 6 тысяч заложников и направили их в убежища под мечетью.

Через несколько часов стали поступать тревожные известия из других частей страны: районы Таиф и Табук захвачены группами бунтовщиков. Перед дворцом короля Халеда взорвалась автомашина, начиненная взрывчаткой. Не было никаких сомнений, что это организованные действия, а не выходки каких-то фанатиков. В Мекке Национальная гвардия попыталась штурмовать мечеть, но лобовая неподготовленная атака была отбита, десятки солдат погибли. На следующий день вновь началась атака на ворота мечети - с теми же катастрофическими результатами. 22 ноября в 10.00 была предпринята третья атака, на этот раз силами трех тысяч солдат при поддержке 12 бронетранспортеров М-113 и пяти вертолетов. Но террористы прекрасно подготовились к бою и предвидели подобный вариант. Вначале с помощью ракетных установок они уничтожили 3 транспортера, а затем принялись за вертолеты, и вскоре один из них взорвался в результате меткого попадания. Немедленно после этого правительственные войска отошли.

Здесь следует сделать краткое отступление и объяснить, кем же были террористы и каковы их цели. Они являлись членами саудовской фундаменталистской секты, организованной в 1973 г. Основываясь на пророчествах о приходе в Мекку посланника Аллаха для "очищения" мусульманства, эти фанатики решили ускорить события и навязать стране в качестве мессии одного из членов своей организации. В течение многих недель они тщательно готовились к операции и на первый взгляд предвидели все. Их вооружение включало пулеметы и противотанковые средства, огромное количество боеприпасов, имелись запасы продовольствия и воды, которые приносились в мечеть заранее, через секретные входы. Более того, террористы даже подготовили и оснастили госпиталь на 30 коек с дежурным врачом и медсестрами.

Позже оказалось, что секта возникла по инициативе нескольких арабских стран, враждебных саудовскому правительству. Фанатикам помогали некоторые студенческие организации и солдаты, недовольные действиями правительства и родовой знати.

Король Саудовской Аравии Халед понимал, что применявшаяся ранее военная тактика не имеет больших шансов на успех. Он обратился к тогдашнему президенту Франции Жискару Д'Эстену с просьбой о помощи. Ее удовлетворили, и уже 23 ноября ночью на борту самолета "Мистер 20" прибыли командир антитеррористического подразделения капитан Барриль и двое коммандос. Соблюдая все меры секретности, их привезли в военный лагерь в нескольких десятках километрах от Мекки. На следующий день, познакомившись с ситуацией, Барриль попросил саудовцев показать ему планы мечети, включая подвалы. Однако оказалось, что таких планов нет, и никто точно не знает всех подземных коридоров. При таких обстоятельствах руководитель французской группы предложил позволить ему самостоятельно провести разведку. Но и здесь возникли проблемы, потому что французские коммандос, не будучи мусульманами, не имели права не только входить в мечеть, но и приезжать в Мекку. Впрочем, вскоре препятствия были преодолены, и французам разрешили въезд в город и проведение разведки. Эта миссия оказалась не простой. Жандармы сознавали, что следует опасаться фанатичной толпы и соблюдать большую осторожность. Тем не менее французы составили себе полное представление о положении вещей уже в первый день. Они пришли к выводу, что террористы располагают не только огневыми пулеметными точками и снайперами на крышах и минаретах, но и группами, находящимися в подземных коридорах вместе с заложниками. Командир французских коммандос решил воспользоваться этим и использовать во время штурма парализующий газ СБ, действие которого имеет Временный характер и не опасно для жизни. Началась подготовка к освобождению заложников. Вначале тщательно подобрали саудовских гвардейцев с учетом их подготовленности и надежности, проверили вооружение и оснащение.

Капитан Барриль повторно провел разведку района мечети и представил саудовским властям первую часть своего плана. Он хотел заставить мятежников, прячущихся на верхних ярусах минаретов, отступить в результате массированного огня по их позициям. Затем он обратился к французским властям с просьбой прислать три тонны газа СБ, 30 газометов, двести противогазов и 50 кг взрывчатки.

27 ноября произошло непонятное и трагическое по последствиям событие. Примерно в 11.00 террористы решили выпустить 1000 из 6000 заложников. Когда те бегом покидали ворота мечети, окружавшие здание саудовские солдаты открыли огонь, думая, что это атака повстанцев. Часть паломников была убита, причем подобная ситуация повторилась еще два раза. В результате безграмотного руководства положение стало очень напряженным, поскольку часть солдат перестала подчиняться, и был возможен даже государственный переворот.

Утром 29-го ноября капитан Барриль представил саудовцам вторую часть своего плана, касающуюся численности и структуры антитеррористических сил и плана их обучения. Его начали 2-го декабря. Каждый из трех французских коммандос располагал переводчиком и отвечал за подготовку 30 офицеров и солдат саудовской Национальной гвардии. Основное время уделялось обучению пользованием газометами и взрывчаткой, которую собирались пустить в ход для разрушения массивных дверей в подвалах мечети. 4 декабря все уже было "застегнуто на последнюю пуговицу". В штурме должны были участвовать 90 бойцов, разделенные на группы по 3 человека. Каждой командовал офицер, имевший взрывчатку, и два солдата: один обслуживал газовый гранатомет, другой - радиотелефон; участники были готовы заменить друг друга в случае необходимости. В 10.00 штурмовые подразделения бросились в лобовую атаку. За ними шли специальные команды, которые через 30 мин начали взрывать первые двери. Тактика заключалась в том, что когда у одной команды кончался запас газа, она возвращалась на поверхность, чтобы восполнить его запасы, а на ее место приходила другая. Поскольку бои шли яростные, количество потреблявшегося газа возрастало в устрашающем темпе.

Положение стало осложняться, когда заложники начали присоединяться к террористам и сражаться на их стороне. Наверху также разыгрывались тяжелые схватки, но к полудню сопротивление террористов было сломлено. Основные события происходили теперь в подвалах. Здесь никому не давали пощады, в ход пошли газ, взрывчатка, фанаты и пулеметы. Наконец, около 14.00 бои прекратились.

Подведение итогов дало поразительные результаты. Погибли или получили ранения свыше 100 солдат штурмовых подразделений. Силы специальных групп сократились почти наполовину. Огромные потери понесли и террористы - из нескольких сотен только пара десятков их были задержаны. Коммандос израсходовали около двух тонн газа. В целом этого ожидали, учитывая огромное число террористов и заложников, величину объекта, слабую подготовленность саудовцев.

Профессионализм французских коммандос и правильный выбор плана операции заслуживают высокой оценки. Специалисты ГИГН очередной раз доказали свои огромные знания и опыт, хотя сами не принимали участия в боях.

Тегеран, 1980: провал "Дельта форс"

В конце 70-х годов подразделения спецназначения добились больших успехов в борьбе с террористами различного происхождения. Наименее удачливыми оказались американцы, которые не смогли прервать цепь провалов, тянувшихся с времен вьетнамской войны. Создание элитного соединения "Дельта форс" злые языки считали следствием влияния Голливуда, поскольку и этот отряд "никогда с толком не применялся".

В конце президентства Картера американцы испытали настоящий шок. На место свергнутого режима иранского шаха пришел режим ортодоксальных мулл, которые объявили США "царством Дьявола". В такой атмосфере 4 ноября 1979 г. толпа фанатиков вторглась на территорию американского посольства в Тегеране и захватила весь персонал в качестве заложников, добавив сюда и случайных посетителей, всего 66 человек. Иранские власти через несколько месяцев отпустили 13 заложников, но за освобождение 53 оставшихся потребовали возвращения имущества шаха, вывезенного за границу и выдачи в Иран самого шаха Реза Пехлеви, лечившегося в США. Иранцы хотели поставить своего бывшего властителя перед Революционным трибуналом. Это событие взволновало американское общественное мнение - мировая держава оказалась бессильной и могла лишь начать унизительные переговоры. Они длились, (с учетом неоднократных перерывов) 444 дня и, хотя закончились, в конце концов, освобождением заложников, представляли собой очередное поражение американской политики на Ближнем Востоке. Через 48 часов после захвата посольства полковник Чарльз Бекквит был вызван в Вашингтон, где получил приказ разработать несколько вариантов спасательной операции. Ближайшая дружественная авиабаза находилась в Турции на расстоянии 700 км к северо-западу от Тегерана. Однако ее использование могло вызвать дипломатические осложнения. Бекквит думал поэтому стартовать со старого аэродрома английских ВВС на острове Мазирах у побережья Омана, в 1 100 км к югу от Тегерана. Расстояние предполагалось преодолеть беспрепятственно из-за низкого качества иранской противовоздушной обороны и поразительного равнодушия соседних стран.

Для успеха операции требовалось необыкновенно удачное стечение обстоятельств. Само освобождение заложников граничило с чудом. Ожидая нападения, иранцы поместили пленных в двух разных зданиях 4-х миллионного города, в котором появление американских коммандос не могло остаться незамеченным. Освобожденных заложников собирались отвезти сначала на стадион, потом на старый аэродром под Тегераном и, наконец, оттуда направиться к Индийскому океану. Этот замысел, пожалуй, был самой сложной операцией сил спецназначения за всю их историю. Поэтому опытные офицеры скептически относились к ее реализации. Операция (первое кодовое название "Когти орла") планировалась как совместное предприятие соединений спецназначения армии, флота и авиации.

Одновременно продолжались переговоры с Ираном, поэтому операцию неоднократно откладывали. Окончательное решение американцы приняли по политическим соображениям: провал посреднической миссии Сайруса Вэнса и приближающиеся президентские выборы. Джимми Картер поставил все на карту, желая стать спасителем заложников и, как следствие, президентом на новый срок.

В операции участвовали 80 бойцов "Дельты" (2 эскадрона по 40 человек в каждом) и 13 "зеленых беретов" из 10-й группы спецвойск в Бад-Тельце (ФРГ). Все они были одеты в джинсы, заправленные в армейские ботинки, спортивные кепи с длинными козырьками и просторные куртки защитного цвета. На обоих рукавах курток имелись нашивки с изображенном государственного флага США, заклеенные пластырями. Пластыри надо было сорвать в момент начала штурма, чтобы отличать своих от чужих. Первые 2 эскадрона ("красный" и "голубой") должны были освободить заложников, содержащихся в усиленно охранявшемся здании американского посольства. "Белый" эскадрон (13 "беретов") имел своей целью здание Министерства иностранных дел Ирана, где находились еще 3 американца.

На всю операцию отводилось 36 часов, причем штурм зданий в Тегеране и освобождение заложников укладывались по плану в 45 минут. С учетом того, что Форт-Брэгг круглосуточно находился под наблюдением советских спутников-шпионов, для тренировок в процессе подготовки к рейду на Тегеран "Дельта" использовала лагерь под кодовым обозначением "Дымный", размещенный совсем в другой месте. Во время штурма посольства смерть могла поджидать парней Бекквита в любом из 100 его помещений. Поэтому особое внимание было уделено отработке методов проникновения внутрь особняка через инженерные, сооружения, применению бесшумного оружия, скорости и слаженности действия нападающих. План каждого этажа, до подвала и чердака включительно, изучался на макете размером 360х240 см, с которого снимались крыша и этаж за этажом.

Стартовав с авианосца "Нимиц" вечером 24 апреля 1980 г., 8 вертолетов типа "Морской жеребец" должны были сесть на полевом аэродроме в иранской пустыне в 300 км к северо-востоку от Тегерана. Туда же 3 транспортных самолета "Геркулес" к этому моменту обязаны были доставить три эскадрона штурмовиков. Кроме них, на это место садились 3 самолета-заправщика. Восполнив израсходованное горючее, вертолеты с бойцами немедленно отправлялись на Тегеран. Незадолго до начала самого штурма американская агентура в столице Ирана должна была спровоцировать вооруженные беспорядки, целое восстание сторонников бывшего шаха, общим числом несколько сотен человек. Под этот шум американцы надеялись осуществить свою акцию без особых затруднений. Вполне возможно, что так бы оно и было, тем более, что беспорядки в указанное время действительно начались: в разных районах города Тегерана была слышна стрельба, вспыхнули пожары, нарушилась телефонная и телеграфная связь...

Но подвела техника. Сначала из-за песчаной бури до места назначения не долетели 2 вертолета, совершившие вынужденную посадку в ином районе.

Выбранная американской разведкой местность оказалась многолюдной, как Бродвей. Уже через несколько минут после своего приземления группа "Дельта" была вынуждена задержать проезжавший вблизи автобус и "взять в плен" 43 пассажиров. Через минуту на дороге появилась автоцистерна, водитель которой не реагировал на сигналы и пытался бежать. Противотанковый снаряд превратил машину в столб огня, хорошо видимый на расстоянии до 70 км. В такой ситуации трудно было рассчитывать на необходимый в подобных случаях фактор внезапности.

Потом во время заправки топливом один вертолет столкнулся с самолетом-заправщиком, в результате чего вспыхнул пожар. В огне погибли пять пилотов этого самолета и трое пилотов вертолета. Остались в строю лишь пять винтокрылых машин. С учетом того, что во время штурма сразу двух объектов во враждебном огромном городе можно потерять еще два-три вертолета, операция становилась нереальной. Ведь при таком раскладе надо было эвакуировать всего лишь на двух, в лучшем случае на трех летательных аппаратах более чем 170 человек. Вертолеты данного типа сделать этого не могли. Полковник Бекквит подал сигнал "отбой". Его люди погрузились в транспортные самолеты и улетели назад.

Силы спецназначения понесли урон с точки зрения своего престижа. Еще хуже была гибель людей, не успевших встретиться с врагом, в результате беспечности, неорганизованности и плохого планирования.

Когда на следующий день на место ночных взрывов прибыл иранский патруль, он нашел 4 брошенных и полностью исправных вертолета и сожженные остатки самолета и вертолета. Их снимки облетели весь мир. Президент Картер комментировал это кратко "Пошло все к черту!" Вновь тень "Маягуэз" поднялась над подразделениями .спецназначения. Президент Картер стал жертвой возмущенного общественного мнения, а затем и избирателей. Для полковника Бекквита, который был виновен меньше всех, это также был конец карьеры - его отправили на досрочную пенсию. Иранцы рассеяли заложников по всей стране, чтобы предотвратить какие-либо новые попытки освобождения. Скорее всего, как считают знатоки американской политики, в сентябре 1980 г. Картер планировал еще одну операцию - на этот раз в большом масштабе. Он собирался силами 15 тысяч солдат атаковать цели в Иране. Он оставил этот замысел, когда узнал о концентрации на иранской границе 22 советских дивизий, которые только ждали предлога, чтобы в соответствии с договором о военной помощи от 1921 года двинуться на юг, в направлении вожделенных теплых морей. Такая акция могла закончиться Третьей мировой войной.

Принс Гейт, Лондон, 1980

Спустя всего пять дней после трагического фиаско операции "Орлиные когти" телевизионные станции во всем мире показали оцепленное полицией иранское посольство в Лондоне. 30 апреля 1980 г. в 11 ч. 30 мин. шесть террористов из "Революционно-демократического фронта, освобождения Арабистана" (юго-западная провинция Ирана, богатая нефтью) ворвались в здание на Принс Гейт, 16. Кризисный штаб установил связь с похитителями, чтобы получить время для подготовки точного удара. Правительство госпожи Тэтчер не собиралось уступать. Задачу освобождения заложников поручили дивизиону "В" 22-го полка САС, тайно переброшенному с базы в Хефорде. Были использованы и альпинистские навыки коммандос из дивизиона "Д".

Французский горный стрелок во время маневров в Альпах

В противоположность ГИГН, ГСГ-9 или группе "Дельта" английская САС старательно избегала всякой публичности. Ее роль в драматических событиях на аэродроме в Могадишо была отмечена лишь в профессиональных публикация. Общественное мнение должно было удовлетвориться банальным сообщением, из которого немногое следовало. Впрочем, это традиционная тактика работы английских спецслужб. Почти никто не знал об их военных операциях в Омане в 1970 и 1975 гг. Точно так же они вели себя во время действий коммандос "за границей", в северноирландской провинции Южный Армаг, которую англичане называли "страной бандитов". В течение нескольких месяцев САС ликвидировала множество явок, складов оружия, мастерских фальшивомонетчиков и почтовых ящиков. Почти вся сеть ИРА была разрушена. Английские власти приписывали эти успехи различным другим подразделениям и сознательно преуменьшали роль САС, о которой до журналистов доходили лишь скудные сведения. Вплоть до момента впечатляющей операции в иранском посольстве САС оставалась совершенно неизвестной читателям английских газет. Штурм на улице Принс Гейт сделал коммандос САС национальными героями. Их успех англичане рассматривали даже со спортивных позиций.

В то время как полиция вела переговоры, усыпляя бдительность террористов, солдаты САС укрепили на стенах зданий, внутри систем электропитания, на крышах и в мелких трещинах стен чувствительные микрофоны, позволявшие непрерывно следить за внутренний положением в посольстве. Располагая планами зданий и подслушивая каждый шаг террористов, можно было планировать решительную атаку. Ее начало ускорили, когда 5 мая нетерпеливые террористы застрелили пресс-атташе посольства и выкинули его тело прямо к телевизионным камерам со всего мира. "Железная леди" сочла, что заговорщики обманывают английские власти и приказала начинать атаку. В 19.00 группы коммандос перешли к действиям с нескольких сторон. Одни спустились на канатах с крыши здания, другие ворвались через фасад и окна на первом этаже. Коммандос носили шлемы и газовые маски. Перед тем, как открыть огонь, они бросили внутрь ослепляющие и оглушающие фанаты и петарды со слезоточивым газом. Они прочесывали комнату за комнатой, подстраховывая друг друга огнем. Штаб операции постоянно сообщал им о предполагаемом направлении перемещений террористов. Вся акция длилась не более 17 минут. Были убиты 5 террористов, а последний, тяжело раненый, взят в плен. От случайной пули погиб один из заложников. Коммандос в черных масках стали героями дня. Тележурналисты отдали бы все, чтобы в новостях показать интервью с кем-нибудь из них. Однако английское командование не дало на это согласия, и коммандос вернулись на базу. С тех пор САС вызывала особый интерес, и многие страны просили англичан подготовить для них отряды спецназначения с помощью инструкторов САС.

После взятия заложников в Тегеране западные страны укрепили охрану своих дипломатических учреждений, послав туда дополнительное число отборных солдат. Осторожность больше всего пригодилась американцам в Пакистане, где охранявшая посольство группа морских пехотинцев находилась в постоянной боевой готовности. Только благодаря этому удалось избежать повторения ситуации в Тегеране, когда на представительство в Исламабаде напали группы исламских боевиков. 21 ноября 1979 г. все могло окончиться трагически - положение спасло хладнокровие солдат из подразделения охраны, отразивших штурм.

Террор на море, в воздухе и на земле

7 октября 1985 г. коммандос группы "Дельта" собирались атаковать на вертолетах палестинцев, захвативших итальянское туристическое судно "Ахилле Лауро", но ситуация изменилась. В Порт-Саиде террористы освободили заложников, и на борту египетского самолета вылетели в Алжир. Однако, когда президент Рейган узнал об убийстве террористами на корабле американского гражданина Эрика Клингоффера, он приказал немедленно приступить к действиям. Эскадрилья американских ВВС догнала египетский рейсовый самолет с похитителями и принудила его приземлиться на базе итальянских ВВС в Сицилии. Это было нарушением международного права. В ответ на соответствующий вопрос Рейган резонно отметил, что нельзя позволить циничным убийцам уйти безнаказанными.

5 сентября 1986 г. палестинцы захватили самолет компании "Пан-Америкэн" и посадили его в Карачи. Группа "Дельта" немедленно отправилась в Пакистан, но ее прибытие задержала забастовка авиадиспетчеров. До начала Операции имело место трагическое стечение обстоятельств. Из-за аварии электроснабжения в кабине самолета погас свет. Похитители решили, что началась атака, и стали стрелять вслепую в сторону заложников. Те пробовали бежать, но, прежде, чем они выбрались из самолета, палестинцы убили 18 человек. Все террористы погибли от пуль пакистанских коммандос и охраны аэродрома.

В начале 80-х годов террористические организации пришли к выводу, что захват заложников неэффективен и создает ненужный риск для членов этих организаций. Была сделана ставка на мощные взрывы с большими людскими потерями. Наибольших "успехов" террористы добились в охваченном гражданской войной Бейруте. Они нападали на французские и американские подразделения, прибывшие туда летом l982 г. в рамках международных сил по поддержанию мира.

После окончания эры захвата самолетов наступил период подкладывания в них бомб. Первой жертвой стал самолет "Эйр Индия", взорвавшийся в июне 1985 г. над Тихим океаном. Самым известным покушением стало уничтожение арабскими исламистами при поддержке ливийской разведки самолета кампании "Пан-Америкэн" над шотландским городом Локерби (декабрь 1988 г.).

В начале 90-х годов началась новая волна покушений. 10 апреля 1992 г. в центре лондонского Сити взорвалась бомба, заложенная ИРА, убившая 3 человек и ранившая 90 случайных прохожих. Было повреждено 35 зданий, а материальные убытки оценены в 2 миллиарда долларов.

Еще больший ущерб был нанесен покушением исламских фундаменталистов в Нью-Йорке. Целью являлся 110-этажный Нью-Йоркский центр мировой торговли, в котором работают 30000 человек. Бомба, подложенная в подземном гараже, убила 5 и ранила свыше 1000 человек. Убытки составили сотни миллионов долларов. еще более кровавым стал взрыв в Бомбее. Местные террористы убили 250 и ранили 1200 человек. Оказались полностью уничтоженными 100 зданий вблизи места парковки грузовика со взрывчаткой. Через четыре дня взрыв смел часть торгового центра Калькутты. Погибли 86 и ранены 70 человек.

24 апреля 1993 г. вновь подверглись нападению банковские кварталы Лондона. В 10.25 перед зданием Банка Англии взорвался заминированный грузовик. Было чудом, что погиб только один человек, а 40 ранено. Материальный ущерб оценен в 1,5 миллиарда долларов.

В борьбе с заговорщиками силы спецназначения не добились крупных успехов. Поимка преступников оставалась функцией полицейских агентств. Только вне Европы - в Индии, на Цейлоне, в Южно-Африканской республике и Латинской Америке террористов преследовали местные отряды спецназначения.

Бойня на Мальте, 1885

Не все террористические акты на международных авиалиниях заканчиваются традиционным хэппи эндом после напряженных переживаний и молниеносных действий коммандос, когда террористы отправляются в тюрьму или на кладбище, а счастливые пассажиры к своим семьям. Гораздо чаще - трагичные финалы попыток спасти людей. Типичный пример - бойня на Мальте 24 ноября 1985 г., черный, день в истории борьбы с терроризмом.

Начало было классическим. Среди 98 пассажиров на борту Боинга-737 египетских авиалиний "Иджипт Эйр Флайт" оказались пять террористов, которым удалось беспрепятственно принести с собой оружие. Через 10 минут после вылета из Афин они захватили экипаж и приказали лететь вместо Египта на Мальту. Затем они начали разделять пассажиров. В переднюю часть салона возле дверей, где можно было ожидать атаки, помести ли израильтян, американцев, австралийцев, канадцев, французов и испанцев. В середину попали пассажиры из "нейтральных" стран - греки и филиппинцы, не вызывавшие у террористов ни вражды, ни симпатии. Сзади, т.е. в месте, которое казалось им относительно безопасным, террористы посадили детей и арабов.

Первая драма разыгралась уже в ходе перемещения пассажиров. Египет относится к тем странам, у которых на борту рейсовых самолетов постоянно находится вооруженная охрана в гражданской одежде. Рейс 648 обслуживали четверо сотрудников службы безопасности. В соответствии с инструкциями они ничего не предпринимали до полного выяснения ситуации, чтобы не рисковать жизнью пассажиров. Вскоре они уже хорошо представляли себе что происходит, но численность и вооружение похитителей не позволяли рассчитывать на верный успех антитеррористических действий. Воспользовавшись, однако, возникшей при пересаживании суматохой, один из агентов вытащил пистолет и выстрелил в ближайшего бандита. Но похитители были бдительны и прекрасно организованны - египетского агента моментально засыпали градом пуль - 18 остались в его теле или навылет пробили корпус самолета.

Даже самая небольшая дырочка в обшивке самолета, летящего с большой скоростью на огромной высоте грозит декомпрессией в салоне и разрушением боковой стенки корпуса. Пилот "Боинга", стремясь снизить разницу давлений внутри и вне салона, направил самолет вертикально вниз и выровнял его только в двух километрах над землей. Похитители овладели ситуацией. Итог: один из них легко ранен, а полицейский агент находится в очень тяжелом состоянии и не имеет права на медицинскую помощь.

Когда капитан "Боинга" Хани Галаль в 20.05 попросил по радио администрацию аэродрома Лука под Ла-Валеттой разрешить ему приземлиться, мальтийцы отказали и, желая избавиться от неудобного гостя, погасили все посадочные огни. Однако самолет уже не имел горючего и был вынужден садиться. В полной темноте пилоты посадили самолет на стартовой полосе, промчавшись буквально в нескольких сантиметрах от стоявшего там "Джамбо-джета" сингапурских авиалиний. Дальнейшей трагедии предстояло совершиться на Мальте.

До ноября 1985 г. произошло уже около 700 угонов самолетов. Каждое из них было связано с взятием заложников и выдвижением конкретных требований. На этот раз случай оказался беспрецедентным - террористы не хотели ничего - ни денег, ни освобождения заключенных товарищей, ни каких-то политических шагов. Они просто молчали. Готовым к переговорам властям не удалось установить контакт с бандитами.

Как говорят профессионалы служб безопасности - "Самое страшное - это сумасшедшие". Здесь был как раз такой случай. Террористы не сообщили даже кого они представляют, хотели только одного - унизить президента Египта Хосни Мубарака. Совершить убийства в египетском самолете и возложить ответственность на Египет.

Вскоре после посадки похитители приступили к реализации своего плана. Первой жертвой преступников стала 24-летняя израильтянка Тамар Артци. Ей приказали стать на колени в дверях и дважды выстрелили из пистолета - в рот и в тазовую область. Следующим был израильтянин Мицан Мендельсон, убитый выстрелом в голову. Как всегда, если террористы арабского происхождения, жертвами становятся прежде всего евреи и американцы. Патрику Бейкеру, 28-летнему туристу из Вашингтона, связали руки и вытолкнули из самолета. Пока он падал с высоты несколько метров, в него выстрелили много раз. При каждом убийстве палачи кричали "ура" и пели. Следующими жертвами были две гражданки США еврейского происхождения: Джекки Нинпфлюг и Скарлетт Родженкамп. Их застрелили, а тела выбросили на летное поле. Ужас в салоне достиг своего предела.

Тем временем на боковой летной полосе в Лука приземлились два транспортных самолета С-130. В них находились 25 солдат из египетского антитеррористического подразделения "Саака" (Молния). Они немедленно приступили к наблюдению за захваченным "Боингом" с помощью специального оборудования, которое позволяет снаружи установить точное расположение террористов внутри самолета, и приготовились к штурму. Развитие событий не предоставляло никакой иной возможности. Коммандос заняли исходные позиции под брюхом "Боинга".

Однако еще перед штурмом произошла ошибка, лишившая коммандос важнейшего условия успеха операции - элемента внезапности. Над входом в терминал аэропорта горел единственный фонарь, и он внезапно погас, что насторожило террористов. Египтяне позже упрекали в этом персонал, но мальтийцы утверждали, что выполняли именно их распоряжение. Этот случай за несколько секунд до начала операции привел похитителей в состояние боевой готовности.

Первая группа атакующих ворвалась внутрь через багажный люк и люк в полу в пассажирском салоне. Вторая - через взорванные двери аварийного выхода над крылом. Обе стороны открыли огонь, причем террористы успели также бросить несколько гранат.

Один из бандитов, стоявший в дверях кабины пилотов, обернулся и направил оружие на второго пилота Эмада Мониба. Капитан Галаль схватил в это время топорик из аварийного набора и нанес смертельный удар террористу. Оба пилота выпрыгнул через выбитое окно.

В ходе перестрелки погибли четыре террориста, а пятый, их руководитель, получил ранение. К сожалению, уже в первые мгновения вспыхнул пожар, который молниеносно распространился по всему авиалайнеру. Коммандос сумел эвакуировать только 37 человек, включая пилотов, после чего были вынуждены уступить место пожарным. Погибли 59 пассажиров.

Пресса крайне отрицательно для египетских солдат комментировала ход событий, объявив их ответственными за жертвы. Однако вскрытие трупов показало, что большинство пассажиров погибло не из-за перестрелки, а вследствие отравления дымом.

За исключением несчастного случая с фонарем, в действиях коммандос не было ни одной ошибки. Разве что при взрыве дверей аварийного люка использовали слишком большой заряд. Если бы именно он вызвал пожар, то вина действительно лежала бы на египтянах. Однако то, что огонь распространился так быстро и его центр находился в задней части салона указывает на взрывы гранат как главную причину возгорания. Среди трех гранат, брошенных террористами в солдат, могла находиться и фосфорная. Короче говоря, победа египтян оказалась пирровой. Но следует помнить, что у них не было иного выхода. Как сказал капитан Галаль: "Похитители были беспощадны и безусловно убили бы и других, а затем взорвали бы самолет. Тогда пришлось бы хоронить 97, а не 59 человек". Стоит добавить в качестве утешения, что из тех, кого казнили бандиты, погибли только М. Мендельсон и С. Родженкамп. Остальные, в том числе египетский охранник, выжили, несмотря на очень тяжелые ранения.

Организации, виновной в этой бойне, так и не нашли. Правда, целых четыре египетские подпольные группы приписывали себе авторство, но это не соответствовало действительности. Захваченный руководитель террористов 20-летний Омар Морзуки молчал на допросах и до сих пор не назвал имен своих сообщников.

предыдущая страница / следующая страница
десктопная версия страницы


МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org


contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020