МИЛЛЕР Д. "КОММАНДОС (формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений)", 1997

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

Часть 6. Морские дьяволы и механические акулы (1941-1991)

Атака итальянцев в Александрии, 1941

Разработка управляемых торпед осуществлялась во многих странах, но началась она в Италии. В годы первой мировой войны лейтенант итальянского флота Рафаэль Паолуччи и инженер Р. Росетти создали оригинальную конструкцию, похожую на торпеду, которой должен был управлять человек.

Боеголовка торпеды содержала 170 кг взрывчатки и была оснащена сильным магнитом, который удерживал заряд вблизи борта судна. 1-го ноября 1918 г. австрийский порт Пола потряс взрыв. Линкор "Вирибус Унитис" пошел на дно. Акция Паолуччи достигла своей цели.

В 1935 г. на морской базе "Ла Специя" появились два офицера - Тоски и Тески. Они представили планы подводного снаряда, обслуживаемого двумя водолазами. На нем можно подплыть под вражеский корабль и заминировать его. Дело пошло быстро, и через 2 месяца первые экземпляры нового оружия поступили на испытания. Вначале управляемая торпеда вела себя непредсказуемо, не держала глубину, внезапно меняла направление, всплывала на поверхность. С досады один из механиков назвал ее "свиньей", и эта кличка прижилась.

В начале 1940 г. была создана школа подрывников, а в штабе флота организовали специальный отдел для разработки новых видов вооружения. Одновременно модернизировали "живые" торпеды. Здесь большая заслуга принадлежала князю Валерио Боргезе. "Живая" торпеда "Свинья" (Майяле) типа СПС была рассчитана на двух человек, имела форму обычной торпеды, на которую садились верхом. Размеры - 6,7 м в длину и 53 см в ширину. Благодаря бакам для балласта и сжатого воздуха торпеда могла погружаться на глубину до 30 метров. Два винта приводились в движение электродвигателем, питаемым батареей аккумуляторов. Торпеда развивала скорость в три узла (5,5 км/час) и имела дальность хода 10 морских миль (18,5 км). В носовой, легко отсоединяемой части, находился взрывной заряд весом 300 кг, причем взрыватель был подключен к часовому механизму, что обеспечивало взрыв в заданное время. За боеголовкой располагался бак для балласта. На нем сидели пилот и командир торпеды. От ударов волн их защищал стеклянный щит, а в основании щита располагались бортовые приборы: магнитный компас, измеритель глубины, измеритель крена, рулевой рычаг, выключатели двигателя и насосов, удерживающих торпеду на нужной глубине. За пилотом сидел ныряльщик-механик. Спиной он опирался о контейнер с инструментами (резак запорных сетей, запасной кислородный прибор, канаты и зажимы для фиксации взрывного заряда).

Экипаж был одет в легкие скафандры и пользовался кислородным прибором для дыхания. Баллонов с кислородом хватало на шесть часов.

Живая торпеда представляла собой миниатюрное штурмовое оружие, область применения которого ограничивалась дальностью транспортировки. К месту атаки ее доставляла подводная лодка, на борту которой монтировали специальные приемники для торпед. Подойдя как можно ближе к цели, подводная лодка всплывала, ныряльщики выходили и, достав торпеды из приемников, садились на них и плыли. Они старались находиться на поверхности как можно дольше, чтобы не пользоваться дыхательными аппаратами. После достижения цели пилот направлял торпеду под корпус корабля и там вместе с механиком подкладывал мину, а затем включал часовой механизм. Несмотря на свое название, "живая торпеда" не была оружием самоубийц. После минирования у экипажа было достаточно времени, чтобы уйти на торпеде к подлодке. Однако на практике найти подводную лодку в море оказывалось весьма непростым делом.

В марте 1941 г. была сформирована 10-я легкая флотилия под командованием капитана Витторио Моккагатта. В нее входили надводные и подводные подразделения, которыми руководили соответственно командор Георгио Джиоббе и князь Боргезе. Тогда же организовали училище для военных ныряльщиков и базу в Ла Специя. Подводное подразделение включало училище для экипажей управляемых торпед и подводных лодок их транспортирующих, а также школу подводных диверсантов в Сан Лепольдо вблизи Ливорно.

Курсанты проходили тщательную теоретическую и практическую подготовку. Их учили пользоваться кислородными приборами, дальним заплывам, уменью долго находиться под водой. В качестве тренировок устраивали двухкилометровые марши по морскому дну. Был также создан научно-исследовательский "Биологический центр" для изучения проблем, связанных с длительным пребыванием под водой. Школа диверсантов представляла собой отдельный замкнутый мир. Ее существование держалось в глубокой тайне. Туда принимали исключительно добровольцев. Они проходили детальное медицинское обследование и тесты на психологическую устойчивость.

Для маскировки лица ныряльщиков покрывали черной краской. На голову одевали сеть, покрытую водорослями. Экипажи живых торпед и ныряльщиков участвовали в ночных учениях на базе "Ла Специя", включая длительные заплывы, преодоление заграждений, выработку навыков скрытного перемещения в порту, технику установки взрывных устройств.

Первая боевая операция человеко-торпед окончилась неудачей. Подводная лодка "Ириде", предназначенная для их перевозки в порт Александрия погибла на морском дне. Очередную атаку наметили на сентябрь 1940 г. Однако и на этот раз итальянцам не повезло: английский флот покинул базу. Подводная лодка "Джордан" на обратном пути была потоплена английскими самолетами. Экипажи живых торпед попали в плен, в том числе один из создателей этого орудия Элиас Тоски. Однако неудачи не сломили "морских дьяволов".

В декабре 1941 г. началась третья операция против английского флота в Александрии. Руководителем был князь Боргезе. Его подводная лодка "Шире" должна была доставить живые торпеды и их экипажи в район порта. Подлодка вышла в море 14 декабря на рассвете. По плану, торпеда пилота Луиджи де ла Пенне атакует линкор "Вэлиэнт", а Антонио Марчеглиа собирался уничтожить "Куин Элизабет". Винченцо Мартелло направлялся к недавно обнаруженному авианосцу. После того, как под корпусами кораблей установят мины, ныряльщики планировали разбросать в бассейне порта особые плавающие взрывные устройства. Они были невелики и также снабжены часовым механизмом, который должен был взорвать их через час после взрыва судов. Замысел заключался в том, что вспыхнет нефть, которая вытечет в море после повреждения линкоров.

После операции ныряльщики планировали покинуть порт, уничтожить снаряжение и спрятаться на побережье, а потом перебраться в устье Нила возле Росетта, где через 48 часов их ожидала подводная лодка.

В ночь с 18-го на 19-е декабря подводная лодка "Шире" достигла запланированного района. Он находился в одной миле от маяка на западном волнорезе александрийского порта. Глубина достигала здесь 15 метров. Через несколько часов лодка всплыла. Условия были идеальные - темно, море спокойное. Александрия лежала как на ладони. Живые торпеды двинулись к цели.

Граф де ла Пенне взял на себя командование. Двигаясь в полупогруженном состоянии, живые торпеды добрались до волнореза и, перемещаясь вдоль него, искали вход в порт, как вдруг появилось небольшое сторожевое судно. Экипажи торпед использовали уникальный случай. Вход в порт был освещен, заградительную сеть открыли, и в порт вошли два противолодочных корабля. Итальянцы быстро проскользнули за ними.

Торпеда, приближавшаяся к линкору "Вэлиент", наткнулась на заградительную сеть. Не оставалось ничего иного, как вынырнуть и проплыть над ней несколько десятков метров, а потом вновь погрузиться. Однако после этого маневра оказалось, что в винте запутался провод. Механик Биянчи, получивший приказ устранить аварию, пропал в море. Торпеда потеряла ход. Поскольку до линкора оставалось недалеко, де ла Пенне принял решение отцепить боеголовку и подтащить ее под корабль. Потребовалось напрячь все силы - головка весила около 300 кг. Наконец, через 40 минут ему удалось доплыть и включить механизм взрывателя на 6 часов утра. Измученный итальянец всплыл на поверхность, сорвал кислородную маску и был замечен часовым на линкоре. Затем де ла Пенне подплыл к бую и увидел на нем своего механика, который при попытке вытянуть провод из винта потерял сознание. Попавшие в плен итальянцы молчали в соответствии с правилами поведения в такой ситуации. Англичане, понимавшие грозившую им опасность, поместили их в трюм корабля.

Тем временем экипажи остальных торпед не теряли времени зря. Капитан Марчеглиа обнаружил свою цель - линкор "Куин Элизабет". Итальянцы бесшумно подплыли под дно судна и заложили мину. Они спокойно покинули порт, направляясь к безлюдному пляжу. В соответствии с планом итальянцы двинулись к Росетта, но там были схвачены англичанами.

Командир третей живой торпеды Мартелло не смог найти авианосец и выбрал в качестве цели большой танкер. И этот экипаж попал в плен, что уменьшило шансы сообщить итальянскому командованию результаты операции. Тем временем де ла Пенне и Биянчи сидели в трюме, но молчали. Командор Морган, командир линкора, приказал закрыть водонепроницаемые переборки и собрал всю команду на верхней палубе. В 6.05 раздался мощный взрыв. "Вэлиэнт" закачался и осел на дно. Вскоре взорвались мины под двумя другими кораблями.

Итальянцы одержали одну из самых блестящих побед в истории морских войн. 6 человек серьезно повредили 2 линкора в строго охраняемом порту. Англичанам удалось посадить суда на днища, поэтому сообщения об успехе дошли до итальянцев с опозданием. Сделанные с воздуха фотографии не могли выявить размеры повреждений. Ремонт судов продолжался очень долго, и практически до конца войны они потеряли боеспособность. В результате после гибели авианосца "Арк Роял", затопленного германской подлодкой "У-81" и линкора "Бархэм", уничтоженного "У-557", англичане больше не имели на Средиземном море ни одного исправного крупного корабля. Однако итальянцы не знали подлинных масштабов английских потерь и поэтому не сумели полностью ими воспользоваться.

Итальянские диверсии в Гибралтаре, 1941-43 гг.

Первую атаку на английские суда в Гибралтаре итальянцы предприняли 24 сентября 1940 г. В этот день с базы в Ла Специя вышла подводная лодка "Шире" под командованием князя Боргезе. Лодка была приспособлена для транспортировки живых торпед, которые размещались на борту. План предусматривал вход в залив Алхесирас и высадку живых торпед с их последующих нападением на порт. Через пять дней "Шире" достигла района Гибралтара, но оказалось, что английские суда ушли.

21 октября 1940 г. подводная лодка "Шире" вновь вышла в море. В районе Гибралтара в заливе Алхесирас, вблизи устья реки Гвадаранкве были высажены ныряльщики, чтобы привести в действие торпеды.

Однако и на этот раз неудача постигла итальянцев: первую торпеду деформировало давление воды, во второй отказал водяной насос. Ныряльщики затопили торпеды и были вынуждены выйти на сушу. У третьей торпеды на расстоянии нескольких десятков метров от цели - линкора "Бархэм" - вышел из строя двигатель. Экипаж, решив, что дотянет боеголовку вручную, включил часовой механизм взрывателя. В ходе подготовки один из ныряльщиков потерялся, а второй не смог один подтащить боеголовку к цели. Экипажам 1-й и 2-й торпед удалось удачно вернуться, а экипаж 3-й попал в плен к англичанам. Боеголовка взорвалась, не нанеся никаких повреждений. Сначала англичане думали, что в порту взорвалась авиабомба, но после захвата двух итальянских диверсантов поняли грозившую опасность. Итальянская операция не закончилась успехом, но вызывала замешательство и беспокойство среди англичан.

15-го мая 1942 г. "Шире" под командованием князя Боргезе вышла в район Кадикса. На итальянском танкере "Фульгоре", интернированном в Кадиксе (испанский порт к северо-западу от Гибралтара) была организована перевалочная база боевых пловцов. Они получали там фальшивые документы и выдавали себя за моряков танкера. Но атака опять не удалась: отказали торпеды и кислородные приборы. Тем не менее был накоплен ценный опыт использования танкера в качестве оперативной базы. Из Испании итальянцев переправили на родину, а англичане так и не узнали, что "морские дьяволы" были рядом.

В 1941 г. в рамках 10-й флотилии итальянцы организовали новое подразделение - "Группу Гамма". Это были подводные диверсанты, способные атаковать корабли противника с помощью небольших зарядов взрывчатки. Главное оружие - мины типа "Миньятта" и "Кимичи" весом по 2-3 кг, с часовым механизмом в качестве взрывателя. Мины цепляли за корпус судна с помощью специального резинового кольца с магнитом посредине.

В сентябре 1941 г. с базы в Ла Специя "живые торпеды" на борту "Шире" в четвертый раз поплыли в направлении Гибралтара. С танкера "Фульгоре" приняли ныряльщиков, знающих порт по предыдущим атакам. В ночь с 20-го на 21-е сентября "живые торпеды" в 1.00 оказались на рейде Гибралтара. В это время в порту находились: один линкор, авианосец, два крейсера, четыре эсминца, семь танкеров и семнадцать транспортных судов. Самым трудным оказалось войти в порт, закрытый заградительными сетями. Вокруг патрулировали моторные лодки, с которых систематически сбрасывали глубинные бомбы. Подводным пловцам удалось проникнуть в самое сердце гордой крепости. Через 4 часа торпеда, управляемая поручиком Висинтини, со вторым членом экипажа - механиком Магро, подплыла к крейсеру водоизмещением 7000 тонн, но слишком частые сбросы бомб привели к тому, что итальянцы поплыли дальше и заминировали большой танкер. В 8 ч. 40 мин. раздался мощный взрыв и "Денбидейл" грузоподъемностью 16000 т затонул. Взрывная волна повредила стоявший рядом небольшой танкер. Остальные торпеды также добились успеха. Вторая торпеда, управляемая Амадо Веско, затопила судно "Фиона шелл" грузоподъемностью 3000 т. Оно раскололось и затонуло. Еще одна, управляемая Дечио Каталано, уничтожила теплоход "Дархэм" грузоподъемностью 1000 т. Ныряльщики удачно доплыли до испанского берега.

Это был первый успех "живых торпед" после двух лет атак на Гибралтар, активизировавший 10-ю флотилию. Итальянцы решили найти более удобную базу для операций в нейтральном порту, откуда можно безнаказанно действовать. Весной 1942 г. в Испанию были отправлены несколько офицеров для разведки на предмет организации базы. Один из них нашел изолированную виллу на северном побережье залива Алхесирас, недалеко от Ла Линеа, и там создали секретную базу "Группы Гамма". Первую атаку провели в ночь с 12-го на 13-е июля 1942 г. 12 человек под командованием старшего лейтенанта Агостино Страулино.

В результате атаки были повреждены четыре судна общим тоннажем 10000 тонн. Результаты могли быть и лучшими, но отказали взрыватели. Семь диверсантов попали в руки испанской полиции, когда они выходили на берег, но их быстро освободили. Итальянцы вернулись на танкер "Фульгоре" в Кадиксе, а затем под видом смены команды - в Италию.

На расстоянии 12 км от крепости и порта Гибралтар расположен испанский порт Алхесирас. Там стоял итальянский танкер "Ольтерра", который после вступления Италии в войну был посажен на мелком месте на дно, чтобы он не достался англичанам. Старшему лейтенанту Висинтини пришло в голову создать здесь базу живых торпед. Под видом ремонта судна прибыла группа итальянских инженеров и техников. Танкер наклонили в сторону порта. В стальной переборке, отделяющей носовую часть от передних резервуаров, был вырезан вверху прямоугольник длиной 7,5 м, из которого сделали плотно подогнанные ворота. Затем откачали воду из резервуаров и убрали несколько переборок. В носовой части борта на уровне 2 м ниже линии погружения вырезали отверстие 1,2x1,2 м. Когда танкер вновь посадили на дно, та часть судна, в которой убрали стены резервуаров, была сухой, а в носовой части находилось столько воды, что квадратное отверстие в борту было закрыто. В результате итальянцы получили подводную камеру, позволявшую "живым торпедам" скрытно покидать судно и возвращаться на него. Здесь же создали техническую мастерскую для ремонта, зарядки аккумуляторов, монтажа торпед. Моряки танкера, выходя в город, изображали экипаж третьеразрядного торгового судна, склонный к пьянству. В порту находилось британское консульство, но его персоналу даже в голову не приходило, что люди с "Ольтерра" - подводные диверсанты. Осенью 1942 г. сюда направили несколько пилотов торпед и подводных механиков для подготовки снаряжения. Далее организовали наблюдение за рейдом и портом Гибралтара, движением судов, организацией охраны, патрулями, расписанием работы запорной сети.

Англичане не сидели сложа руки: укрепляли охрану, патрульные катера постоянно курсировали в порту, временами сбрасывая глубинные бомбы. В ночь с 14 на 15 сентября 1942 г. три пловца из группы "Гамма" проникли в порт и затопили танкер "Ровенс пойнт" грузоподъемностью 2000 т. Тем временем здесь появились крупные суда: линкор "Нельсон", крейсер "Реюнион", авианосцы "Фьюриес" и "Формидабл". Ночью с 7-го на 8-е декабря из танкера "Олтерра" вышли три торпедных экипажа под командованием Висинтини. На первой торпеде поплыли он и Магро, цель - линкор "Нельсон". Однако при попытке разрезать запорную сеть оба подводных диверсанта погибли от взрыва глубинных бомб, которые англичане сбрасывали каждые три минуты. Экипаж второй торпеды также добрался до порта, но, когда они всплыли, чтобы выбрать цель, их заметили с мола и открыли огонь. Итальянцы сдались команде ближайшего судна. Третью торпеду заметили еще далеко в море, и она попала под обстрел. На базу вернулся только пилот третьей торпеды Витторио Селла. Попавшие в плен утверждали, что их высадила подводная лодка.

После этого поражения на "Ольтерра" пришли новые люди. Командиром стал капитан Эрнесто Нотари. Ночью с 7-го на 8-е мая 1943 г. в очередную атаку пошли три торпеды, каждая с двойным зарядом. На море бушевал шторм, затруднявший наблюдение и прослушивание. На этот раз итальянцам повезло: все торпеды достигли цели. Эрнесто Нотари, Камилио Тарини и Витторио Селла с помощью своих механиков прикрепили боеголовки к судам и без препятствий вернулись на базу. Были затоплены три судна: "Пэт Гаррисон", "Махсуд" грузоподъемностью 10000 т каждое и "Камерата", 5000 т. Очередное нападение предприняли 3-4 сентября 1943 г. Торпеда, управляемая Нотари, подорвала американское судно "Гаррисон Грей Отис" (грузоподъемность 10000 т). Сила взрыва разорвала обшивку судна, и вода залила машинное отделение. Остальные торпеды атаковали прочие суда: танкеры "Торшарди" (16000 т) и "Станридж" (10000 т). Оба затонули. Следующую атаку планировали на 2 октября 1943 г. Однако ничего не вышло. 8 сентября 1943 г. Италия капитулировала. Англичане узнали о базе в Алхесирасе, и в корпусе "Ольтерра" нашли детали торпед. Одну из них удалось собрать и провести испытания.

Итальянцы помимо управляемых торпед снаряжали подводных боевых пловцов, действовавших самостоятельно в портах нейтральных стран. Летом 1943 года в турецком порту Александретта, где находилось итальянское консульство, под видом его сотрудников действовали два морских офицера-аквалангиста - Л. Ферраро и Д. Роккарди. Они, проводя целые дни на пляже, выслеживали корабли стран антигитлеровской коалиции, заходившие в нейтральный турецкий порт, а ночью подплывали к ним и устанавливали магнитные мины замедленного действия. Взрывы происходили через несколько часов после выхода судна из порта. Так были потоплены четыре корабля.

В ходе второй мировой войны итальянские подводные диверсанты уничтожили и серьезно повредили подрывными зарядами два линейных корабля и 23 других судна обидим водоизмещением 200 тысяч тонн.

Морские диверсии англичан, 1942-45 гг.

Морское командование Англии сразу же после того, как были выведены из строя первые английские корабли, стало тщательно изучать захваченное снаряжение итальянских подводных пловцов с тем, чтобы создать аналогичное оборудование в Англии. При адмиралтействе был создан специальный комитет, координировавший все исследования и практическую деятельность организаций, связанных с подводными диверсиями и борьбой с ними. Было сформировано экспериментальное подводное подразделение адмиралтейства. На базе трофейных итальянских управляемых торпед в Англии сконструировали аналогичные образцы. Однако такие торпеды сочли весьма ненадежными. Поэтому в начале 1942 года англичане спроектировали специальную сверхмалую подводную лодку типа "X", предназначавшуюся для доставки диверсантов к значительно удаленным объектам, хорошо прикрытым средствами противолодочной обороны. Она имела длину 16 м, диаметр - около 2 м, вес с полным снаряжением составил 30 тонн. К осени 1942 года начали выпускать модернизированный вариант этой лодки - "ХУ".

Однако, пока эти лодки строились и проходили испытания, созданная в Англии для подводных диверсий 12-я флотилия уже приступила к боевым операциям. Сначала диверсии проводились на двухместных управляемых торпедах итальянского типа. Одной из первых крупных операций подобного рода стала попытка потопления немецкого линкора "Тирпиц" в октябре 1942 года. Ее участники на рыбацкой шхуне "Артур" двинулись в Тронхеймфиорд, в Норвегии, где базировался "Тирпиц". Однако после длительного плавания, когда англичане уже благополучное прошли немецкие кордоны и находились в самом фиорде, в нескольких милях от цели, налетевший шквал оборвал буксирные тросы, связывавшие шхуну с торпедами, и диверсанты остались безоружными. Операция не состоялась.

3 января 1943 года к итальянскому порту Палермо на двух подводных лодках ("Тандерболт" и "Трупер") были доставлены четыре двухместные торпеды. Но только два экипажа смогли выполнить задачу. В результате были потоплены легкий крейсер "Ульпио Трайяно" и транспорт "Виминейл". Из восьми диверсантов один погиб и пятеро попали в плен. 18 января две двухместные торпеды, доставленные в район Триполи подводной лодкой "Тандерболт", подошли к гавани. Первая успешно проникла в порт и атаковала один из кораблей. Экипаж другой торпеды постигла неудача: на подходе к порту обнаружилось повреждение в корпусе, возможно, причиненное при отделении от подводной лодки-носителя. Прорываться в защищенную гавань на неисправной торпеде экипаж не решился и, затопив ее, высадился на берег. Обе группы диверсантов были взяты немцами в плен.

Наиболее удачной операцией английских морских диверсантов, действовавших на двухместных торпедах, стало потопление итальянского крейсера "Больцано", оказавшегося после капитуляции Италии в составе немецко-фашистского флота. "Больцано" базировался в бухте Ла Специя, где в 30-х годах готовились итальянские подводные диверсанты. 22 июня 1944 года английские подводные пловцы были доставлены мотоботом в район, находившийся в 7 милях от порта Ла Специя. В 22 час. 30 мин., спустив торпеду на воду, они на глубине 7 м подошли к гавани, где наткнулись на противолодочное заграждение. Опустившись еще на 3 м, преодолели несколько противолодочных сетей, расположенных под разными углами, и незамеченными проникли в порт. Поднявшись на поверхность, обнаружили крейсер.

До рассвета почти не оставалось времени, так как преодоление противолодочных заграждений отняло несколько часов. Водолазы вновь ушли под воду и вскоре оказались под кораблем. Они прикрепили к днищу корабля четыре магнитные мины с замедлением на 2 часа, а чтобы усилить взрыв, присоединили к ним боеголовку торпеды с зарядом около 200 кг взрывчатки. Выполнив задание, пытались добраться до берега на торпеде, но в ней сели аккумуляторы, и двигатель не запускался. Тогда, затопив ее, диверсанты вплавь добрались до островка и с помощью местного населения были переправлены к итальянским партизанам-антифашистам. 23 июня в 6.30 взрыв потряс гавань. Крейсер "Больцано" накренился на левый борт и за 15 минут затонул.

С течением времени человеко-торпеды были вытеснены лодками-малютками типа "X", которые к концу войны стали основной боевой единицей, применявшейся в диверсионных подводных операциях. Одной из первых удачных операций, проведенных лодками типа "X", явилось нападение на линкор "Тирпиц", за которым давно охотились союзники. 22 сентября 1943 года лодки "Х-6" и "Х-7", доставленные в заданный район подлодкой "Стабборн", незамеченные противником подошли к сильно защищенной гавани в Кофиорд (северная Норвегия), где находился "Тирпиц".

Преодолев систему внешних противолодочных заграждений, экипажи лодок обнаружили открытый проход во внутренней противолодочной сети (как потом выяснилось, проход открыли, чтобы пропустить небольшое судно, которое ожидалось через полчаса). Определив местонахождение "Тирпица", экипажи приготовились к нападению, однако в этот момент одна из лодок (Х-7) наткнулась на мель, не обозначенную на карте, и всплыла на поверхность. Наблюдатели на "Тирпице" (дело было днем) обнаружили лодку.

На линкоре подняли тревогу, и англичанам пришлось атаковать "Тирпиц" в надводном положении. Лодка подошла к линкору и сбросила на грунт мины, поставленные с замедлением на один час. К этому времени "Х-6", пройдя незамеченной под корпус "Тирпица", успела сбросить два боевых заряда и также поднялась на поверхность. Находясь под огнем противника, экипажи потопили свои лодки и сдались в плен. Во время допроса раздался взрыв, причинивший значительные повреждения немецкому линкору, который был выведен из строя на полгода. В норвежских водах английские диверсанты-подводники провели еще несколько успешных операций.

На лодках типа "X" англичане действовали и против японского флота. 31 июля 1945 года в Джохорском проливе лодками "ХЕ-3" и "ХЕ-1" был потоплен японский крейсер "Такао". Крейсер обнаружила лодка "ХЕ-3". Однако незаметно подойти к нему днем в прозрачной воде пролива и выслать диверсанта для установки мин было трудно. Тем не менее, следя за целью, "ХЕ-3" заняла положение под килем "Такао". Один из членов экипажа покинул лодку и начал прикреплять магнитные мины к днищу корабля. Это была трудная работа, поскольку необходимо было счищать грязь, чтобы обеспечить магнитный контакт. Диверсант установил шесть магнитных мин. Когда "ХЕ-3" покинула район цели, к "Такао" подошла "ХЕ-1", Потерявшая связь с "ХЕ-3". Командир этой лодки, не зная, что крейсер уже заминирован, установил на дне залива под "Такао" еще несколько мин. В результате мощнейшего взрыва у японского корабля образовалась огромная пробоина. Английские диверсанты потерь не имели.

Немецкие "люди-лягушки", 1944-45 гг.

В конце 1943 года подводными диверсиями заинтересовались в Германии. Нападение английского штурмового отряда на "Тирпиц" вызвало в германских ВМС ответную реакцию, которую сравнивают с небольшой революцией.

В свое время англичане под впечатлением событий 19 декабря 1941 года, когда итальянцы совершили на управляемых торпедах успешное нападение на английские линкоры "Куин Элизабет" и "Вэлиент" в Александрийском порту, решили, что тоже способны на такое. Подобной теперь была и реакция немцев.

Итальянцы и англичане уже достаточно убедительно доказали, что горстка смелых бойцов может не только временно выводить из строя крупные корабли, но и сковывать значительные силы и средства противника, отвлекая от выполнения более важных задач сотни рабочих на ремонт кораблей и солдат с вооружением, необходимым для усиленной обороны военных объектов.

Таким образом, нападение англичан на "Тирпиц" предопределило решение о создании соединения "К" (от слова "кляйнкампффербанд" - соединение малого боя) - диверсионно-штурмового соединения германских ВМС, состоявшего из отрядов человекоуправляемых торпед, взрывающихся катеров, боевых пловцов-одиночек и подлодок-малюток.

Намерения немцев сводились к следующему: разработать специальные подлодки-малютки по английским образцам и обучить экипажи; применить эти лодки-малютки для выполнения специальных заданий, например, для проникновения во вражеские порты; осуществить специальную боевую подготовку морских штурмовых отрядов (ударных групп). Цель подготовки - обеспечить нападение малых надводных судов и ударных подлодок-малюток на вражеские прибрежные районы и находящиеся там важные военные объекты (радиолокационные станции, позиции артиллерийских орудий и т.п.).

Подразделения соединения "К" формировались отборными кадрами офицеров и рядовых. Почти все они добровольно согласились служить в новом качестве морских диверсантов. Каждый из них обязывался хранить строжайшую тайную, соглашался на службу без увольнений и отпусков, на разрыв всех связей с "гражданской средой", включая требование месяцами решительно ничего не сообщать домой, если особая ситуация потребует полного молчания. Вступающий в ряды соединения "К" обязывался целиком посвятить себя общему делу, отдавая ему все свои физические и душевные силы. Это, однако, не значило, что он собирался приносить в жертву свою жизнь. Считалось, что в противоположность, например, японским летчикам-смертникам, экипажи боевых средств, состоявшие из представителей высокоцивилизованных народов белой расы должны при выполнении боевого задания иметь реальные шансы на спасение своей жизни.

Инструктора - унтер-офицеры - были с опытом боев в Росии, то есть, преодолевшие, как считалось, самое трудное, что можно себе представить в наземном бою. Соответствующей суровостью отличалась и боевая подготовка будущих диверсантов. Особое внимание уделялось воспитанию личной инициативы и чувству ответственности. Идеалом, к которому стремилось соединение, стал девиз адмирала Нельсона - быть братской семьей.

Адмирал Гельмут Гейе - командир соединения "К", считал, что для успеха индивидуальных действий не так важна Физическая сила, как воля и личная дисциплинированность. Но интенсивная и всесторонняя, почти спортивного типа тренировка увеличивала шансы на успех и уменьшала потери. В то же время вопреки укоренившимся традициям, самостоятельной инициативе и чувству ответственности каждого отдельного военнослужащего придавалось гораздо большее значение, чем следованию букве приказа. "Чин и должность имели у нас вес лишь в том случае, - вспоминал после войны адмирал, - если им соответствовали личные качества человека". Идеальным одиночным бойцом являлся такой военнослужащий, который действовал в интересах выполнения решений командования по собственной инициативе, даже не получая приказа.

Когда в марте 1944 года вице-адмирал Гейе принял командование соединением, от желающих не было отбоя. Поток добровольцев устремился в казарму в Любеке, условно именовавшуюся "каменный участок". Отсюда их направляли в боевые отряды "К-соединения". Отряды именовались "МЕК", от слов "морской штурмовой отряд". Отрядом "60-й МЕК" командовал Принцхорн, отрядом "65-й МЕК" - Рихард, отрядом "71-й МЕК" - Вальтере. Кроме командира, в каждый отряд входили по 22 диверсанта, имевшие 15 автомашин, 3 рации, запас боеприпасов и продовольствия на 6 недель "жизни в пустыне", то есть без подвоза припасов. Моральное состояние отрядов "МЕК" оценивалось так: "Бога они боятся, но больше - ничего на свете".

Основная ставка делалась на сверхмалые подводные лодки, вооруженные обычными торпедами. Вначале была выпущена одноместная "Негер" (две обычные торпеды с электрическим приводом, расположенные одна над другой). В головной части верхней вместо заряда ВВ размещалась кабина водителя, прикрытая прозрачным колпаком. Подойдя на нужную дистанцию, водитель осуществлял наводку, а затем отсоединял нижнюю торпеду. Впервые семнадцать "Негеров" были использованы в ночь на 21 апреля 1944 хода в районе Анцио в Италии. Несмотря на новизну этого боевого средства, удалось утопить только два сторожевых корабля союзников. Столь же мало удачными были действия "Негеров" и в Ла-Манше: они потопили старый английский крейсер "Дрэгон", тральщик, эскадренный миноносец, несколько транспортов.

"Негеров" сменили одноместные подводные лодки "Бибер" водоизмещением 6,3 тонн (вместе с двумя торпедами) и подводной скоростью хода до 5,3 узла. Однако конструкция "Биберов" оказалась несовершенной. Они обладали незначительной дальностью действия, водитель, отравляясь окисью углерода от бензинового двигателя надводного хода, часто выходил из строя.

Первый опыт использования лодок типа "Бибер", благодаря внезапности, дал вполне удовлетворительный результат. 29-30 августа 1944 года из Фекана в бухту Сены вышли 18 таких лодок. Уничтожив транспорт типа "Либерти" и одно десантное судно, они возвратились без потерь в базу. Однако дальнейшее их применение из-за низких технических качеств показало малую пригодность для выполнения задач. Всего в боевых действиях принимали участие 40 таких лодок. Им удалось потопить один эскадренный миноносец, 1 десантный корабль и несколько транспортов союзников.

Вскоре были разработаны двухместные сверхмалые подводные лодки типа "Зеехунд с двумя торпедами, водоизмещением 15 тонн и скоростью хода до 6,3 узла.

Усовершенствованные сверхмалые лодки "Зеехунд" действовали в морском районе между Темзой и Шельдой, а также в проливе Па-де-Кале с января по апрель 1945 года. Всего в операциях участвовало более 70 лодок, уничтоживших суда общим водоизмещением около 100 тысяч тонн. Этот успех объясняется, во-первых, хорошо поставленной разведкой гитлеровцев, которые точно знали состав конвоев, время их выхода, маршрут перехода. Во-вторых, на всем протяжении пути Темза - Шельда через каждые 2 мили были установлены светящиеся буи. "Зеехунды", находясь вблизи фарватера, ожидали прохождения очередного конвоя и атаковывали его на перископной глубине с малых дистанций. Сами они практически были незаметны ни для зрительных, ни для радиолокационных средств. В последний раз "Зеехунды" привлекались для выполнения транспортных задач при снабжении немецких войск, осажденных в районе Дюнкерка в апреле 1945 года.

В отличие от итальянцев и англичан, немцы широко использовали подводных диверсантов в операциях на сухопутных театрах военных действия для проведения речных диверсии. В сентябре 1944 года английские войска захватили плацдарм на северном берегу реки Вааль в районе Неймегена. Войска, находившиеся на плацдарме, были связаны с тылами железнодорожным и шоссейным мостами через реку. Немецкое командование, стремившееся отрезать прорвавшиеся части противника от основных войск, приняло решение взорвать мосты силами подводных диверсантов.

План был разработан Гиммлером и утвержден лично Гитлером. Для проведения задуманной операции из Венеции, где находился отряд подводных пловцов, в Германию были вызваны 12 человек. Им предстояло провести подводную диверсию. В ночь на 29 сентября немецкие диверсанты начали свой заплыв. Они должны были проплыть 17 миль до Неймегена, причем вдоль территории противника. Запас в кислородно-дыхательных приборах позволял находится под водой не более 30 минут, поэтому большую часть пути диверсанты плыли по поверхности. Первая четверка благополучно достигла железнодорожного моста, разрядила воздушные баллоны, державшие мины на плаву, и когда заряды опустились на дно под мостом, два диверсанта погрузились и установили взрыватели на заданное время. Вторая группа, доставившая бомбы к шоссейному мосту, долго не могла установить заряды в намеченном месте. Кончался запас кислорода, и они прикрепили мины к опоре моста.

Собравшись вместе, диверсанты двинулись дальше, вниз по реке. Проплыв около семи миль, они увидели ракеты, освещавшие передний край немецких войск, проходивший на значительном удалении от берега. Диверсанты вышли на берег и, оставив свои резиновые костюмы, двинулись к расположению немецких войск. Внезапно они услышали голоса. Их окликнули, но не на немецком языке. Это был патруль отряда голландских патриотов из движения Сопротивления. Диверсанты бросились назад к реке. Но было поздно. Сзади гремели выстрелы, один из пловцов был убит наповал, другой смертельно ранен. Окруженные диверсанты сдались в плен. В ту же ночь взрывом был выведен из строя железнодорожный мост через Вааль, а шоссейный мост лишь поврежден, так как не все мины взорвались. Немецкие боевые пловцы также взорвали батарею 150-мм пушек, антверпенский шлюз и еще несколько мостов через Одер на советско-германском фронте.

"Драконы счастливой смерти"

Японские сверхмалые подводные лодки начали использоваться в декабре 1941 года, когда было предпринято нападение на Перл-Харбор. Пять экипажей стартовали с лодок-носителей в 8 милях от базы. Вход в гавань, закрытый противолодочными сетями, к утру был открыт. Однако лишь одна лодка проникла туда и атаковала плавучий док, после чего была потоплена эскадренным миноносцем. Две пропали без вести, четвертая уничтожена дозорным кораблем на входе на рейд, пятая, севшая на камни, была захвачена американцами.

31 мая 1942 года в 10 милях от входа в гавань Диего-Суарес (о. Мадагаскар) с носителей стартовали две японские сверхмалые лодки. Не встретив сопротивления со стороны противолодочных сил, они проникли в гавань, торпедировали линейный корабль "Рамиллес" и потопили крупный танкер.

Последние успешные диверсии японцы совершили в декабре 1944 - марте 1945 года в районе о. Минданао в противодесантных боевых операциях и во время действий на прибрежных морских коммуникациях. Базируясь на островах Давао, Замбоанг и Себу, они вели атаки по кораблям и судам противника по данным берегового наблюдательного пункта, установленного у пролива Суригао. За указанный период они потопили 5 транспортов, 2 крейсера, 5 эскадренных миноносцев и авиатранспорт.

Такой успех был достигнут благодаря слабому противодействию американских сил противолодочной обороны и вследствие хорошо организованного наведения лодок на объекты атаки.

В начале 1944 года были созданы специальные команды боевых пловцов - "фукурю" (драконы счастья). Пловцы оснащались специальными костюмами и кислородно-дыхательными приборами, позволявшими диверсанту погружаться на глубину до 30 метров и двигаться там со скоростью 2 км/ч. Тактика сводилась к тому, что пловец с боевым зарядом, который удерживался на плаву с помощью надутого кожаного пузыря, приближался к днищу корабля и ударял взрывателем по металлической обшивке корпуса. При взрыве образовывалась пробоина, но и пловец погибал.

К лету 1944 г. были спроектированы и построены человекоуправляемые торпеды "Кайтэн". Однако использование их против американских кораблей, стоявших на якоре, вследствие сосредоточения средств противолодочной обороны в районе стоянок, оказалось неэффективным. Японцы пытались изменить тактику и атаковать корабли на переходе морем, используя преимущество в скорости, но точных данных об успешности этих атак не имеется.

Морские диверсанты-смертники оказались еще менее эффективным оружием, чем воздушные (камикадзе).

предыдущая страница / следующая страница
десктопная версия страницы


МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org


contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020