МИЛЛЕР Д. "КОММАНДОС (формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений)", 1997

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

Сопротивление растерявшихся повстанцев, несмотря на их большое численное превосходство, было сломлено молниеносно - решали не число и даже не вооружение, а перевес в подготовке, энергия и продуманные действия. Как позже говорил полковник Эрулин, 90% его людей не имели какого-либо военного опыта, но когда раздались первые выстрелы, они реагировали на них, словно опытные, обстрелянные ветераны. В столкновениях с элитой французской армии заспанные и пьяные "тигры" не имели никаких шансов.

Атака легионеров в первой фазе операции была сконцентрирована на захвате самых крупных общественных зданий и вилл, заселенных белыми, где повстанцы держали заложников. Группы белых, которых удалось найти, были полубезумны от страха перед своими мучителями. К сожалению, спасли не всех: за день до десанта пьяные "борцы за свободу Конго" убили 91 белого и неизвестное число черных жителей Колвези. На улицах лежали трупы детей, женщин и мужчин. Когда одно из подразделений легионеров наткнулось на здание, в котором нашли тела 38 белых, в том числе детей, парашютисты перестали проводить облавы на повстанцев, и начали их поголовное уничтожение.

4-я рота 2-го полка, оставшаяся вначале в Киншасе из-за нехватки транспортных средств, подлетела к Колвези вечером 19-го мая. Однако полковник Эрулин решил, что ночной десант в незнакомой местности в данных условиях - слишком большой риск и приказал роте высадиться и переждать ночь в Лумумбаши. Тем временем остальные роты тщательно прочесывали кварталы города, эвакуировали гражданских лиц и оказывали им помощь. 3-я рота дважды подверглась атаке крупных сил "тигров" из районов нового города. Первую атаку легионеры отразили, убив при этом две трети нападавших, и захватили на станции поезд с боеприпасами. Поздно вечером "тигры"возобновили атаки с использованием двух бронемашин, но были разбиты, а машины уничтожены.

Наутро, 2-го мая, на восточных окраинах нового города высадилась 4-я рота. Вместе с 3-ей она овладела последней частью Колвези и поселками Маника и Кэмп Форрест, очистив их от повстанцев, остатки которых уходили в окрестные леса. Тем временем до города добрались по дорогам заирские войска, но их пьяные и нищие солдаты начали мародерствовать в покинутых европейцами домах. Лишь немедленное вмешательство легионеров и расстрел нескольких грабителей восстановили порядок.

В полдень, когда стало ясно, что жителям Колвези уже ничто не угрожает, 4-я рота вместе со взводом разведки и взводом минометов двинулись к Метал-Шаба. Отступившие оттуда повстанцы захватили с собой 40 европейских заложников, надеясь пробраться в Анголу. В 9 км от центра Метал-Шабы отряд катангцев численностью 300 человек занял позиции на территории металлургического завода, и при поддержке двух танков пробовал атаковать приближавшихся легионеров. Атака была отражена минометным огнем. Танки уничтожили, 80 повстанцев погибли, остальные бежали, а заложники были освобождены.

Очистка территории продолжалась до 25 мая. В течение нескольких дней "революционная" группировка М'Бумбы перестала существовать. В боях погибли около 300 "тигров", 163 попали в плен и были переданы властям Заира. Однако радости легионеров мешала мысль: "Если бы нас сбросили на день раньше, спаслось бы гораздо больше людей". В городе нашли 120 трупов белых и 500 черных жителей, которых "повстанцы" успели убить перед десантом 2-го полка и при отступлении. Зато многие из 2000 освобожденных заложников обязаны своей жизнью парашютистам легиона.

2-й РЕП в ходе операции "Леопард" потерял 5 человек убитыми и 25 ранеными. Десант в Колвези обеспечил Иностранному легиону прочную репутацию одного из лучших в мире соединений быстрого реагирования. Даже левая французская пресса была полна восхищения и на некоторое время перестала требовать роспуска легиона.

Генерал Келли, тогдашний начальник штаба сил быстрого реагирования США неохотно признал: "Вместо этих 650 легионеров я был бы вынужден послать 3500 своих солдат. Все было бы сделано так же, но на 2 недели позже". Советское "Новое время" сообщило: "Легионеры - это преступники на службе у империалистов, но нет сомнения в их боевых качествах".

Операция "Динго", 1977

В период войны за власть в Родезии, развязанной африканцами, боевики их вооруженных отрядов базировались на территории соседнего Мозамбика. Наиболее крупной базой повстанцев являлся укрепленный лагерь Шимойо, находившийся в 90 километрах от границы с Родезией. Этот комплекс состоял из 13 лагерей, расположенных неподалеку друг от друга. Площадь главного среди них, где располагался штаб повстанческих сил и находились склады, была около 8-и квадратных километров. С воздуха хорошо различалась густая сеть окопов, блиндажей, глинобитных хижин, стрельбищ, площадок для построений, огневых позиций. К моменту рейда родезийцев на Шимойо там находилось около 6 тысяч боевиков - самая крупная группировка повстанцев за все время войны. Причем 4 тысячи из них прошли полный курс военной подготовки и были хорошо вооружены.

Один из патрулей родезийской САС в саванне во время войны с черными повстанцами

Атаку на лагерь африканцев совершили 185 родезийцев утром 23 ноября 1977 года. Согласно плана, 145 человек (97 десантников САС и 48 парашютистов) должны были выпрыгнуть на парашютах из 6 самолетов С-47 с двух сторон лагеря. Чтобы создать достаточно надежный периметр они прыгали с интервалом в одну секунду. 40 парашютистов в это же время должны были высадиться на 10 легких вертолетов "Алюэтт" французского производства с третьей стороны лагеря. И, наконец, 10 вертолетов огневой поддержки (вооруженные 20-мм пушкой, стреляющей через боковую дверь), должны были зависнуть с четвертой стороны прямоугольника, расстреливая сверху повстанцев, вытесняемых в эту сторону цепями десанта.

Операция началась в 7.50 утра. 8 истребителей-бомбардировщиков "Хантер" провели бомбо-штурмовой удар по лагерю, где в это время тысячи боевиков выстроились на утреннюю поверку. Затем 4 бомбардировщика "Канберра" сбросили свой груз с малой высоты, а 6 старых истребителей "Вампир" атаковали с большей высоты. Когда реактивные самолеты улетели, их сменили легкие винтомоторные машины "Сесна", вооруженные пулеметами и малыми осколочными бомбами. Высадка десанта завершилась к моменту окончания воздушного удара.

Построившись цепью с интервалом 10 метров между бойцами, десантники начали наступать с трех сторон на лагерь, уничтожая разрозненные очаги сопротивления и огневые позиции повстанцев: безоткатные орудия, крупнокалиберные пулеметы на вышках, окопы с группами автоматчиков. К 12.30 сопротивление боевиков было полностью сломлено. Более 2-х тысяч погибло, остальным удалось бежать через ту сторону периметра окружения, которую составляли вертолеты огневой поддержки. Бегство облегчалось тем, что эти вертолеты периодически улетали на свою полевую базу для пополнения запаса горючего и боеприпасов.

Родезийцы прочесали территорию базы Шимойо, взорвали или подожгли практически все постройки, склады, технику (включая 15 автомобилей), а то вооружение, которое представляло особую ценность, увезли с собой, в частности, 13 крупнокалиберных пулеметом ДШК. Потери родезийцев составили всего-навсего 12 человек убитыми и ранеными. Вот что значит правильно спланированная и правильно осуществленная атака. 185 человек при минимальной авиационной поддержке разгромили 6 тысяч!

Рейд на Бейру: 1979

Эта операция была проведена ночью 23 марта 1979 года. Группа бойцов САС Родезии (ныне Зимбабве) в количестве 17 человек, под командованием капитана Роберта Маккены, уничтожила нефтехранилище Мунхава. Целью рейда являлась месть за диверсию на нефтехранилище в столице Родезии Солсбери, проведенную повстанцами из Патриотического фронта Зимбабве (ЗАНЛА), действовавшими с территории Мозамбика.

Нефтехранилище Мунхава находилось в двух километрах от центра Бейры, второго по величине города Мозамбика, неподалеку от устья реки, впадающей в море. Эта часть города довольно плотно заселена, а вокруг размещались воинские части, зенитные и береговые батареи, проходила железная дорога. Само нефтехранилище состояло из 40 огромных резервуаров для нефти, бензина, солярки. Кроме того, в центре его стояли сотни баллонов со сжиженным газом под давлением и несколько тысяч 200-литровых бочек с бензином.

Коммандос высадились вечером 22-го марта с борта двух южноафриканских корветов и на 4-х надувных моторных лодках "Зодиак" отправились к точке, находившейся в нескольких милях выше устья реки. Оттуда они вышли на рубеж атаки, где разделились на два отряда: один повел дальше капитан Р. Маккена, второй - капитан К. Уиллис. Путь пролегал через болота.

"Мы приблизились к резервуарам на дистанцию примерно 250 метров, - вспоминает Маккена. - Стоя по пояс в траве, зарядили наши гранатометы. Мы были готовы к немедленному открытию огня в том случае, если часовые или патрули поднимут тревогу. Я направил Пита Коула с тремя бойцами прикрепить подрывные заряды к опорам линии электропередачи и к железнодорожным рельсам. Через полчаса они вернулись, выполнив свою задачу".

Тем временем Уиллис со своими людьми продвигался к нефтехранилищу с другой стороны. Опасаясь быть замеченными, они часто залегали и прислушивались. Ведь они ничего не знали о маршрутах движения патрулей. К тому же тот нефтепровод, что им предстояло заминировать, проходил неподалеку от зенитной батареи. В конце концов бойцам САС удалось разрезать проволочное заграждение, установить заряды и вернуться на свою огневую позицию. Это произошло в 0.30, на 30 минут позже намеченного срока. Уиллис сообщил по рации о своей готовности Р. Маккене.

Тут же оба подразделения открыли перекрестный огонь с занятых ими позиций из ручных пулеметов РПД и гранатометов РПГ-7 (для маскировки все вооружение рейдовой группы было советского производства). Резервуары вспыхивали один за другим. Ночная тьма уступила место яркому свету пожара. Маккена решил, что пора отходить и отдал соответствующее приказание своим людям, а также Уиллису по рации. Во время отхода к месту встречи один из коммандос получил ранение в руку шальной пулей, проводник из местных жителей был убит. Его оставили на месте гибели, поскольку он был африканец и одет в гражданскую одежду.

Вскоре после этого начали взрываться баллоны со сжиженным газом, бочки с бензином и подрывные заряды. Паника среди африканцев достигла апогея. Благодаря этому группа беспрепятственно погрузилась в свои лодки и в 2.30 вышла к кораблям, крейсировавшим в 100 км от берега.

Рейд завершился полным успехом. Нефтехранилище сгорело дотла, кроме того были выведены из строя на продолжительное время ветка железной дороги от порта до нефтебазы; электростанция, снабжавшая энергией всю Бейру; нефтепровод, бензопровод и водопровод.

Победа партизан в Эритрее

Весна 1990 года была особенно милостива к жителям Эритреи - гористого побережья Красного моря. Здесь не только пошел дождь, который случается очень редко, но и закончилась многолетняя война против эфиопской армии. Закончилась полным успехом - независимостью страны.

Это большая победа бойцов Эритрейского фронта освобождения народа и вместе с тем серьезная проблема для всей Африки. Международная общественность, согласившись на отделение Эритреи через референдум под контролем ООН, позволила нарушить общепринятый принцип нерушимости границ африканских государств. Это может вызвать лавину новых восстаний и сепаратистских движений, кровопролитие и дестабилизацию континента.

Но в Асмаре, новой столице, царила бурная радость, и никто не думал о завтрашнем дне. Героями считали молодых партизан, которым удалось победить сильную эфиопскую армию, с авиацией, танками, коммандос и иностранными "советниками".

Эритрейский фронт освобождения народа сражался за право на самоопределение почти 30 лет. Эта территория, когда-то зависимая от Египта, в 1930 г. стала итальянской колонией. Во время второй мировой войны она перешла к англичанам, которые при поддержке ООН в 1952 г. способствовали созданию Эфиопско-эритрейской федерации во главе с легендарным императором Хайле Селласие. "Лев из рода Иуды", почитаемый в Европе за сопротивление итальянской агрессии, был в действительности тираном с каменным сердцем. В 1962 г. он включил Эритрею в свои владения и ликвидировал остатки ее автономии. Хамитскому народу навязали государственный амхарский язык и время от времени организовывали массовые убийства кочевников и оседлых жителей долин - мусульман.

Сопротивление возрастало быстро. Эритрейцам нечего было терять, но свою борьбу они начали очень разумно - с построения подпольного государства. Император был грозным противником, который внес в свой арсенал еще одно оружие - голод. Он блокировал доставку продовольствия во взбунтовавшиеся провинции и спокойно смотрел, как тысячи людей умирали от голода. Мировые телевизионные станции показывали отекших от голода детей, а тем временем зарубежные страны наперебой предлагали Хайле Селассие оружие.

Эритрейцы не могли рассчитывать на широкую международную поддержку. Ее оказывали только враги Эфиопии - Судан, Сомали, несколько центральноафриканских государств, две-три европейские военные разведки, заинтересованные в некоторой дестабилизации власти в Аддис-Абебе. Несмотря на это, солдаты фронта дали достойный отпор хорошо вооруженной императорской армии. Им помогала родная природа - пустыни, обрывистые горные хребты и глубокие ущелья. Закупленные в СССР танки удавалось здесь задержать даже с помощью ручных гранат.

Ситуация не изменилась и после свержения Хайле Селассие марксистской хунтой офицеров под руководством Менгисту Хайле Мариама. Крушение императора служит напоминанием, как опасно обучать своих офицеров в других странах, особенно там, где главную часть учебной программы составляют общественно-политические науки.

Смена правительства означала для эритрейцев только то, что силы врага непомерно возросли. Мариам имел теперь столько "братской помощи", сколько хотел. Одной из его первых целей стала именно Эритрея. Провозгласив старый лозунг императора ("независимая Эритрея отрежет Эфиопию от моря") под камуфляжем ленинских цитат, он бросил свои войска в бой. Но его ожидало горькое разочарование.

Эритрейцы были готовы к войне и обеспечены оружием, доставляемым через суданскую границу. Безукоризненно действовала система набора и подготовки боевиков. Их выбирали среди подростков, которые шли добровольцами. Принимали как юношей, так и девушек. Менее сильных физически и непригодных к выживанию в бесплодных горах использовали в частях поддержки и снабжения. Подразделения молодых эритрейских патриотов не только задержали отборные эфиопские части, но и сумели к концу 1977 г. вытеснить агрессоров почти со всей территории провинции. Трофейные АК-47 стали такими же популярными, как традиционные длинные ножи с узким клинком. Тогда к действиям присоединился Советский Союз. Советский военный флот заблокировал позиции эритрейцев вокруг порта Массауа. В антипартизанских операциях участвовала советская авиация, увеличились поставки военной техники, особенно легкого оружия, танков, безоткатных орудий. Для их обслуживания прибыли 10000 кубинских солдат, а также артиллеристы и танкисты из Южного Йемена, подготовленные советскими инструкторами. Из ГДР прилетели несколько специалистов, которые должны были создать новую службу безопасности по образцу Штази и Гестапо.

Эритрейцы отошли на свои базы на севере, отдав города на милость амхарских солдат. Партизаны скрывались на границах с Суданом и в самом Судане. Эритрейский союз социальной помощи организовал эффективное распределение продовольствия, медицинское обслуживание и систему народного образования. Он доставлял через линию фронта все, что требовалось для сражавшихся на передовой добровольцев. В начале 80-х гг. их численность достигла 25000. Погибших заменяли новые, прибывавшие с горных учебных баз Химбол, Оротта и др. Эти лагеря были образцово организованы, на основе опыта вьетнамских партизан, афганских моджахедов и бывших солдат Иностранного легиона. Среди международного коллектива инструкторов оказалось много его ветеранов, особенно тех, кто раньше служил по контракту в соседней колонии Джибути. Их дополняли офицеры из многих армий мира, в том числе два советских парашютиста, перешедшие на сторону афганцев. Деньги на вооружение и подготовку давали некоторые исламские государства, в том числе Саудовская Аравия.

Курс обучения добровольцев был очень тяжелым, поскольку такие же условия царили на фронте. Целыми днями курсанты ходили по горячим скалам без еды, с минимальным запасом воды. Нередко, кроме личного снаряжения и оружия, приходилось носить мешок с песком весом 60-70 кг. Так тренировались на случай необходимости нести раненого - кодекс чести Фронта запрещал оставлять раненых на "милость" эфиопцам.

Эфиопцы пытали захваченных эритрейцев не для получения информации, а просто ради удовольствия. Битье по пяткам, электрошок, выворачивание конечностей из суставов, растягивание на каменных плитах - это лишь немногое из богатого арсенала, использованного учениками Штази. Допросы проводили в центральной тюрьме в Аддис-Абебе, здании, хорошо видном из штаб-квартиры Организации африканского единства.

На передовой задачу пытать пленных выполняли элитные подразделения эфиопских коммандос "Афан" ("Те, что похищают и убивают"). Эти немногочисленные группы при Мариаме готовили офицеры советского спецназа и инструкторы кубинской военной разведки ДГИ. Часть из них прошла практику в ходе советских операций в Афганистане. Они не несли на себе бремя войны, но были нужны марксистской хунте, чтобы держать в покорности и страхе всю страну.

На фронте сражалась пехота, артиллерия и авиация. Фронт - поистине невероятная вещь в наше время. Настоящий фронт, как в Первую мировую войну! 300 км укреплений, которые отделяли территорию эритрейцев от эфиопской зоны. До 1985 г. эфиопцы пытались прорвать это кольцо. В многочисленных наступлениях погибли тысячи эфиопских солдат. С 1985 г. война ограничивалась локальными столкновениями вдоль линии фронта и рейдами эритрейцев на эфиопскую сторону.

Окопы, блиндажи, проволочные заграждения, канонада советских орудий 76 и 122 мм. Им отвечали залпы эритрейской артиллерии, поддерживаемые атаками партизанских танков Т-62. Их захватили вместе с прочей военной техникой при штурме провинциального города Барента и в сражении под Мерса Теклей в апреле 1984 г. Инструкции для экипажей, написанные по-русски, срочно перевели на язык тигре.

Вооруженные пулеметами и гранатометами грузовики "ЛИАЗ", "Мерседес" и "Фиат" эритрейцы использовали для действий в глубоком тылу эфиопцев. В них участвовали самые опытные боевики, но не инструкторы-легионеры или саудовцы. Эритрейцы хотели сами завоевать независимость.

Подразделения, предназначенные для этих операций, называли "Мобильными специальными силами". Они причиняли эфиопцам большие потери, хотя шансов вернуться с задания было немного. Эфиопский режим решался бросать в бой своих коммандос только против этих штурмовых групп. Захваченные врасплох в пустыне, выслеженные с самолетов, окруженные взводами "Афан", эритрейцы редко оставались в живых. Однако добровольцев для таких самоубийственных акций хватало всегда. "Мобильные специальные силы" действовали и на море. На глиссерах или быстроходных катерах они атаковали небольшие и средние суда эфиопского военного флота и торговые корабли, заходившие в Красное море. Так они затопили польское судно "Крживоусты" с грузом оружия у побережья Эритреи.

Перелом в войне наступил в феврале 1990 г., когда эритрейцы захватили порт Массауа. Одновременно СССР прекратил свою военную помощь Аддис-Абебе. Советский посол в Хартуме приказал вывести 1000 "военных советников" из зоны боев. В ответ правительство Эфиопии могло лишь снять портреты Маркса, Энгельса и Ленина со зданий в центре столицы. В остальных провинциях шли бои с собственными партизанами. Менгисту был свергнут в мае 1991 г. объединенными партизанскими силами Революционно-демократического фронта народа Эфиопии.

Победа Эритреи завершает долгий и кровавый путь к свободе и одновременно является началом строительства нового государства - небольшого, бедного, без сырьевых ресурсов и воды, зажатого между сильными соседями. Трудно поверить, что Эфиопия, оправившись от смуты, вновь не захочет овладеть портами на Красном море, без которых ее внешняя торговля зависит от других стран.

Снежные львы Тибета

В 1959 г. в Тибете вспыхнуло вооруженное восстание против китайского господства на этой территории. Пекин немедленно направил туда сильные военные подразделения, и движение за независимость на "крыше мира" было подавлено. Далай-лама и большинство руководителей восстания нашли убежище в соседней Индии, а за ними, опасаясь китайских репрессий, последовали многие соотечественники. Вскоре им пришлось организовать на своей новой родине один из самых эффективных отрядов специального назначения.

Когда в 1962 г. началась война между Индией и Китаем, командование индийской армии сразу вспомнило о тибетцах - людях, всегда готовых воевать с китайцами. Идея использовать их в армии оказалась превосходной с нескольких точек зрения. Военная служба дала тибетцам работу (а найти ее в Индии нелегко) и более высокий социальный статус. Создание тибетского военного формирования предоставляло определенную самостоятельность и чувство национальной независимости и вместе с тем интегрировало тибетцев в Индии - стране, где они нашли приют и где понимают их стремление к освобождению родины. Поэтому тибетцы имели гораздо больше побудительных мотивов сражаться с китайскими солдатами, чем мобилизованные в армию индийцы.

14 июля 1962 г. из живших в Индии тибетских беженцев был сформирован специальный отряд для проведения диверсий в китайском тылу в случае очередного конфликта на границе. Вначале отряд носил кодовое название "Приказ 22" - по номеру горного полка, которым во время 2-й мировой войны командовал их руководитель - генерал-майор индийской армии.

После укомплектования подразделение получило новое название - "Специальные пограничные силы". В качестве базы выбрали Чакрате - город в горах, в 100 км от главных поселений тибетских беженцев, расположенных возле Дехра Дун.

12000 добровольцев прошли 6-месячную подготовку по индийским образцам с особым упором на скалолазание, выживание в горах и проведение партизанских операций. Специальные пограничные силы насчитывали 6 батальонов. Во главе каждого стоял тибетец в чине полковника. Батальон состоял из 6 рот под командованием капитана или майора - основных оперативных подразделений. Эти силы дополнялись двумя женскими ротами - медицинской и связи.

Тибетские войска не располагали собственным центральным командованием - их руководителем и контролером был индийский генеральный инспектор. Решения о тактике, времени и месте использования отряда принимал штаб индийской армии. Инструкторами были индийские и американские офицеры. Оружие поставляли американцы, жизненно заинтересованные тогда в финансировании любых антикитайских действий. В соответствии со своим диверсионным профилем Специальные пограничные силы не располагали тогда тяжелым вооружением.

Во время обучения тибетцы показали себя прекрасными партизанами и диверсантами. Привычные к горной местности, как правило, очень сильные физически, они проявляли инициативу и тактические способности в характерных для своей "профессии" действиях: засадах, нападениях, рейдах. Новое подразделение быстро достигло высокого уровня подготовки.

Как это обычно бывает, основная часть индийской армии недоброжелательно отнеслась к нововведению.

Через неполный год после создания Специальных пограничных сил их генеральный инспектор выделил 120 тибетцев для совместных тренировок с индийской бригадой под кодовым названием "Гаруда" в окрестностях Сингха. Солдаты регулярной армии три дня безуспешно пытались поймать тибетских диверсантов, подтвердивших свои высокие боевые качества. Несмотря на это, а может быть именно поэтому, армия по-прежнему критически к ним относилась.

Тем временем пограничные силы тибетцев совершенствовались далее. В 1964 г. в программу их подготовки были включены прыжки с парашютом. Генеральный инспектор Специальных пограничных сил сам одним из первых получил звание парашютиста на базе в Агра. Тренировками руководили американские инструкторы, размещенные в Сарасаван вблизи Сахаранпура.

Вопреки идее их создателей, пограничные силы никогда не участвовали в открытых боевых действиях против китайской армии. Однако тибетские диверсанты неоднократно пересекали границу с КНР, выполняя секретные задания, например размещали детекторы для регистрации китайских ядерных и ракетных испытаний.

В 1971 г., когда тибетские силы занимались обучением повстанцев из Бангладеш, семь рот были направлены для установления контроля на дорогах в горном районе Ладах. Генеральный инспектор немедленно вмешался против использования в операциях полицейского типа столь хорошо подготовленных людей. По предложению руководителей Специальных пограничных сил штаб индийской армии перестал рассматривать тибетский отряд как исключительно "антикитайский". В октябре 1971 г. он был впервые использован в боевых условиях в Восточном Пакистане (сейчас Бангладеш). В ноябре 1971 г. одна треть десятитысячных тибетских сил была направлена в район Читтагонг Хилл Тракта. В это время они создали собственный штаб, что улучшило руководство и сделало подразделение более самостоятельным. Солдаты получили лучшее оружие: часть устаревшего американского вооружения заменили гораздо более эффективными автоматами АК-47 болгарского производства.

Боевые операции начались с рейдов через границу. Наибольшего успеха тибетцы добились при уничтожении мостов, что парализовало деятельность противника. Однако индийское командование хотело, чтобы тибетские силы участвовали в штурме города Читтагонг, не учитывая отсутствия у них артиллерии и средств ПВО. Тем не менее тибетцы двинулись по намеченному маршруту тремя колоннами, всего 6 батальонов. В победных сражениях возле Читтагонг Хилл Тракта тибетские подразделения захватили у пакистанских войск минометы и безоткатные орудия, а индийская армия придало им два вертолета Ми-4.

До второй половины декабря 1971 г. тибетские коммандос бесстрашно выполняли задания командования. Так, они блокировали пути отхода пакистанских сил в направлении Бирмы. В столкновениях с пакистанцами Специальные пограничные силы потеряли 56 человек убитыми и 190 ранеными. Их противником во время боев в горах было элитное пакистанское формирование "2-й батальон коммандос ССГ".

Тибетцы вернулись на свою базу с прочной репутацией высококлассного подразделения в отношении подготовки и боеспособности. Правительство Индии наградило 580 коммандос высокими денежными премиями, но многие политические тибетские лидеры в Индии резко критиковали использование своих солдат против иных стран, кроме Китая.

После 1971 г. будущее тибетских войск оказалось под вопросом. Напряженность между Индией и Китаем снизилась, и в некоторых кругах начали возражать против финансирования антикитайских формирований. В 1975 г. тибетским подразделениям запретили находиться возле китайской границы ближе, чем на 10 км. Поводом служили частые рейды на китайскую сторону, проводившиеся тибетцами по собственной инициативе. Например, в 1968 г. были организованы три таких рейда, в ходе которых трое китайских военных погибли. В 1971 г. в ходе четырехчасовой перестрелки с китайскими войсками были убиты два тибетца и т.д.

Независимо от результатов подобных столкновений, они служили поводом для политических конфликтов и причиной негативного отношения к тибетским войскам со стороны как индийских, так и китайских властей. Стало очевидно, что тибетцам нужно найти такой род деятельности, который отвлечет их от провоцирования Китая и не позволит правительственным и военным кругам Индии распустить тибетские формирования. В середине 70-х годов новые возможности появились. Будучи иностранцами, тибетцы оказались очень удобными в операциях по наведению порядка внутри страны, поскольку предметы споров в обществе их не касались, и на них не влияли мнения противоборствующих сторон.

Новой миссией Специальных пограничных сил стал антитерроризм в широком смысле слова. Речь не шла о функциях, свойственным подразделениям типа ГСГ-9, но о противодействии любым антиправительственным акциям - от подлинного террора до демонстраций и националистических выступлений. Уже в 1977 г. генеральный директор правительства по делам безопасности в Дели вызвал 500 тибетских коммандос в Сарасаву для борьбы с беспорядками во время провинциальных выборов. Когда последние прошли без инцидентов, в Сарасаве оставили 60 коммандос, а 500 отборных солдат сконцентрировали в окрестностях города и провели с ними антитеррористические учения. Новое подразделение - так называемый "детачмент" - по-прежнему подчинялось генеральному инспектору Специальных пограничных сил. До 1984 г., когда была организована отдельная группа специального назначения наподобие ГСГ-9 и САС, тибетские коммандос оставались главной силой для борьбы с любыми формами терроризма. Еще в середине 1984 г. отряд тибетцев направили против взбунтовавшихся сикхских националистов, засевших в своем Золотом храме. Коммандос провел репетицию операции на аналогичном храме вблизи Сарасавы. Ночью 5-го июня они провели успешный штурм "Золотого храма сикхов". До 1984 г. тибетские коммандос охраняли индийских политиков, в том числе премьер-министра, пока их не заменили группой спецохраны.

Коммандос знаменитой ГСГ-9 высаживаются на крышу здания, в котором засели террористы

В настоящее время три хорошо подготовленных антитеррористических батальона тибетских коммандос равномерно размещены по всей стране. Общая численность составляет 8-10000 человек. В каждом батальоне 6 рот. Рота насчитывает до 123 солдат. С учетом технических подразделений, например, связи, всего имеются 64 роты. Набор коммандос осуществляется из тибетских племен района Чакратти. В состав Специальных пограничных сил входят также 700 гурков. Все солдаты владеют парашютом, совершая 5 прыжков с самолета АН-12 для получения звания парашютиста и еще 3 прыжка ежегодно. Поэтому вместе со стандартным мундиром индийской армии они носят красный берет парашютистов, на котором вместо знака воздушно-десантных войск изображен символ Специальных пограничных сил: мифический снежный лев Тибета. На левом рукаве мундира коммандос носят изображение того же льва, стоящего на скрещенных тибетских мечах.

Батальоны по-прежнему готовятся к партизанским действиям на территории Китайского Тибета. По очереди они несут службу на леднике Сиачен, где многие коммандос получили медали за образцовую службу.

предыдущая страница / следующая страница
десктопная версия страницы


МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org


contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020