МИЛЛЕР Д. "КОММАНДОС (формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений)", 1997

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

Примерно в 13.00 японцы сделали еще одну попытку атаковать. 12 боевых самолетов сбросили бомбы на цели - как им казалось, на позиции американцев. На самом деле это был японский гарнизон. В результате погибло много японских солдат. Во время воздушной бомбардировки в лагуне приземлились две крупные четырехмоторные летающие лодки "Мавис". На их бортах находился взвод пехоты. Американцы немедленно открыли огонь из противотанкового оружия, уничтожив оба японских самолета. Солдаты и летчики, выпрыгнувшие из них, бросились в воду и пытались доплыть до берега, но также были убиты.

Японский парашютист с полным комплектом снаряжения и вооружения

В течение дня американцы добились успеха, но ночью во время эвакуации возникла суматоха, и в спешке на острове оставили 6 солдат. Когда через 2 дня на остров Макин приплыли большие силы японцев, они выместили на американских солдатах свою злость и зарубили их по очереди.

В субботу, 22 августа 1942 г. в американских газетах появились триумфальные заголовки, сообщавшие, миру о победе. Солидный, спокойный нью-йоркский "Джорнэл Америкэн" десятисантиметровыми буквами вещал: "Джимми Рузвельт в огне тяжелейших боев на Тихом океане". Другие газеты, даже те, которые обычно поддерживали республиканцев, выражали тот же энтузиазм.

Битва за Гуадалканал

Через две недели действия батальона Эдсона вновь распалили воображение и сердца американцев. 1-я дивизия американской морской пехоты сумела захватить плацдарм на северном побережье Гуадалканала, и построила там полевой аэродром, который назвали именем Фрэнка Хендерсона (пилота морской авиации, погибшего во время сражения за Мидуэй). Американцы окопались и заложили мины вокруг аэродрома. В ответ японцы поспешно перебрасывали в этот район свои лучшие части, и в начале сентября находились уже перед американской линией обороны.

Генерал-майор Вандергрифт, командовавший 1-й дивизией морской пехоты, был предупрежден разведкой о предстоящей атаке японцев. Желая еще раз в этом убедиться, генерал выслал в разведку отряд коммандос (по прозвищу "рейдеры"). 7 сентября солдаты покинули Тулаги на борту эсминцев "Мэнли" и "Мак Кин". В 5.00 они высадились на северном побережье Гуадалканала, к западу от позиций морской пехоты вокруг аэродрома "Хендерсон Филд". Люди Эдсона провели поиск, обнаружили и уничтожили большой японский склад продовольствия и боеприпасов, но не встретили японцев. 10 сентября они вернулись на главные позиции. Вандергрифт расположил их на холмах в 1,5 км к югу от аэродрома и штаба.

Предупредительные сигналы появились утром следующего дня, 11 сентября. Пока американцы копали рвы и натягивали колючую проволоку, вершины холмов начал бомбить двухмоторный японский бомбардировщик. Потом воцарилась зловещая тишина, длившаяся несколько часов. 12 сентября в 21.00 над холмами пролетели японские самолеты, сбросив зажигательные и осветительные бомбы. Одновременно японский крейсер и три эсминца, находившиеся вблизи плацдарма, обстреляли холмы. 4-х и 6-и-дюймовые снаряды падали на позиции американцев около получаса. Внезапно заградительный огонь перешел на края аэродрома. После минутной тишины сотни японцев выскочили из джунглей и с криком "банзай!" бросились в атаку на холмы. Яростные беспорядочные схватки врукопашную длились всю ночь. Позиции переходили из рук в руки. Однако на рассвете Эдсон со своими людьми провел решительную контратаку, в результате которой японцы были вынуждены отступить в джунгли.

Японский штурм был мощным. Эдсон понимал, что следующий будет еще хуже. 13 сентября его солдаты самоотверженно трудились на укреплениях, несмотря на непрерывные атаки с воздуха. Ночью японский флот возобновил обстрел. Однако на этот раз американцы не совершили ошибки. Когда начался заградительный огонь, американские осветительные ракеты на парашютах позволили увидеть 2 тысячи японцев, идущих в атаку. Были захвачены некоторые американские позиции. Эдсон оставался на линии боя, переходя из одного окопа в другой и подбадривая своих людей. Когда были захвачены передовые американские позиции, он приказал открыть по ним артиллерийский огонь. Японский штурм застопорился. Японцы отошли, перегруппировались и вновь пошли в атаку. Трем японским солдатам удалось добраться даже до командного пункта Вандергрифта, но их застрелили солдаты морской пехоты. Это была кульминация наступления японцев, в ходе которого они понесли очень высокие потери. Для продолжения атак у них уже не хватало солдат. В лучах восходящего солнца на холмах, названных теперь Кровавый хребет, лежали 700 японских трупов. 1-й батальон рейнджеров потерял 263 солдата, т.е. 40% своих сил. Несмотря ни на что, плацдарм удалось удержать.

Битва за Гуадалканал превратилась в поход вглубь острова, прерываемый столкновениями, в которых американцы постепенно добивались перевеса. В начале ноября батальон, сформированный флотом США, высадился в Аола, на северном побережье Гуадалканала, в 50 км к востоку от предыдущего плацдарма, с задачей захватить очередной аэродром. Флот попросил о поддержке морскую пехоту. Вандегрифт послал людей Карлсона, которые после рейда на Макин были перевезены морским путем на Новые Гебриды. Этот ход оказался очень удачным.

1 ноября японская боевая группа под командой полковника Седзи высадилась в Тетере, на половине дороги между аэродромом Хендерсона и Аолой. Полковник Седзи, не зная, что у него в тылу находятся люди Карлсона, направился к западу и перешел в атаку. Штурм был отбит морской пехотой, охранявшей аэродром, Седзи был вынужден отступить на восток. "Рейдеры" Карлсона отрезали японцев от моря, а затем начали преследовать в покрытых джунглями горах, занимающих центральную часть острова. Эта операция принципиально отличалась от обороны холмов частями Эдсона. Весь ноябрь Карлсон выматывал японцев, ломая их сопротивление и убивая множество солдат в непрерывных стычках. В конце концов 4 декабря коммандос Карлсона вернулись в Аолу, оставив остатки сил Седзи на милость местных жителей Соломоновых островов.

Бои за Гуадалканал стали поворотным пунктом в войне на Тихом океане. Японцы, перебросившие в район юго-восточных Соломоновых островов войска, суда и самолеты, постоянно терпели поражения. В первую неделю января 1943 г. они вывели оставшуюся часть сил (13000 солдат), потеряв в этой кампании 24 тысячи человек. Американцы смогли привлечь больше своих судов и самолетов, но самое важное заключалось в ином. В первый раз они были столь тверды, отважны и решительны по отношению к противнику (и к самим себе). Спецподразделения обеих сторон многократно сражались друг с другом. Однако на Гуадалканале больше крови пролили японцы.

Рейнджеры и солдаты 1-й дивизии морской пехоты Вандергрифта - добровольцы под руководством опытных офицеров - были во всех отношениях отборными частями. В отличие от них в начале 1943 г. большинство американской армии составляло молодые новобранцы, а у офицеров не было боевого опыта. Конечно, к 1945 году все уже стали бывалыми солдатами, натренированными в серии операций. Однако это стоило тысяч жертв и десятков поражений, которых можно было избежать.

Коммандос на Новой Георгии

Одно из ненужных поражений произошло на острове Новая Георгия (200 км к северо-востоку от Гуадалканала) - следующей цели американского похода вдоль Соломоновых островов. 3-го июля 1943 г. недавно созданная 43-я дивизия пехоты высадилась на пляже Занана, расположенном в 10 км к востоку от японской базы в Мунда (2500 человек) на южном побережье Новой Георгии. В следующие три дня солдаты рыли окопы, одновременно отбивая атаки японского гарнизона. Ночью 6-го июля японцы решились на фронтальное наступление. Американская линия обороны рухнула, и целые подразделения в панике обратились в бегство. Адмирал Хэлси, американский командующий на Соломоновых островах, поспешно перебросил в этот район 23-ю и 27-ю дивизии (по численности почти корпус) с задачей удержать плацдарм, атакуемый японскими батальонами. Но и через три-недели после высадки американская линия обороны находилась точно в том же месте, что в первый день.

На северном побережье острова положение выглядело совершенно иначе. 4-го июня 2 200 солдат недавно созданного 1-го полка "рейнджеров" (к 1-му и 2-му батальонам добавили 3-й и 4-й) высадились в Райе Харбор, в 50 км от пляжа Занана, на противоположной стороне острова. Условия там были страшными - местность покрыта густой тропической растительностью, джунгли изобиловали болотами, а из-за проливных дождей грязь доходила до колен. Несмотря на это коммандос двигались вперед. Прорубаясь с помощью мачете, они шли к заливу Эноган, захваченному японцами (в 15 км вдоль побережья и в 30 км от пляжа Занана). Это была смертельная проверка выносливости. Пять дней колонны коммандос боролись с природой, отбивая нападения японских патрулей. В конце концов 9 июля американцы атаковали и захватили Эноган.

Японский командующий, генерал Нобуру Сасаки перебросил 1200 своих солдат на северное побережье, чтобы ликвидировать коммандос. Для американских сил под руководством полковника Ливерседжа создалась очень трудная ситуация. Бои и болезни сократили численность полка до 1000 человек, но солдаты двигались по-прежнему к побережью. 20 июля коммандос атаковали Байроко, вызвав яростное сопротивление японцев. К вечеру того же дня американские потери составили 200 человек. Ливерседж прервал наступление и отошел к Эноган. Через 4 дня американские дивизии в Занана при поддержке танков, артиллерии и авиации перешли в наступление в направлении Мунда. 10 км было пройдено за 10 дней. Было бы еще хуже, если бы не помогали диверсионные операции 1-го полка. Сражения в Новой Георгии длились почти месяц. Боевые потери и трагические последствия тропических заболеваний привели к тому, что от элитного подразделения осталась лишь тень.

***
Для такого уровня подготовки, как в специальных силах, массовые потери случались слишком часто. Их причины искали в неверной концепции использования отборных подразделений, поскольку соединения спецназа численностью в полк получали задачу, соответствующую бригаде или дивизии. Кампания на Соломоновых островах показала, что специальным силам следовало поручать иные задачи - разведку и разведывательные рейды в тылу противника.

"Береговые стражи" и другие

В 1941 г. была расширена деятельность "Службы охраны побережья" - секретного подразделения, созданного еще в 1919 г. на юго-западе тихоокеанского бассейна военно-морским флотом Австралии. "Береговые стражи" не были "элитой" в полном смысле этого слова. Ее составляли плантаторы, чиновники, купцы. Некоторые жили лишь тем, что выбрасывало на берег море и вполне могли стать героями рассказов Соммерсета Моэма. Они до деталей знали местность и имели надежных информаторов, собиравших сведения о передвижениях японцев и передававших их по радио. Американцы быстро поняли их ценность. Например, на Гуадалканале скрывавшийся в джунглях английский чиновник министерства по делам колоний Мартин Клеменс время от времени выныривал из темноты, чтобы предупредить американцев о приближающейся атаке японцев, и вновь бесследно исчезал.

7-го августа два береговых стража в районе Бугенвиля (большой остров в 200 морских милях на северо-запад от Гуадалканала) сообщили по радио штабу Вандергрифта, что японцы "готовятся горячо приветствовать коммандос". Это означало, что произошла утечка информации о рейде, который начался 6 августа с базы в Новой Георгии. На западном побережье Новой Георгии волонтер "Береговых стражей" Реджинальд Эванс спас жизнь старшему лейтенанту Джону Ф. Кеннеди - будущему президенту США - и команде катера ПТ-109, затопленного японским эсминцем.

В действиях этой организации участвовало около 50 человек. Японцы выследили и убили 36 из них, но информация, которую они поставляли, доказала, что стражи не зря отдали свою жизнь.

Когда американцы начали выдвигаться за границы Соломоновых островов и за район операций отрядов "Береговых стражей", генерал-лейтенант Уолтер Крюгер, командующий американской 6-й армией, принял решение о создании новых разведывательных организаций. Им предстояло прокладывать дорогу для похода на Филиппины, ждавшие своего освобождения от японцев. В ноябре 1943 г. на острове Фергюссона (Папуа - Новая Гвинея) был построен тренировочный лагерь и первые добровольцы окончили курс к концу года. Крюгер, немец по происхождению, живший в Сан-Антонио, в Техасе, назвал новое подразделение "Скаутами из Аламо" в честь героического эпизода во время войны США с Мексикой. Численность этого отряда никогда не превышала 70 человек, но он провел более 80 операций в юго-восточном секторе Тихого океана, не потеряв ни одного человека и поставляя необычайно ценные сведения.

Коммандос "Чиндит" в Бирме

Соломоновы острова находились на юго-восточной окраине новой японской империи. Из Бирмы, расположенной в 6000 км на северо-запад от Соломоновых островов, японцам удалось изгнать англичан в 1942 г. Полностью деморализованная английская восточная армия разместилась в пограничных штатах Индии, размышляя о своем унизительном поражении. Она даже не мечтала об активных действиях. Несмотря на то, новый вице-король Индии лорд Вейвелл, бывший английский командующий на Ближнем Востоке, не был обескуражен неудачами. Он настроился на борьбу любой ценой. В частности, он намеревался развернуть широкое партизанское движение на оккупированной японцами территории. Организацию партизанской войны он решил поручить майору (впоследствии бригадному генералу) Уингейту, о котором надо рассказать более подробно.

Одер Чарлз Уингейт родился в семье военных. Его отец, Джордж Уингейт, был полковником английской армии в Индии. В 1931 г. Чарлз Уингейт поступил в военную академию в Вулвиче (Англия). После ее окончания в 1936 г. он оказался в Палестине и в чине капитана занял должность начальника штаба 16-й пехотной бригады. Уингейт был религиозным фанатиком, он верил, что, пока евреи не восстановят храм царя Давида в Иерусалиме, нет никакой надежды на второй пришествие Христа. Он был также известен своими эксцентричными манерами, обладал широкими знаниями и культурным кругозором.

В 1937 г. в Палестине вспыхнуло арабское восстание против британского управления и против евреев. Арабские отряды вели беспощадный крупномасштабный террор. Взрывались бомбы, минировались дороги. Атаковали железнодорожный транспорт, английские посты, обстреливали автобусы. Террористы убивали безоружных людей. Совершались покушения на английских чиновников, солдат и полицейских. Арабы действовали в основном по ночам, а днем превращались в тихих мирных жителей. Против подобной тактики было трудно найти какой-либо эффективный метод борьбы. Тогда капитан Уингейт выступил с предложением организовать подразделения, специализирующиеся на антитеррористических операциях. Можно сказать, что он стал родоначальником таких сил. Из еврейских и английских добровольцев были созданы отряды СНС (специальные ночные отделения).

Территорию Палестины разделили на секторы, контролируемые патрулями СНС. Служба в этих отрядах продолжалась 2 недели. За это время совершались от 8 до 10 ночных патрулирований. Днем контролировались деревни и лагеря арабов. Затем каждый доброволец получал недельный отпуск. Уингейт так оценивал ситуацию: "Арабы думали, что ночи принадлежат только им и что только они могут атаковать англичан, отведенных в свои казармы. Но мы научим арабов, чтобы ночью они боялись больше, чем днем". Солдаты из подразделений СНС отказались от стандартных английских ботинок с гвоздями на подошвах и заменили их резиновой подошвой, чтобы тихо двигаться. Вооружение составляли карабины калибра 7,7 мм, ручные гранаты и пулеметы Льюиса.

В 1938 г. Уингейт организовал специальный курс для добровольцев из СНС. Занятия начинались в 6.30 утра и продолжались до поздней ночи. За 3 дня интенсивного, обучения в пустыне занимались стрельбой, топографией, ночной и дневной ориентацией на местности. После этого каждый курсант участвовал в патрулях, где должен был показать, чему он научился. В таких операциях на ливанской границе участвовал молодой еврейский поселенец сержант Моше Даян (будущий израильский командарм), который впоследствии в своих мемуарах так отзывался об Уингейте: "Военный гений, мыслитель и антиконформист, умевший читать карту, как иные читают детские книги".

Действия СНС привели к тому, что арабский террор значительно ослабел. В начале 1939 г. англичане распустили отряды Уингейта. В Англии его стали называть "вторым Лоуренсом". Он говорил: "Я убежден, что метод Лоуренса, основанный на подкупе людей, неверен. Не следует их покупать, заранее отдавая им оружие. Они не будут нас уважать. Мой метод иной: я стараюсь убедить, что мы сражаемся против общего врага. Пусть сначала покажут, что готовы нам помогать по своей доброй воле, тогда можно и оружие дать".

В день начала 2-й мировой войны майор Уингейт находился в Англии, в графстве Кент. Когда в 1940 г. в войну вступила Италия, его послали в Хартум (Судан) с заданием организовать восстание эфиопов против Италии. Уингейт и его помощники создали в Абиссинии, оккупированной итальянцами, отряды из английских и эфиопских добровольцев, называвшиеся "Силами Гидеона". Эти отряды, пользуясь хорошим знанием местности, действовали в итальянском тылу, атаковали и уничтожали небольшие подразделения противника. Они устраивали засады на колонны снабжения. 20 января 1941 г. майор Уингейт во главе своих сил и рядом с императором Хайле Селассие вступил в Адис-Абебу.

Вейвелл размышлял, возможны ли подобные операции против японцев в Бирме и попросил Уингейта высказать свое мнение. Уингейт выразил точку зрения, что враждебность бирманцев к англичанам исключает такой вариант и предложил вместо этого создать подразделения, готовые к самостоятельным диверсионным действиям наподобие африканских ЛРДГ и САС.

В первый день нового 1943 года началась подготовка 3000 коммандос "Чиндит". Так их назвал сам Уингейт в честь мифического летающего льва Чинте, изображения которого находились на стенах бирманских храмов и буддийских гробниц. Теперь уже бригадир Уингейт лично подбирал людей в формируемую пехотную бригаду. Затем добровольцы прошли шестинедельную подготовку в лагере на территории Индии, в штате Манипур, на границе с Бирмой в условиях, близких к бирманским. Курсанты совершали тяжелые марши для выработки выносливости, учились ориентации на местности, методам выживания в "зеленом аду" джунглей. Участники подобных тренировок получали скудный рацион, так что некоторые от истощения попали в госпиталь, В состав бригады входили наемники: гурки, бирманские качины, карены, горцы из племени шан и англичане из королевского ливерпульского полка. Большинству было за 30, но после тяжелейших тренировок они находились в прекрасной физической форме. Уингейт полагал, что недостаток юношеского задора будет компенсироваться зрелостью и выдержкой во время операций.

Физические нагрузки лучше всего переносили гурки - профессиональные солдаты, многие годы служившие английской короне. Программа тренировок была убийственной, но она оказалась необходимой в условиях реальной обстановки. Коммандос предстояла кампания в одном из самых негостеприимных уголков земного шара. Джунгли Бирмы, источник неизвестных экзотических заболеваний, изобиловали широкими реками, глубокими болотами и крутыми горами. "Чиндит" должны были противостоять вышколенным японским пехотинцам.

Уингейт разделил "Чиндит" на две боевые группы. Одной из них командовал полковник Александер, второй - сам Уингейт. Ночью 24-го февраля 1943 г. "Чиндит" форсировал реку Чиндвин и медленно двинулся в направлении своей главной цели - железнодорожной линии Мандалай - Мийткийна. Вдоль этой дороги находились все японские коммуникационные узлы северной Бирмы. 1-го марта силы Уингейта достигли Пинбона, на половине дороги между Чиндвин и железнодорожной линией. Там Уингейт разделил коммандос на 4 меньшие группы, которые далее двигались самостоятельно. Через пять дней две из них - одна под командой майора Бернарда Фергюссона, вторая под руководством майора Майкла Калверта добрались до железнодорожной линии и взорвали ее в четырех местах.

Коммандос достигли цели, но одновременно "копнули гнездо шершней". Японцы бросились во все стороны, преследуя диверсантов. 19 марта, двигаясь на юго-восток, коммандос перешли широкую (1,5 км) реку Ирравадди. На другом берегу простиралась открытая саванна. Если бы японская воздушная разведка заметила коммандос, у них не осталось бы шансов. Уингейт настаивал, чтобы рейд продолжался, но его непосредственный начальник, командующий 4-м корпусом генерал Джеффри Скунс отдал приказ по радио возвращаться. Обеспокоенные японцы перебросили в район между Чиндвин и Ирравадди большие силы, чтобы отрезать дорогу назад.

Уингейт отреагировал на этот маневр, разделив колонны на множество мелких патрулей. Это увеличивало шансы незамеченными проскользнуть на исходные позиции и избежать японского плена. Отходящим в район Чиндвин коммандос предстояло преодолеть 300 км девственных джунглей. Во время отступления произошло множество небольших, но кровавых стычек. Некоторые группы полностью погибли. Командование одной из групп пришло к выводу, что не сможет обойти японцев и прорваться к Чиндвину. Ее направили на север, и, пройдя несколько сот километров, она без потерь добралась до южного Китая. Из 3000 человек, которые пересекли реку Чиндвин, в середине февраля вернулись только 2 182. Многие из них были больны или крайне истощены. Только несколько сот выздоровели настолько, чтобы вернуться на активную службу. С одной стороны, эта операция "Чиндит" была поражением, с другой - поворотным пунктом в действиях англичан, деморализованных серией поражений в юго-восточной Азии. Коммандос доказали, что обычный человек среднего возраста в состоянии выдержать многонедельное пребывание в джунглях Бирмы и победить японцев в прямой смертельной схватке. Это сознание было крайне необходимо для англичан. После рейда боевой дух армии начал улучшаться. Кроме того, операция показала, что изолированные подразделения, действующие в тылу японцев, лишены нормального снабжения, но могут получать его воздушным путем и вести успешные бои.

Эти события привлекли внимание премьера Уинстона Черчилля, который вызвал Уингейта в Англию. Во время конференции командования союзных войск 14- 24 августа 1943 г. в Квебеке бригадир Уингейт докладывал об операциях специальных сил в Бирме. Все высказались за их расширение, а Уингейту присвоили звание генерала и он принял руководство силами из 6 бригад. Сразу после конференции Уингейт вместе с адмиралом Маунтбэттеном (командующим силами союзников в Юго-Восточной Азии) отправился в Вашингтон, чтобы организовать особый авиаотряд для снабжения и поддержки полевых частей. Предполагалось эвакуировать целые подразделения по воздуху после выполнения заданий.

Командующий ВВС США генерал Генри Арнольд горячо поддержал концепцию партизанской войны, предложенную Уингейтом. По его мнению, это могло помочь выиграть долгий спор с армией и флотом и склонить их к согласию на существование автономных авиационных соединений. Части Уингейта требовали транспорта и поддержки. В связи с этим Арнольд предложил создать специальную авиагруппу.

Соединения генерала Уингейта официально назвали 3-й индийской дивизией. В нее входили 5 бригад глубокого проникновения - всего 24 батальона. Авиаком-мандо-1 под руководством полковника Филиппа Кох-рейна, прямо подчиненного Уингейту, насчитывало: 30 истребителей "Мустанг П-51", 12 бомбардировщиков "Митчел Б-25", 25 транспортных самолетов С-47 Дакота и С-46, 100 легких самолетов "Пайпер Клаб", 225 планеров ТГ-5 и СГ-4 и 8 экспериментальных вертолетов, впервые испытываемых в боевых условиях.

В ночь с 5-го на 6-е марта 1944 г. 77-я и 111-я бригады были переброшены на планерах на расстояние 400 км и создали плацдармы "Бродвей" и "Чоурири". В течение 24 часов американские саперы, доставленные вместе с бульдозерами на планерах, построили в джунглях стартовые полосы для самолетов. Еще за 6 ночей воздушным путем перебросили 9052 человека, 1458 животных и 242 тонны военного снаряжения.

Пока отдельные группы расходились для выполнения задания, главная часть сил двинулись в направлении Мавлу; через этот пункт проходила железнодорожная линия Мандалай - Мийткийн. Коммандос хотели перерезать главную линию снабжения японской армии. Они могли рассчитывать на поддержку, поскольку после воздушного десанта район Мавлу был полон парашютистов союзников. На деревьях в джунглях висело множество куполов от парашютов и поэтому коммандос "Чиндит" назвали свою позицию "белым городом".

Операция совпала по времени с большим японским наступлением через реку Чиндвин и далее на юг. Когда японский командующий территорией Бирмы генерал Кавабэ получил сообщение о планерном десанте к северу от Мандалай, он вначале считал, что это очередной рейд. Для уничтожения сил вторжения он направил туда несколько батальонов пехоты, сняв их с линии фронта. В ходе разрозненных сражений в марте коммандос разгромили японские соединения. Тогда в начале апреля Кавабэ послал с фронта дополнительно 10 батальонов, чтобы полностью устранить угрозу японским коммуникациям. Весь следующий месяц в районе "белого города" шли яростные бои. Коммандос решительно отражали каждое японское наступление и сами контратаковали, стремясь уничтожить противника. Победа союзников была великолепной. Людские потери японцев достигали 8000 (в основном убитыми). Коммандос потеряли 1100 человек убитыми и ранеными, из которых многих удалось эвакуировать воздушным путем.

К сожалению, Уингейт не дожил до своего триумфа. 25 марта 1944 г. самолет, на котором он летел, потерпел катастрофу на вершине горы, не замеченной пилотами из-за густой облачности. Адмирал Маунтбэттен в своих мемуарах так написал о нем: "Генерал погиб на высоте своего триумфа. Союзники потеряли в его лице одну из самых выдающихся и динамичных личностей. А солдаты потеряли командира, о котором в армии можно только мечтать".

Стандартный комплект вооружения и снаряжения "Мародеров Меррилла" и других американских коммандос в Азии: пистолет-пулемет Томпсона, пистолет Кольт, 4 ручных гранаты, нож-кастет, мачете и т.д.

"Мародеры Меррилла" и поход на Мийткийн

На конференции в Квебеке было принято также решение об организации американской диверсионной группы дальнего действия. Ее подготовка должна была опираться на опыт, накопленный "Чиндит". В задачу входила поддержка операций Уингейта. На военных базах Тихого Океана распространялся подписанный президентом Рузвельтом документ о "наборе добровольцев, подготовленных к действиям в джунглях, для участия в опасных операциях в незнакомой местности". В ноябре 1943 г. в центральной Индии вместе с коммандос "Чиндит" проходили подготовку уже 3000 американских солдат ("Силы Галахада"). 27 января 1944 г., несмотря на протесты Уингейта, их послали в Ледо на китайско-бирманскую границу для проведения операции, предшествующей наступлению генерал-лейтенанта Джо Стилвелла. Стилвелл хотел захватить дорогу, ведущую из Бирмы в китайский город Чунцин.

Американская армия обозначила "Силы Галахада" кодом "5307". Это обозначение оказалось неудачным. Американские журналисты придумали нечто лучшее. Они назвали новое соединение по имени командира, генерала бригады Фрэнка Мэррилла, который в 1942 г. был в Бирме во время нападения японцев и вместе со Стилвеллом принял участие в отходе. Меррилл прошел пешком большую часть страны, в которой его соединению предстояли военные действия. Так возникло название "коммандос Меррилла", вскоре замененное на "мародеров Меррилла".

В феврале 1944 г. силы Стилвелла начали двигаться в направлении к югу от Ледо. Бригада коммандос под руководством генерала Джима Фергюссона находилась на правом фланге, китайская дивизия в центре, а "мародеры" Меррилла заняли левый фланг. Люди Фергюссона переместились на юг, чтобы помочь обороне "белого города". Китайцы и "мародеры" двинулись на юго-восток вдоль долины Хукаванг в направлении Мийткийна. Солдаты Меррилла, располагая легким вооружением, выдвинулись вперед, пытаясь окружить японцев. Этот этап наступления продолжался два месяца. К несчастью, случилось так, что "мародеры" потеряли своего руководителя Меррилла, который 31 мая был эвакуирован из-за сердечного приступа. Его заменил подполковник Хантер. К концу апреля потери возросли до 1500 человек, а многие боеспособные коммандос страдали тропической лихорадкой. Двухмесячная кампания измучила всех. Однако Стилвелл отдал приказ пройти еще 135 км через обрывистые склоны хребта Кумон и захватить Мийткийн. Переход через Кумон занял 19 дней и стал настоящим кошмаром. Во время ликвидации небольших японских гарнизонов коммандос заразились тифом, который свирепствовал в оккупационной армии. 149 солдат были эвакуированы, многие умерли.

Утром 17 мая оставшиеся в живых "мародеры" достигли слабо оборонявшегося аэродрома вблизи Мийткийна и без труда его захватили. Однако дальнейший ход операции носил фатальный характер. Подкрепление и боеприпасы не были доставлены вовремя, чтобы помешать усилению японского гарнизона в городе. "Мародеры" были вынуждены атаковать в лоб без поддержки танков и артиллерии. Наступающие понесли чрезвычайно высокие потери. Когда 25-го мая Стилвелл прилетел в к ним, Хантер вручил ему рапорт, в котором жаловался на неправильное использование "мародеров", плохое снабжение и другие упущения. В такой ситуации, когда численный состав соединения сократился до 200 человек, т.е. в 15 раз, следовало вообще его расформировать. "Мародеры" ненавидели Стилвелла. Один из них впоследствии так рассказывал о его визите: "Я держал его на мушке, мог нажать курок и никто бы не узнал, что не японец застрелил этого сукиного сына".

Положение коммандос "Чиндит" было не лучшим. После гибели Уингейта руководство перешло к Лентону, который жестко подчинялся Стилвеллу. Уингейт, всегда непосредственно связанный с Черчиллем, был единственным, кто мог удержать Стилвелла от бессмысленной эксплуатации подразделений "Чиндит". 6 мая 1944 г. после возобновления японских атак на "белый город" Лентон принял решение покинуть этот район. Его силы двинулись на север, к позициям вблизи Мийткийна. Во время атаки на Могаунг - последний железнодорожный узел перед Мийткийном - бригада Калверта потеряла 1000 человек.

Стилвелл посылал коммандос "Чиндит" в бой вплоть до августа, несмотря на протесты врачей и офицеров, указывавших, что все солдаты тяжело больны. Стилвелл в конце концов уступил, но только под прямым давлением верховного главнокомандующего союзными войсками в Юго-Восточной Азии адмирала Маунтбэттена. 3-го августа был взят Мийткийн. Японские потери в боях за город достигли 3000 человек. Коммандос "Чиндит", насчитывавшие вначале 23000 солдат, потеряли 5000. "Мародеры" не досчитались половины своего состава (1500 человек). Все англичане и американцы были больны, многие из них находились в тяжелом состоянии. Шестимесячная кампания в северной Бирме уничтожила и "Чиндит" и "Мародеров". Лучше всех убийственные условия перенесли гурки, которые поколениями служили в самых труднодоступных районах Британской империи.

Японские парашютисты

Днем рождения японских воздушно-десантных сил следует назвать 22 апреля 1937 г., когда во время маневров были сброшены 88 парашютистов в полной выкладке. Положительный результат убедил японское командование практически использовать возможности парашютных соединений.

На основе этого опыта командование японской армии в 1938 г. приказало сбросить десант численностью 120 человек в тыл китайских войск для проведения разведки. Эта операция показала большие возможности воздушного десанта при использовании фактора внезапности. Однако до начала 2-й мировой войны кроме небольших экспериментальных групп, Япония не имела воздушно-десантных войск в составе наземных и военно-морских сил. С мая до октября 1940 г. генерал Тамаюки Ямасита (будущий "тигр Малайи") находился в Германии и Италии, где изучал организацию воздушно-десантных войск.

История японских парашютистов началась с лета 1940 г., когда в страну прибыли 100 немецких инструкторов. Они начали строить ядро будущих войск для нужд пехоты и флота. Подготовку проводили в парашютных школах и центрах. В качестве полигона для тренировки воздушно-морского десанта немцы выбрали китайский остров Хайнань. К декабрю 1941 г. все участники курсов были тщательно обучены. Одновременно создавались новые центры подготовки в Японии и на оккупированной части Китая.

Обучение японских парашютистов продолжалось 6 месяцев и складывалось из 5 этапов. Большое внимание уделяли физической подготовке. Вначале будущие парашютисты проходили обучение на земле - топография местности, связь, складывание парашютов. Затем начинались прыжки со 130-метровых вышек. Кроме боевой подготовки изучали основы языка страны предстоящих действий, а также технику минирования и разминирования, знакомились с оружием и оснащением противника. На пятом этапе отрабатывали групповые и одиночные прыжки с высоты 1200 м с самолета на скорости 130 км/час.

Оружие и снаряжение японских парашютистов десантировалось в контейнерах, прикрепляемых к парашютисту. Каждый из них кроме стрелкового оружия имел кинжал, взрывной заряд и взрыватель. Некоторые оснащались огнеметами и противотанковыми минами. Тяжелое вооружение и средства связи сбрасывали на цветных парашютах, хорошо различимых еще в воздухе.

В октябре 1941 г. в операции под Чанша на китайской территории в тыл китайских войск сбросили три десантные группы, которым поручили тактические и разведывательно-диверсионные задачи.

В 1942 г. японское командование начало формирование крупных десантных соединений в наземных и морских силах. Сухопутная армия располагала бригадой парашютистов, в которую входили связисты, саперы, парашютный полк из трех стрелковых рот и одной роты пулеметчиков, а также полк транспортных самолетов (4 эскадры "Мицубиси-112"). Флот обладал двумя батальонами парашютистов по 750 человек в каждом под общим названием "Спецгруппа флота". Главная задача - захват плацдармов для высадки морского десанта на судах-амфибиях.

В начале 1942 г. Япония в течение трех месяцев захватила в Юго-Восточной Азии территорию площадью около 3 млн. кв. км. Столь быстрые успехи были достигнуты благодаря смелой стратегии использования морской транспортировки наземных сил (11 пехотных дивизий) в сочетании с воздушными атаками. Японские воздушно-десантные операции лишь дополняли это грандиозное наступление. Парашютные соединения использовали для захвата аэродромов в Голландской Индии (Индонезии). Парашютные подразделения флота высаживались даже с подводных лодок.

Так, 1 января 1942 г. 30 самолетов сбросили 350 парашютистов 1-го батальона военно-морского флота на остров Целебес, в районе Манадо для захвата аэродрома Лангоан. Японцы застали врасплох голландский гарнизон, насчитывавший 1500 человек. На следующий день высадились еще 185 парашютистов, и вечером 2 января весь аэродром уже находился в руках японцев. Он стал немедленно использоваться в качестве базы истребительной авиации. Это расширило район действий авиации на 400 км.

14 февраля 1942 г. началась воздушно-десантная операция на Суматре. Парашютисты получили приказ захватить два аэродрома в Палембанге, в 100 км от побережья, а также не допустить уничтожения нефтепровода и его сооружений. 1-я японская парашютная бригада под командованием полковника Кумэ после старта с аэродромов в Малайе была сброшена примерно в 11 ч. 30 мин. двумя группами. Первая численностью 460 солдат высадилась на аэродроме, вторая (160 человек) - в районе нефтепровода. Голландский гарнизон насчитывал 1000 человек, но, несмотря на это, к концу дня аэродром и нефтеочистительный завод оказались в руках японцев.

На следующий день десанту были приданы 100 солдат и 1-я бригада заняла город Палембанг после отхода войск союзников в юго-западном направлении. Утром 16 февраля в окрестностях Палембанга высадились японские подразделения 38-й пехотной дивизии. Захват плацдарма закончился успехом. В результате был не только захвачен аэродром и сохранены сооружения нефтепровода, но войска союзников вообще эвакуировались с Суматры.

20 февраля 1942 г. японский флот провел воздушно-десантную операцию с целью захвата голландской воздушной базы Уупанг на острове Тимор и блокирования воздушного маршрута из Австралии на Яву. Остров Тимор обороняли несколько рот голландских и австралийских войск. Два батальона японцев при поддержке нескольких легких танков высадились на расстоянии 25 км на юго-восток от города Купанг. 310 парашютистов из 3-го батальона морского десанта сбросили на аэродром Пенджой в 25 км от Купанга. На следующий день сбросили еще 350 парашютистов. Оба десанта соединились и полностью выполнили свою задачу. Захват аэродрома перерезал воздушный путь между Австралией и Явой длиной 2200 км.

9 марта 1942 г. Голландская Индия (Индонезия) оказалась полностью захваченной японскими войсками. Это было тяжелое поражение: потери союзников составили 250000 человек, а японцы потеряли менее 35 тысяч. Ключом японского успеха в этой кампании стала стратегическая и тактическая мобильность войск, которые перебрасывались морским транспортом. Воздушно-десантные войска значительно способствовали успеху в меру своих скромных возможностей.

Когда японцы были вынуждены покинуть захваченные территории на Тихом океане, из уцелевших подразделений морских парашютистов создали парашютный полк. В конце 1944 г. сформировали дивизию парашютистов, объединившую остатки парашютных частей. Дивизию применяли в диверсионно-разведывательных целях.

6 декабря 1944 г. 350 японских парашютистов сбросили на аэродром в районе Бузавен, на Филиппинах, вблизи оперативной базы 11-й американской воздушно-десантной дивизии. Ночью разыгралась беспощадная, но хаотичная схватка между японскими и американскими парашютистами. Утром 9 декабря несколько сот солдат из 26-й японской пехотной дивизии пришли на помощь парашютистам, но после недельных боев японцы были разбиты.

Последняя крупная операция воздушно-десантной японской армии окончилась поражением.

предыдущая страница / следующая страница
десктопная версия страницы


МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org


contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020