МИТЧЕМ С., МЮЛЛЕР Дж. "КОМАНДИРЫ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА", 1997

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

"Мертвая голова" была переброшена на западный край периметра, где ею "заткнули" прорыв 34-й советской армии. Среди снегов и болот в смертельной схватке сошлись два непримиримых противника. Бои были столь напряженными, что Эйке пришлось поставить под ружье даже ходячих раненых. "Мертвая голова" отбила все атаки русских и уничтожила элитную 7-ю гвардейскую дивизию. Но потери были просто огромны. К 6 апреля 1942 года в строю осталось меньше 10000 человек, из которых треть оказалась в состоянии крайнего физического и нервного истощения.

Но именно эта, наполовину обескровленная дивизия в мае 1942-го прорвала окружение и соединилась с пришедшей на подмогу армией, образовав узкий коридор близ Демянска. С этого момента без "Мертвой головы" уже нельзя было обойтись. Через коридор, который она прикрывала, осуществлялось снабжение окруженных. Дивизии удалось отбить много яростных атак красноармейцев, и к концу июля в ее рядах осталось меньше 3000 человек.

***
Даже у самых придирчивых критиков не было повода усомниться в мужестве Теодора Эйке. Во время боев под Демянском Эйке терпеливо сносил те же тяготы, которые выпали на долю его солдат. Он ночевал в снегу, в течение многих дней не снимал насквозь промокшую одежду, неоднократно оказывался под вражеским огнем и сидел на голодном солдатском пайке.

В награду за его выдающиеся заслуги, за бои под Демянском 26 декабря 1941 года Эйке был награжден Рыцарским крестом. Ему было присвоено звание обер-группенфюрера и генерала Ваффен СС, а 20 апреля, в день рождения Гитлера, Дубовые Листья к Рыцарскому кресту. Эти жесты доверия, тем не менее, не успокоили бывшего начальника концлагеря.

Его сильно расстроила потеря такого огромного количества людей, которых он лично подготовил. Обер-группенфюрер негодовал по поводу того, что в - его глазах являлось проявлением безразличия вермахта к судьбе его дивизии. Его приводило в бешенство стремление вермахта сражаться за счет СС до последнего солдата. Эйке еще раньше утверждал, что Брокдорф-Алефельдт намеренно жертвовал его дивизией во всех критических ситуациях, тогда как по возможности щадил остальные части во время тяжелых боев.

Шли недели, а ситуация оставалась прежней, и критика Эйке становилась все более откровенной.

Похоже на то, что он был прав. Граф Брокдорф-Алефельдт с самого начала войны оказался в кругу участников антигитлеровского заговора и не питал к СС особой любви.23 Эйке также обратился с упреками к Гиммлеру, требуя, чтобы остатки его элитной дивизии были сняты с Восточного фронта. 26 июня 1942 года он добился личной аудиенции у Адольфа Гитлера в "Вольфсшанце" ("волчьем логове"), неподалеку от Растенбурга, Восточная Пруссия, и, не стесняясь в выражениях, описал ему создавшуюся обстановку. Гитлер пообещал, что в августе отведет дивизию, если обстановка южнее озера Ильмень останется стабильной. Он также пообещал перебросить ее во Францию" где она будет переформирована и увеличена до объема, в каком находилась перед началом операции "Барбаросса". Своего слова Гитлер не сдержал и до 26 августа не отдавал приказа отвести "Мертвую голову" с Восточного фронта. К тому времени дивизия понесла еще более крупные потери. А затем оперативная обстановка под Демянском и вовсе сделала невозможным ее немедленный отвод.

23 Аристократ старой закваски граф фон Брокдорф-Алефельдт предполагал во время Судетского кризиса 1938 г. воспользоваться своей 23-й пехотной дивизией, дислоцированной в Потсдаме, близ Берлина, против НСДАП и СС. Но этот переворот, которым руководил генерал-оберст Эрвин фон Витцлебен, потерпел крушение, после того как Британией и Францией было подписано Мюнхенское соглашение, согласно которому Чехословакия была отдана нацистам. Брокдорф избежал виселицы только потому, что умер естественной смертью в 1943 году. (Keilich, Die Generale, р. 52)

Теодор Эйке стал еще более критично высказываться о берлинском руководстве СС по причине того, что не получал должного пополнения. Удовлетворял его требования Гиммлер неохотно, поскольку уже начал собирать силы для новой (т.е. переформированной) дивизии "Мертвая голова", а резервы живой силы не были безграничны. Требования Эйке стали столь откровенны и настойчивы, что Гиммлер отправил его в бессрочный отпуск для поправки здоровья. Эйке изнемогал от смертельной усталости, вызванной изнурительными боями. В последних боях под Демянском "Мертвой головой" командовал старший полковой командир обер-фюрер Макс Зимон. В октябре, после окончательного вывода из окружения остатков дивизии, он отбил еще несколько мощных атак советских войск. Все нестроевые подразделения были полностью расформированы и их личный состав передан в пехоту. В наличии оставалось менее 300 человек.24

24 Макс Зимон (1899-1961) позже стал группенфюрером СС и на Итальянском фронте командовал 16-й панцергренадерской дивизией "Хорст Вессель" (1943-1944), а на Западном фронте - XIII корпусом СС (1944-1945). Затем за борьбу с партизанами в Италии он отбывал тюремное заключение и в 1954 году вышел на свободу

Зимой 1942-43 годов дивизия "Мертвая голова" была преобразована в панцергренадерскую. В ноябре 1942 года она приняла участие в оккупации Виши, а затем оставалась на юге Франции, в районе Ангулема, где подверглась многим испытаниям. Набравшись сил и отдохнув, Эйке с присущими ему рвением и безжалостностью взялся за подготовку новых кадров.

В это время Гитлер решил увеличить танковый батальон Эйке до размеров полка, и "Мертвая голова" стала, в сущности, танковой дивизией, несмотря на то что официально продолжала носить наименование панцергренадерской дивизии СС "Мертвая голова".25

25 По приказу Гитлера дивизия "Мертвая голова" 22 октября 1943 г. была преобразована в 3-ю танковую дивизию СС "Мертвая голова". (Tessin, Verbaende, Volume 2, pp. 212-13)

После Сталинграда она была срочно переброшена на Восточный фронт и в феврале 1943 года соединилась с танковым корпусом обергруппенфюрера СС Пауля Хауссера, после второго сражения за Харьков. Затем "Мертвая голова" приняла участие в блестящем контрнаступлении фельдмаршала фон Манштейна, за которым последовал захват украинского города. В этой молниеносной операции дивизия отличилась. Однако Теодору Эйке не довелось стать свидетелем ее триумфа. Днем 26 февраля 1943 года его обеспокоило отсутствие радиосвязи с танковым полком, поэтому он сел в "Fieseler" Fi.156 "Storch" (легкий одномоторный разведывательный самолет), чтобы с воздуха разобраться в происходящем. Эйке обнаружил местоположение группы эсэсовских танков неподалеку от деревни Михайловка, но с воздуха не разглядел, что соседняя деревня Артельное все еще находилась в руках русских. "Storch" снизился до 300 футов и начал медленно поворачивать на хорошо замаскированные позиции Красной Армии. Русские открыли по нему ураганный пулеметный и винтовочный огонь и в мгновение ока сбили самолетик, который сгорел между двумя деревнями.

На следующий день эсэсовцы извлекли из обломков самолета обгорелые останки своего шефа и похоронили его в соседней деревне Отдохнино со всеми воинскими почестями, засыпав могилу генерала СС землей страны, которую он так ненавидел.

В панегирике погибшему Адольф Гитлер переименовал одно из подразделений дивизии в 6-й панцергренадерский полк "Теодор Эйке". Смерть Эйке за пределами СС оплакивали лишь немногие.

Гиммлер велел временно перенести останки Эйке на Хегевальдское кладбище в Житомире, чтобы не дать им попасть в руки Советов. И все же, когда Красная Армия весной 1944 года освободила Украину, останки шефа "Мертвой головы" эсэсовцам забрать с собой не удалось.26 В обычае Советов было сравнивать с землей захоронения при помощи бульдозеров или каким-либо другим образом осквернять могилы немецких солдат, и можно почти с уверенностью сказать, что с могилой Эйке произошло то же самое. Как бы то ни было, но его останки исчезли.

26 В Советском Союзе немецкие военные захоронения, как правило, разравнивались бульдозером, так что место упокоения Эйке неизвестно

ПАУЛЬ ХАУССЕР, пожалуй, единственный, кто имел огромное влияние в деле военного совершенствования СС, родился в Бранденбурге 7 октября 1880 года, в семье прусского офицера.

Образование получил в юнкерских училищах и в 1892 году перевелся в училище Берлин-Лихтерфельде, аналог Вест-Пойнта в кайзеровской Германии. Среди его однокашников были будущие фельдмаршалы Феодор фон Бок и Гюнтер фон Клюге.

Училище Хауссер закончил в 1899 году, в звании фаненюнкера, и получил назначение в 155-й пехотный полк, в Острау близ Позена. После 8 лет строевой службы, в 1907 году, он поступил в военную академию, которую окончил в 1912 году. Тогда же он получил назначение в Генеральный штаб, а два года спустя ему присвоили звание гауптмана. В конце того же 1914 года, когда началась мобилизация германской армии, вызванная началом первой мировой войны, Хауссер получил новое назначение - в штаб 6-й армии, которой командовал кронпринц Рупрехт Баварский. Позднее Хауссер служил в штабе IV корпуса 109-й пехотной дивизии, в составе I резервного корпуса и командиром роты в 38-м стрелковом полку. Он воевал во Франции, Венгрии, Румынии и был награжден Железным крестом обоих классов. К концу войны Хауссер был командиром 59-й резервной команды в Глогуа (Германия). После войны он служил в добровольческом корпусе на восточной границе.

В эпоху рейхсвера Хауссер служил в штабе 5-й пехотной бригады (1920-1922 гг.) 2-го военного округа, 2-й пехотной дивизии (1925-1926 гг.), 10-м пехотном полку. Он также был командиром 3-го батальона 4-го пехотного полка (1923-1925 гг.), 10-го пехотного полка (1927-1930 гг.) и закончил военную службу в чине пехотного командира IV (Infanterieiueherer IV) - этот пост он занимал с 1930 по 1932 год.

На этом своем последнем посту Хауссер одновременно являлся одним из двух заместителей командующего 4-й пехотной дивизией.

31 января 1932-го, в возрасте 51 года, он вышел в отставку в звании генерал-лейтенанта. Пауль Хауссер, всегда бывший ревностным немецким националистом, связал свою судьбу с НСДАП. Он был штандартенфюрером СА и командиром бригады в районе Берлина -Бранденбурга, когда Генрих Гиммлер предложил ему работу по подготовке войск особого назначения СС - зародыша Ваффен СС. 15 ноября 1934 г. Хауссер вступил в ряды СС в звании штандартенфюрера. Первое его назначение было комендантом училища офицеров СС в Брауншвейге.

В войсках СС особого назначения Хауссер встретил целеустремленных, но необученных молодых нацистов, фанатически преданных фюреру и в большинстве своем желавших оформиться в спаянную военную организацию. Военный опыт и организаторские способности бывшего офицера Генерального штаба были встречены с радостью и одобрением. Он скоро разработал учебный план училища, который скопировали все военные учебные заведения подобного рода по всей Германии, а позднее и во всей Европе. Хауссер делал упор на физическую подготовку, спортивные состязания, групповую работу и дружеские отношения между военнослужащими разных званий.

Сам Хауссер был отменным спортсменом и наездником, способным успешно соревноваться с людьми, которые были на 30 лет моложе. Под его руководством элита СС превысила все, с чем армия могла соперничать - по крайней мере внешне. На Гиммлера это произвело такое впечатление, что он присвоил Хауссеру звание инспектора офицерских училищ СС, ответственного за деятельность учреждений, занимающихся подготовкой офицеров в Брауншвейге и Бад-Тельце, равно как в Медицинской академии СС в Граце. 20 апреля 1936 года его повысили в звании до оберфюрера, а 22 мая того же года он стал бригаденфюрером. В конце 1936 года, вследствие стремительного увеличения рядов СС, Хауссер был назначен главным инспектором войск СС особого назначения и отвечал за военную подготовку всех соединений СС за исключением тех, что были подведомственны Теодору Эйке.

Хауссер оказался разумным куратором, обладавшим широким профессиональным кругозором. Именно он, например, настоял на том, чтобы войска СС особого назначения носили на поле боя камуфляжную униформу, и отстаивал свое мнение, хотя это вызывало смех у солдат-армейцев, которые называли эсэсовцев "древесными лягушками" (эта униформа была очень похожа на современную полевую форму армии США, именуемую "fatiques"). В течение 3 последующих лет Хауссер руководил организацией, совершенствованием и обучением полков СС "Дойчланд", "Германия" и "Фюрер", равно как и более мелких подразделений поддержки, обслуживания и снабжения.

Пауль Хауссер быстро разглядел потенциальные возможности "блицкрига" (молниеносной войны), и как следствие этого большая часть подразделений СС была моторизована. Осенью 1939 года он занимался формированием дивизии СС особого назначения, но разразившаяся война застала его врасплох, и не всем подразделениям удалось закончить подготовку. Поэтому ни одна дивизия СС не принимала участия в боях в Польше.

Большинство подготовленных к бою подразделений СС особого назначения (и лично сам Хауссер) были переданы танковой дивизии, руководимой армейским генерал-майором Вернером Кемпфом. После этой кампании, 10 октября 1939 года, на военном полигоне в Брди-Вальд неподалеку от Пльзени (Чехия) была создана первая полная дивизия войск СС.27 Ее командиром стал новоиспеченный группенфюрер СС Пауль Хауссер.

27 Bender and Taylor, Waffen-SS, Volume II, pp. 80

Хауссер обучал свою моторизованную дивизию войск СС особого назначения в течение зимы 1939-40 гг. и вместе с ней отличился во время завоевания Голландии, Бельгии и Франции в 1940 г. Зимой 1940-41 гг. Гитлер дал указание сформировать новые эсэсовские дивизии. Дивизия СС особого назначения (расквартированная на гарнизонную службу в Голландии) составила ядро этих дивизий, отдав им мотопехотный полк и несколько более мелких подразделений. Тем временем в декабре 1940 года войска СС особого назначения были передислоцированы в город Везуль в Южной Франции и приданы дивизии СС "Дойчланд". Ее было легко спутать с полком, который носил такое же название, поэтому в начале 1941 года она стала дивизией СС "Рейх". К концу войны ее именовали уже 2-й танковой дивизией СС "Дас Рейх".

Пауль Хауссер не особенно сетовал по поводу потери половины солдат-ветеранов, предпочитая отдать себя делу обучения "необстрелянного" пополнения, готовясь к будущему вторжению в Англию. Однако в марте 1941 года "Рейх" была передислоцирована в Румынию и в апреле приняла участие в захвате Югославии. В срочном порядке вернувшись в Германию, она была переформирована для операции "Барбаросса", а затем направлена в Польшу, где до 15 июня процесс формирования продолжался.

Вторжение в Советский Союз началось 22 июня 1941 года. Пауль Хауссер пересек границу под Брест-Литовском и принял участие в боях по окружению противника в зоне действий группы армии "Центр". В крайне тяжелых боях особо отличилась дивизия "Дас Рейх". В июле она уничтожила 103 советских танка к разбила элитную 100-ю пехотную дивизию Красной Армии (100-я пехотная дивизия тоже изрядно потрепала немцев и была впоследствии переименована в 1-ю гвардейскую).

К середине ноября "Дас Рейх" понесла сорок процентов потерь личного состава. Лично пострадал и ее командир Пауль Хауссер. 14 октября в бою под Гьячем он потерял правый глаз. Его эвакуировали в Германию, где для выздоровления ему потребовалось несколько месяцев.

Хауссер (уже обергруппенфюрер) вернулся в строй лишь в мае 1942 года, в качестве командира только что созданного моторизованного корпуса СС, 1 июня 1942 года ставшего танковым корпусом СС. Вторую половину 1942-го он провел во Франции, командуя 1-й, 2-й и 3-й дивизиями СС, впоследствии реорганизованными в панцергренадерские дивизии СС "Лейбштандарт", "Дас Рейх" и "Мертвая голова"). Кроме всего прочего, этим прекрасно экипированным подразделениям был придан танковый батальон и рота первых танков (PZKW VI "Тигр").

PzKw VI "Тигр", - возможно, наиболее устрашающее германское сухопутное оружие. Изображенный на снимке танк принадлежал 1-й танковой Дивизии СС

Пока Хауссер готовил свою новую команду к следующей кампании, на Восточном фронте разразилась катастрофа. Сталинград был окружен, пал, и Красная Армия устремилась на запад. В январе 1943 года Гитлер бросил танковый корпус СС под Харьков, четвертый по величине город СССР, который из соображений престижа приказал защищать до последней капли крови. "Теперь в Гитлера, наконец, вселили уверенность, - писал позднее Пол Каррел. - Он полагался на абсолютное повиновение корпуса войск СС и сквозь пальцы смотрел на то, что командир корпуса Пауль Хауссер был человеком здравого смысла, опытным стратегом, обладавшим мужеством перечить начальству".28

28 Paul Carell, Scorched Earth, Ewald Osers, trans. (Boston: Little, Brown, 1966; reprint ed.. New York: Ballantine Books, 1964), p. 196

В полдень 15 февраля Хауссер был почти полностью окружен 3-й танковой и 69-й армиями. Чтобы не жертвовать двумя элитными эсэсовскими дивизиями ("Мертвая голова" еще не прибыла из Франции), Хауссер отдал команду своему корпусу в час дня прорваться на юго-запад невзирая на приказы Гитлера и генералов вермахта.

Поступок Хауссера поверг в ужас его непосредственного начальника генерала Губера Ланца. Ведь имело место намеренное неповиновение приказу фюрера!

В 3.30 дня он заявил Хауссеру: "Харьков будет обороняться при всех обстоятельствах!"29

29 Ibid., p. 198

Пауль Хауссер проигнорировал и этот приказ. Последний солдат немецкого арьергарда оставил Харьков утром 16 февраля. Хауссер удачно провел отступление и спас тем самым 320-ю пехотную дивизию вермахта "Великая Германия". Вопрос теперь стоял о том, как Гитлер отреагирует на этот случай.

Менталитет Адольфа Гитлера требовал найти козла отпущения - ответственного за катастрофу, однако Хауссер был не тем, кто подходил на эту роль. Ведь он являлся офицером СС, преданным нации, обладателем золотого партийного значка, которым Гитлер наградил его за три недели до этого. Вместо этого фюрер сместил Губера Ланца, того самого генерала, который до самой последней минуты настаивал на выполнении приказа. И все же, вопреки бытовавшей тогда практике, вместо отставки Ланца вскоре отправили командовать горнострелковым корпусом.30

30 До падения Харькова Ланц командовал сборным армейским соединением, куда входили остатки группы армий "В" и корпуса Хауссера. На этом посту его сменил Вернер Кемпф. Вскоре после этого штаб-квартира армейского соединения была преобразована в 8-ю армию. Ланц стал командующим XXII горнострелкового корпуса, дислоцированного тогда в Греции. (Keilich, Die Generale, pp. 166 и 197; Tessin, Verbaende, Volume 4, pp. 175)

Гитлер простил Хауссера не сразу даже после того, как рапорты и сами события нескольких последующих дней сделали обоснованность его поступков явными всем и каждому даже в ставке фюрера. В качестве наказания было рекомендовано придержать награду Дубовыми Листьями в дополнение к Рыцарскому кресту.

Тем временем фельдмаршал Эрих фон Манштейн, командующий группой армий "Юг", разработал блестящий план выравнивания линии южного участка Восточного фронта. Осознавая тот факт, что самоуверенным русским угрожает опасность растянуть коммуникации, Манштейн позволил им ринуться вперед, в то время как сосредоточил свои войска для массированной контратаки. Этот удар повлек бы за собой двойной захват в клещи с целью отсечения массированного прорыва южнее Харькова, за которым последовала бы попытка взятия обратно этого города. Хауссеру, чьи силы были теперь подкреплены дивизией СС "Мертвая голова", предстояло взять на себя командование левым флангом "клещей".

Третье сражение за Харьков началось 21 февраля 1943-го. Оно было ожесточенным. 9 марта 6-я армия и бронетанковая армия Попова были уничтожены. В число потерь вошли 600 танков, 400 орудий, 600 противотанковых орудий и десятки тысяч солдат. В тот- день передовые части Хауссера снова вошли в горящий Харьков, вступив в самое противоречивое сражение в его генеральской карьере.

Военные историки в основном сходятся на том, что Харьков был обречен и что Хауссеру следовало бы окружить город. Вместо этого он фронтально атаковал его с запада и затеял шестидневные кровопролитные уличные бои. И встретил фанатичное сопротивление русских. Взятие Харькова окончательно завершилось лишь 14 марта. Во время сражения потери танкового корпуса СС составили 11 тысяч убитыми, тогда как Красной Армии - 20 тысяч.

***
Хауссер спас свою репутацию военачальника в июле I того же года, во время битвы под Курском. Находившийся в его подчинении 2-й танковый корпус СС прорвал линию фронта противника глубже других немецких частей и уничтожил 1149 советских танков и бронетранспортеров. Генерал Герман Гот, командующий 4-й танковой армией, представил его к Дубовым Листьям, отмечая, что, несмотря на то что он был изувечен предыдущими ранениями, Хауссер "неустанно каждый день руководил ходом боевых действий. Само его присутствие, его храбрость и юмор в самых тяжелых ситуациях придавали в его войсках устойчивость и энтузиазм, и в то же время он крепко держал в руках командование своим корпусом... Хауссер снова отличился как высоко квалифицированный военачальник".31

31 Mark С. Yeager, Oberstgruppenfuhrer SS und Generaloberst der Waffeh-SS Paul Hausser (Winnipeg, Canada: John Fedorowicz, 1986), p. 11 (далее цитируется как "Yeager, Hausser")

Одновременно с поражением немцев под Курском 25 июля в Италии был свергнут диктатор Бенито Муссолини. В тот же день Гитлер приказал перебросить 2-й танковый корпус СС в Северную Италию, хотя, в конце концов лишь штаб корпуса и 1-я панцергренадерская дивизия СС покинули Восточный фронт.

Хауссер оставался в Италии до декабря 1943 года, не ввязываясь ни в какие бои, а потом был переведен во Францию, где в его корпус влилась недавно сформированная 9-я танковая дивизия "Гегештауфен" и 10-я танковая "Фрундсберг".

Корпус Хауссера предполагалось держать в резерве, чтобы быть готовыми к Дню-"Д", но когда в апреле 1944 года в Галиции была обнаружена 1-я танковая армия, Хауссера снова отправили на Восточный фронт для ее спасения. Это задание было выполнено без особых хлопот, благодаря Манштейну, Хауссеру и командующему армией Хансу Валентину Хюбе. Вместо того чтобы возвратить корпус СС обратно во Францию, Гитлер отправил его в Польшу, где формировался резерв для противостояния Советам. И только 11 июня, через 5 дней после высадки союзников в Нормандии, Гитлер отдал приказ вернуть корпус во Францию. Местом его дислокации был определен участок к западу от Кана, и ему было предписано удерживать господствующую высоту 112.

Битва в Нормандии стала самой трудной в карьере Хауссера. Противостоя значительному перевесу сил атаковавшего с воздуха и с моря противника, он испытывал трудности, не дававшие ему возможности для маневра и снабжения войск. Между тем левый фланг немецкого фронта в Нормандии, находившегося в ведении командующего 7-й армии генерал-оберста Фридриха Долльмана, оказался в большой беде. В конце июня, вскоре после падения Шербура, генерал скончался на месте от сердечного приступа (см. гл. 4). Он был заменен Паулем Хауссером, которого вскоре повысили в звании до оберстгруппенфюрера СС и генерал-оберста Ваффен СС. Он стал первым эсэсовцем, назначенным на пост командующего армией на постоянной основе.32

32 Первым эсэсовцем, который стал боевым командиром на уровне штаба армии, был Зепп Дитрих, возглавивший 9 июня 1944 года остатки танковой группы "Запад" (ставшей позднее 5-й танковой армией). Вскоре после того, как местонахождение штаба было выявлено радиоперехватчиками, по нему со стороны союзных держав был нанесен бомбовый удар, во время которого был тяжело ранен командующий группой генерал танковых войск барон Лео Гейер фон Швеппенбург. Штаб-квартира настолько сильно пострадала, что на следующий день ее пришлось перенести в другое место

предыдущая страница / следующая страница
десктопная версия страницы


МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org


contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020