МИТЧЕМ С., МЮЛЛЕР Дж. "КОМАНДИРЫ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА", 1997

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

ГЮНТЕР ЛЮТЬЕНС, сменивший Маршалла на посту командующего германским флотом, родился в Висбадене 25 мая 1889 года, в семье торговца. Очарованный рассказами о море, он решил сделать карьеру на флоте, в который вступил зеекадетом в 1907 году. В 1910 году Лютьенс закончил военно-морское училище 20-м в списке класса из 160 человек. В соответствии с высокими учебными достижениями Лютьенса назначили на линкор. Но Лютьенс никогда не любил большие корабли. Как только появилась возможность, он перевелся на торпедные катера и прослужил на них всю первую мировую войну. Во времена Веймарской республики он попеременно выполнял штабные поручения и занимался морским обучением, специалистом которого считался. С 1929 по 1931 год он командовал 1-й флотилией торпедных катеров. Затем его назначили главой управления личного состава корпуса морских офицеров (1932-1934). Скоро Лютьенс получил под команду крейсер "Карлсруэ" и первую половину 1935 года провел, демонстрируя германский военно-морской флаг у побережья Южной Америки. Вернувшись в рейх, Лютьенс был начальником штаба военно-морского района Северного моря и прослужил в этой должности до 16 марта 1936 года, когда Редер назначил его начальником управления личного состава Кригсмарине. Опытный и надежный капитэн цур зее прекрасно справился с этой работой.

Адмирал Гюнтер Лютьенс, командовавший надводным флотом в 1940-1941 годах и утонувший вместе с "Бисмарком"

Гюнтер Лютьенс был молчаливым, всецело преданным своему делу офицером. Несмотря на его мрачную внешность друзья считали Лютьенса обаятельным.

Убежденный монархист, он никогда не пользовался нацистским приветствием и отказался сменить свой старый кортик с императорской эмблемой на кортик со свастикой. Лютьенс даже заявил письменный протест против обращения с евреями, но документ был положен под сукно Германом Бемом, тогдашним командующим флотом.

В 1938 году Редер назначил Лютьенса командующим разведывательными силами. В конце 1939 года, уже в звании контр-адмирала, тот принял участие в минировании британских прибрежных вод. 18 июня 1940 года Редер назначил его командующим флотом. Лютьенс был как раз таким человеком, который был нужен гросс-адмиралу. Он был офицером старой школы, и можно было быть абсолютно уверенным, что Лютьенс выполнит любой приказ SKL. То обстоятельство, что большую часть службы Лютьенс провел на легких кораблях, не давало ему права командовать флотом, но Редера это ничуть не смутило. 1 сентября 1940 года он сделал Лютьенса полным адмиралом.

Несколько раньше, 20 июня 1940 года, Лютьенс попытался предпринять рейд в Атлантику, но его флагман "Гнейзенау" был торпедирован и на несколько месяцев вышел из строя.

Ремонт "Гнейзенау" был закончен к декабрю. На нем и "Шарнхорсте" Лютьенс еще раз вышел в море, но попал в жестокий шторм. Оба корабля получили повреждения. Невезучий Лютьенс был вынужден вернуться на базу. Только с третьей попытки "Шарнхорсту" и "Гнейзенау" удалось прорваться в Северную Атлантику. Здесь отряд Лютьенса наткнулся на британский транспортный фарватер и потопил 13 торговых судов и танкеров, прежде чем подоспел английский линкор "Роджи" с сопровождением. Лютьенс не стал принимать боя и отступил. Утром 23 марта 1941 года отряд Лютьенса бросил якоря во французском порту Брест.

26 апреля 1941 года Гюнтер Лютьенс получил приказ о новой миссии. Он должен был совершить рейд в Атлантику на тяжелом крейсере "Принц Ойген" и "Бисмарке". Это плавание должно было стать первым для огромного линкора. Лютьенс возражал против этого плана. Он заявил, что разница между кораблями настолько значительна, что они не смогут составить соединение. Лютьенс предложил подождать 4 месяца, пока не закончится ремонт "Шарнхорста", а экипаж "Тирпитца", близнеца "Бисмарка", не завершит тренировок. Победить соединение из этих трех кораблей было бы очень трудно. Редер придерживался иной точки зрения. По его мнению, любое промедление с началом боевых действий в Атлантике играло на руку врагу. Кроме того, рейд стал бы отвлекающим маневром, который заставил бы британцев перебросить часть сил из Средиземного моря и ослабить давление на морские коммуникации итало-германских войск в Северной Африке.

Хотя Лютьенс и был прав, он дал себя переубедить. Когда 5 мая Гитлер посетил Готенхафен (теперь польский порт Гдыня), чтобы осмотреть "Тирпитц" и "Бисмарк" и выразил сомнение в целесообразности этой операции. Лютьенс решительно поддержал план Редера. Согласись он с Гитлером, трагедии "Бисмарка" можно было бы избежать.

Несмотря на сомнения фюрер решил не вмешиваться. На совещании в SKL Лютьенсу было сказано, что "... главной целью являлось затруднение вражеской военно-морской деятельности. Вступать в бой с врагом следовало только при условии, что не имел места чрезмерный риск".27

27 Bekker, Hitler's Naval War, p. 219

Лютьенс нанес визит Вильгельму Маршаллу, который посоветовал ему не обращать внимание на указания штаба.

"Нет уж, спасибо, - ответил Лютьенс. - Уже было два командующих флотом, которые лишились своих постов из-за трений с SKL, и я не хочу оказаться третьим. Я знаю/чего они хотят, и выполню все их приказы".28

28 Ibid

"Бисмарк и "Принц Ойген" вышли в море 18 мая, а 22-го их обнаружил британский самолет. Home Fleet попытался воспрепятствовать немцам прорваться в Атлантику. Утром 24 мая в Датском проливе (между Исландией и Гренландией) произошло сражение. Открыв огонь с расстояния 10 миль, "Бисмарк" потопил британский крейсер "Худ". Один из германских 15-дюймовых снарядов попал в его артиллерийские погреба, и сдетонировали 112 тонн взрывчатки. Огромный "Худ", водоизмещением 42000 т, скрылся под водой всего за 6 минут, унеся с собой 1416 человек, включая вице-адмирала сэра Лэнсэлота Холланда. Спаслись только 3 человека.

Затем "Бисмарк" перенес огонь на линкор "Принс оф Уэллс". Через 12 минут "Принс оф Уэллс" получил несколько пробоин и, прикрывшись дымовой завесой, попытался уйти от германских кораблей. Эрнст Линдеманн, командир "Бисмарка", хотел преследовать поврежденный британский линкор, но Лютьенс запретил ему делать это.

"Бисмарк" прорвался в океан, и британцы потеряли его из виду. Лютьенс решил передать в Берлин пространный доклад, и британцам удалось запеленговать его. Но они перепутали координаты и отправили преследователей не в ту сторону. Двумя днями позже "Бисмарк" заметили с самолета "Каталина" (Consolidated Catalyna). Стая допотопных торпедоносцев "суорд-фиш" (Fairey Swordfish) вице-адмирала Соммервилла забросала германский линкор торпедами. Одна из них попала в рули, лишив "Бисмарк" маневренности. Попытки починить их не увенчались успехом. "Бисмарк" даже нельзя было взять на буксир, потому что Лютьенс отослал "Принц Ойген".

27 мая британцы превосходящими силами набросились на обездвиженный линкор. В последний раз Лютьенса видели рано утром. Вместе со своим штабом он шел на капитанский мостик. Лютьенс был необычайно спокоен и не утруждался отвечать на приветствия подчиненных. В 9 часов утра мостик превратился в адский костер. Видимо, в его пламени и погиб Георг Лютьенс Из экипажа "Бисмарка" спаслось только 110 человек Остальные 2100 (включая весь штаб флота) погибли Многие утонули, потому что британцы долго не предпринимали попыток к их спасению Вероятно, если бы можно было установить документально, в период с 1946 по 1947 год состоялись бы и другие суды по военным преступлениям.

***
После гибели "Бисмарка" Гитлер отвернулся от Редера "До этого несчастья он, в общем-то, давал мне большую свободу действий. Теперь он стал гораздо более придирчивым и приверженным своей точки зрения", - писал гросс-адмирал позже.29

29 Ibid., p. 227

***
О Гюнтере Лютьенсе хорошо отзывались все, кто его знал, но в историю он вошел как малоспособный и неудачливый командующий флотом. Крупными его недостатками были недооценка вражеской авиации как потенциальной угрозы для крупных боевых кораблей, грубое нарушение элементарных принципов радиобезопасности и рабское подчинение вышестоящему начальству. "Лютьенс, - писал один отставной морской офицер, - олицетворение командира, чьи способности были принесены в жертву субординации".30

30 Ibid, pp. 224-225

Но что же сталось с непослушным ВИЛЬГЕЛЬМОМ МАРШАЛЛОМ? Казалось, его карьера завершена, но 12 августа 1942 года Редер неожиданно вытащил его из забвения и назначил командующим соединениями во Франции. Еще через 6 недель Маршалл стал командующим группой "Запад" со штаб-квартирой в Париже. Редер продвигал офицера, которого ранее обзывал неудачником и отправил в позорную отставку. Всякий раз, когда Маршалл пытался оправдать свои действия в Норвегии, гросс-адмирал отказывался обсуждать этот вопрос. Видимо, этот зануда признал-таки правоту Маршалла, который требовал предоставления командующему флотом полной тактической свободы. Маршалл догадывался об этом, но полагал, что "Редер скорее откусит себе язык, чем признает свою неправоту".31

31 Ibid, p. 164

Генерал-адмирал Маршалл ушел в отставку в первые дни правления Деница, в 1943 году его снова призвали на службу и назначили шефом особого штаба на Дунае. Уйдя в отставку в ноябре 1944 года, 19 апреля 1945 года Маршалл возглавил командование группы "Запад" и остался на этом посту до конца войны.

В середине 1947 года союзники выпустили его из тюрьмы. Маршалл написал серию статей по морской истории и стратегии и тихо умер в Мелльне 20 марта 1976 года в возрасте 89 лет.32

32 Hildebrand and Henriot, Deutschland's Admirale, Volume II, p. 434-436

КАРЛ ДЕНИЦ родился 16 сентября 1891 года в Грюнау под Берлином и был вторым и последним ребенком инженера-оптика Эмиля Деница, работавшего в знаменитой фирме Карла Цейсса в Йене. Дети рано остались без матери. Эмиль Дениц понимал, что только хорошее образование обеспечит его сыновьям достойное будущее. Карл учился сначала в гимназии Цербста, а затем в реальном училище в Йене. 1 апреля 1910 года юный Дениц начал обучение в военно-морском училище в Киле.

Гросс-адмирал Дениц, сменивший Редера в должности главнокомандующего флотом. Позднее, в конце войны, он заменил Гитлера в должности фюрера рейха

Зеекадет Дениц был трудолюбивым и замкнутым молодым человеком, считавшим "преданность долгу главной моральной ценностью".33 Во время учебы он особенно не выделялся и не пользовался уважением товарищей. В 1912 году его перевели в военно-морское училище в Мюрвике, а затем, для завершения обучения, назначили вахтенным офицером на легкий крейсер "Бреслау". Осенью 1913 года Деница произвели в лейтенанты цур зее. Во время Балканского кризиса "Бреслау" участвовал в международной блокаде Черногории.

33 Peter Padfield, Doenitz. The Last Fuhrer (New York: Harper and Row, 1984), (далее цитируется как "Padfield, Doenitz"). Педфильд также цитирует Деница в Mein Wechselvoles, p. 24

Начало первой мировой войны застало "Бреслау" в Средиземном море. Ему удалось уйти от англичан в Турцию, где крейсер присоединился к флоту Оттоманской империи и воевал в Черном море против русских. Во время одного из рейдов "Бреслау" ворвался в гавань Новороссийска, потопил все находившиеся там корабли и разрушил нефтехранилища.

В июле 1915 года у входа в Босфорский пролив "Бреслау" подорвался на русской мине. Пока крейсер ремонтировали, Дениц устроился в ВВС и в качестве стрелка и летнаба принял участие в боевых действиях у Галлиполи. В феврале 1916 года его произвели в обер-лейтенанты цур зее, (Звание времен первой мировой войны, соответствовало более позднему званию "лейтенант". (Прим. ред.)) а летом отозвали в Германию и отправили переучиваться на офицера подводного флота, на который возлагались большие надежды. С 1 октября 1916 года по январь 1917 года Дениц прошел необходимую подготовку и продолжил службу в Адриатике, на U-39, которой командовал капитан-лейтенант Вальтер Фольстман34, в качестве торпедного офицера. Здесь Карл Дениц приобрел необходимые практические навыки. Он хорошо зарекомендовал себя, был вызван в Киль, закончил там курсы командиров подлодок и в январе 1918 года получил UC-25 водоизмещением 417 тонн, бывшую одновременно минным заградителем и торпедной субмариной. Дениц получил приказ действовать в Средиземном море.

34 По данным немцев

К тому времени, когда Дениц вывел лодку в первое патрулирование, было ясно, что германская тотальная подводная война не оправдала надежд и потерпела поражение, так как англичане разработали надежную систему конвоев и обладали мощными глубинными бомбами. Тем не менее Дениц отличился. Сначала он потопил пароход, а затем дерзко проник на внутренний рейд сицилийского порта Аугуста и потопил 5000-тонный итальянский угольщик, который принял за английскую плавучую мастерскую "Сайклопс". Даже несмотря на то что, возвращаясь на базу, Дениц посадил лодку на мель, Кайзер наградил его орденом Дома Гогенцоллернов. К великому стыду Карла Деница, с мели его снял австрийский эсминец.

UC-25 починили в июле, и Дениц снова вывел ее в море. Он поставил мины в районе мыса Корфу и торпедировал 4 корабля. Один выбросился на берег, а другие, видимо, утонули. У Деница не было времени следить за ними, ведь его мог уничтожить сильный эскорт. Этот поход был большим его достижением, особенно если учесть, что устаревшая UC-25 могла нести только 5 торпед. В награду Дениц получил более быстроходную и большую субмарину UB-68. К несчастью, экипаж был неопытен, а лодка была неустойчива при погружении.

4 октября 1918 года Дениц атаковал британский конвой, потопил транспорт "Упэк" (3883 т) и приказал погружаться. Неопытный механик растерялся, и субмарина, приняв опасный дифферент, камнем пошла ко дну. Опасаясь, что огромное давление раздавит корпус, Дениц приказал продуть цистерны, дать полный ход и поставить рули в горизонтальное положение. Лодка остановилась на глубине 102 метров - на 32 метра ниже максимально допустимого предела погружения. Цистерны со сжатым воздухом треснули, и потерявшую управление субмарину вышвырнуло на поверхность моря. Выглянув из люка, Дениц обнаружил, что находится в центре британского конвоя и к нему на полном ходу несутся изрыгающие огонь эсминцы. Он быстро задраил люк и приказал погружаться, но сжатый воздух кончился, и это оказалось невозможно сделать. Поскольку снаряды ложились уже в нескольких метрах от корпуса лодки, Дениц отдал приказ экипажу покинуть ее. Механик открыл кингстоны, чтобы затопить субмарину, но замешкался и унесся с ней в морскую пучину. Картина его смерти преследовала Деница до конца жизни. Кроме механика утонуло еще два человека. Остальных подобрали британцы.

Дениц попал в лагерь для офицеров в Редмайере близ Шеффилда. Его шансы получить на родине работу по профессии были бы больше, если бы он успел репатриироваться раньше тысяч других офицеров. Для этого Дениц симулировал сумасшествие. По свидетельству Вольфганга Франка, он, как ребенок, играл с пустыми консервными банками и маленькими фарфоровыми собачками, пока даже лагерное начальство не сочло его сумасшедшим.35 Много лет спустя его бывшие товарищи по лагерю возмущались, когда Дениц, которого они помнили ненормальным, занял высшие посты в Кригсмарине. Карл Дениц моментально излечился от своей "болезни" в июле 1919 года, как только вернулся в Германию. Он продолжил службу на военной базе в Киле, но в душе страстно желал вернуться на подводный флот, который должен был возродиться, несмотря на то что Версальский договор запрещал Германии иметь таковой.

35 Wolfgang Frank, The Sea Wolves, R. О В. Long, trans. (New York: Rineharth and Company, 1955, reprint ed, New York: Ballantine Books, 1958), p. 13

В 1920 году Дениц перевелся на торпедные катера и стал командиром Т-157 на базе Свинемюнде на побережье Померании. В начале 1921 года он стал капитэн-лейтенантом, а в 1923 голу возвратился в Киль, на должность эксперта минно-торпедно-разведывательной инспекции и участвовал в разработке нового образца глубинной бомбы. Осенью 1924 года, после коротких курсов штабных офицеров, которые вел Редер, Деница перевели в военно-морское командование в Берлин. Здесь он участвовал в разработке новых военно-морского устава и положения о воинских преступлениях и боролся с проникновением на флот большевизма. Дениц по характеру своей работы вынужден был поддерживать постоянный контакт с рейхстагом, что выработало у него отвращение к политике.

Работая в штабе, Дениц проявил себя старательным, самокритичным, требовательным служакой-трудоголиком. Он был прекрасно осведомлен о шагах, которые предпринимались руководством флота, чтобы обойти запретительные статьи Версальского договора. В августе 1927 года подобная информация просочилась в печать, что вызвало "скандал Ломана" (см. выше). Что знал Дениц об этих нарушениях, осталось тайной, тик как тот никогда не обмолвился об этом и словом. В 1928 году он продолжил службу на Балтике, штурманом крейсера "Нимфа".

Причастность к делу Ломана не помешала продвижению Деница по службе. В ноябре его назначили командиром 4-й торпедной полуфлотилии, включавшей 4 торпедных катера и 600 человек под командованием 28 офицеров. Дениц с головой ушел в работу, отрабатывая маневры, очень напоминавшие те, что использовали позже германские подводники во время атак из надводного положения. После того как на осенних маневрах 1929 года Дениц отличился, "уничтожив" конвой условного противника, на него обратил внимание контр-адмирал Вальтер Гладиш, руководивший тайной подготовкой к подводной войне. С конца 1930 по 1934 год Дениц служил в штабе Североморского района, в Вильгельмсхафене, где занимался обеспечением внутренней безопасности (борьбой с коммунистами). В начале 1933 года его направили в длительное загранплавание. Дениц побывал в британских и голландских восточных колониях, на Мальте, в Красном море, на побережье Индии, на Цейлоне, Батавии, Яве, заходил в Сингапур. В октябре он получил звание фрегатен-капитэна. В 1934 году, в целях совершенствования английского языка, Дениц посетил Англию, а вернувшись, получил под команду легкий крейсер "Эмден".

1 февраля 1935 года Адольф Гитлер приказал начать строительство подводных лодок, а шесть недель спустя отказался выполнять статьи Версальского договора, ограничивавшие военные возможности Германии. 6 июня 1935 года Карл Дениц был назначен "фюрером подводных лодок" (Fuerer der U-boote, FdU) и возглавил 1-ю подводную флотилию. В сентябре Германия имела уже 11 небольших (258 т) субмарин. 1 октября Дениц стал капитэном цур зее.

Карл Дениц оказался в невыгодном положении. В Берлине большую силу имели сторонники "больших кораблей", считавшие, что подлодки, побежденные в первой мировой войне, устарели и не представляли для Кригсмарине особой ценности. В отличие от Деница, они не понимали, что с 1918 года возможности подводного флота шагнули далеко вперед. Все же ОКМ позволило Деницу строить "его" подводный флот и не вмешивалось (хотя и не оказывало помощи) в его дела. К 1938 году Дениц разработал тактику групповых подводных атак ("волчьих стай"). Теперь он нуждался в 620-тонных субмаринах (тип VII), способных действовать в Атлантике. Но адмиралы, склонные к гигантомании, замыслили строительство 2000-тонных подлодок, которые, по их мнению, были более износоустойчивы. Деница в подводной лодке интересовали другие качества субмарин: незаметность, неуязвимость для глубинных бомб и малые затраты при производстве. В конце концов Деницу позволили делать то, что он хотел. Вторая мировая полностью подтвердила его правоту.

Фюрер подводных лодок пользовался полной поддержкой командующего флотом Ральфа Карлса, но гросс-адмирал Редер планировал против Объединенного Королевства "войну крейсеров" и не уделял внимания строительству подводного флота. Дениц засыпал Редера памятными записками, в которых заявлял, что 300 субмарин выиграют войну рейха с Британией. Гросс-адмирал, словно насмехаясь над ним, неизменно вежливо отказывал.

В отличие от Редера, Дениц понимал, что война начнется до 1944 года. Он чувствовал, что Польской кампанией Германии не отделаться. 3 сентября 1939 года, когда Великобритания и Франция объявили Германии войну, Дениц находился на своем командном пункте, представлявшем собой группу небольших деревянных строений в пригороде Вильгельмсхафена. Весть о начале войны он встретил потоком непотребной брани. В это время в его распоряжении было всего 56 лодок, из которых только 22 были достаточно велики, чтобы вести подводную войну в океане. Тем не менее они уже патрулировали в море и ставили минные заграждения у берегов Англии. 4 сентября капитэн-лейтенант Герберт Шульце, командир U-48, доложил о потоплении им у берегов Шотландии "Ройял Септр".36 Этот корабль стал первым из 2603 кораблей союзников, пущенных на дно германскими субмаринами. К концу месяца подводный флот Деница потопил множество вражеских кораблей, общим водоизмещением 175000 т, доказав, что является весьма эффективным средством ведения войны на море. Однако производство лодок застыло на все том же уровне - 2 штуки в месяц.

36 Герберт Шульце позже получил Рыцарский крест с Дубовыми Листьями. Когда война закончилась, он был жив и в списке морских асов занимал шестое место, потопив 26 кораблей (общим водоизмещением 171122 т)

предыдущая страница / следующая страница
десктопная версия страницы


МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org


contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020