МИТЧЕМ С., МЮЛЛЕР Дж. "КОМАНДИРЫ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА", 1997

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

ЭРНСТ УДЕТ был воздушным асом во время первой мировой войны, цирковым пилотом-гастролером после нее, совратителем женщин, исполнителем летных трюков в Голливуде, наконец, пьяницей и наркоманом. Родись он лет на двести раньше, из него вышел бы превосходный пират. Но, на горе Люфтваффе, весельчак Удет появился на свет 26 апреля 1896 года во Франкфурте-на-Майне. С трудом окончив школу в Мюнхене, он вступил в армию, став курьером-самокатчиком 26-й пехотной дивизии. Когда началась мировая война, Удет, оставаясь волонтером, ухитрился осенью 1914 года демобилизоваться. Он попытался поступить в летную школу, но из-за юного возраста принят не был. Не отчаявшись, Эрнст возвратился в Мюнхен, где начал брать частные уроки летного мастерства, которые оплачивал его отец.

Удет возвратился на военную службу 15 июня 1915 года, был зачислен в 9-й резервный летный отряд и отправлен на Западный фронт. Простым рядовым он попал, в качестве воздушного наблюдателя-корректировщика, в 206-й воздушный артиллерийский отряд, действовавший на вогезском участке фронта. В том же году Эрнст получил звание ефрейтора и Железный крест 2-го класса, а также отсидел неделю на гауптвахте, за то что по безалаберности вывел из строя свой самолет. Вскоре после отсидки ему присвоили звание унтер-офицера и в конце года перевели летчиком-истребителем в 68-й полевой воздушный отряд, базировавшийся во Фландрии.

В первом воздушном бою Удет крепко струсил, но вскоре поборол страх и 18 марта 1916 года сбил первый вражеский самолет, французский "Фарман". Все же ему не хватало еще летного мастерства, поэтому следующую победу он одержал только 6 октября 1916 года. В январе 1917 года Удет стал фенрихом, а через три месяца он, наконец, смог назвать себя асом (для этого требовалось лично сбить 5 самолетов противника).

5 августа 1917 года его назначили командиром 37-й истребительной эскадрильи. 18 февраля 1918 года, когда он сбил 20-й самолет противника ("Сопвич Кэмел"), гауптман Манфред фон Рихтгофен предложил ему командовать 11-й эскадрильей, входившей в состав его знаменитого 1-го истребительного полка. Удет с радостью принял предложение Красного Барона и до конца войны командовал этим подразделением. Рихтгофен, ставший близким другом Удета, погиб при невыясненных обстоятельствах 21 апреля 1918 года, а его место занял гауптман Вильгельм Рейнхардт, разбившийся несколькими неделями позже. Все ждали, что преемником на посту командира полка будет Удет, и когда этого не случилось, были очень удивлены.

Командиром 1-го истребительного авиаполка стал гауптман Герман Геринг, человек со стороны. Первое время Удет подозрительно приглядывался к будущему рейхсмаршалу, но вскоре эти двое стали закадычными друзьями.

До конца войны Удет успел сбить множество самолетов, стал кавалером ордена Pour Ie Merite, а ко времени заключения перемирия на его счету числилось 62 победы. Таким образом, Эрнст Удет оказался самым результативным германским асом, пережившим войну.

Когда война закончилась, Удет разбил свой самолет и влился в огромную безликую армию безработных Веймарской республики. Вскоре он устроился автомехаником в Мюнхене. По воскресеньям участвовал в показательных воздушных боях, сбор от которых шел в пользу Организации возвращения военнопленных. Его партнером по представлениям был Риттер Роберт фон Грейм, еще один оставшийся не у дел ас "Великой войны"3. Во время одного из выступлений фон Грейм врезался в высоковольтную линию электропередачи и сильно повредил свой самолет. Замены ему не нашлось, и некоторое время Удет не летал. Затем он поступил на службу в фирму Румплера. Удет совершал регулярные рейсы между Веной и Мюнхеном. Казалось, черная полоса в его жизни кончилась, как вдруг контрольная комиссия союзников конфисковала у фирмы самолеты, под предлогом выполнения статей Версальского договора, запрещавших Германии иметь ВВС. Удет занялся конструированием спортивных самолетов; но безуспешно.

3 Риттер фон Грейм командовал 6-м военно-воздушным флотом на Западном фронте в период второй мировой войны. 25 апреля 1945 года он был произведен в фельдмаршалы и был назначен главнокомандующим Люфтваффе. 24 мая 1945 года в тюрьме держав антигитлеровской коалиции он покончил с собой

Не обретя счастья в демократической Веймарской республике, отставной лейтенант Удет перебрался в 1925 году в Буэнос-Айрес. Начались его продолжительные скитания по белу свету. В качестве чартерного пилота Удет летал через весь мир, из Южной Америки в Восточную Африку, из Арктики в Голливуд, где снялся в нескольких фильмах, выполняя фигуры высшего пилотажа. Его носило по свету до самого прихода Гитлера к власти. По возвращении в Фатерланд Удета тепло принял его старый друг Геринг. Стареющий пилот-трюкач вовсе не горел желанием служить во вновь создававшихся ВВС, но Геринг настойчиво уговаривал его, и тот сдался. Особым распоряжением от 1 июня 1935 года Удету присвоили звание оберста. 10 февраля 1936 года он стал инспектором истребительной и бомбардировочной авиации, а 9 июня того же года - главой технического управления Люфтваффе, переименованного в 1938 году в управление снабжения и поставок. 1 февраля 1939 года Удета назначили начальником боевого снабжения Люфтваффе с титулом генерал-авиатехника (Generalflugzengmeister). Новые звания следовали одно за другим: генерал-майор (20 апреля 1937 года), генерал-лейтенант (1 ноября 1938 года), генерал авиации (1 апреля 1940 года) и, наконец, генерал-оберст (19 июля 1940 года).

Трудно было представить себе более не способного к руководству техническим управлением человека, чем Эрнст Удет. Он не получил соответствующего образования, не имел опыта руководителя промышленности, не прошел необходимую штабную и техническую подготовку, а главное, совершенно не умел разбираться в людях, в отличие, например, от Зеппа Дитриха, который таким образом умел компенсировать свою некомпетентность. С Удетом дело обстояло с точностью до наоборот. Новый начальник боевого снабжения Люфтваффе обладал просто волшебным талантом создавать громоздкие и неработоспособные бюрократические структуры, подбирать не тех, кого нужно, не на те места и постоянно шел на поводу у промышленных магнатов, дурачивших его на каждом шагу. Но даже если бы его интеллект и соответствовал тому важному и ответственному посту, который он занимал, у Удета все равно не оставалось бы времени, чтобы надлежащим образом выполнять свои обязанности. Не обладая дисциплиной ума, не умея руководить людьми, Удет имел в личном подчинении 26 начальников отделов, но редко заглядывал в свой кабинет. Обычно он был очень занят, ухлестывая за женщинами, устраивая или посещая дикие оргии, часто длившиеся до рассвета, и постоянно напиваясь до скотского состояния. Время от времени Удет принимал лошадиные дозы наркотиков, что влекло за собой жуткие депрессии. Поглощенный нешуточной заботой о своем здоровье, он иногда садился на жестокую диету, питаясь только мясом (судя по фотографиям, диета помогала мало). Начальники отделов неделями не видели своего шефа, а решения по вопросам, не терпящим отлагательства, принимались начальником штаба управления генерал-майором Августом Плохом или главным инженером управления генерал-лейтенантом инженерной службы (Generalstabsingenieur) 34-летним Рулофом Лухтом. Способности обоих явно не соответствовали занимаемым ими должностям.

Характерным примером того, какое разрушительное воздействие оказывало управление, руководимое Удетом, на подготовку Люфтваффе к войне, является история с бомбардировщиком Ju. 88.

В 1937 году на вооружении Люфтваффе состоял средний бомбардировщик Не. 111, максимальная скорость которого была 250 миль в час, а дальность полета 740 миль. Он был способен нести бомбовую нагрузку всего в 2,2 тонны. Прототип двухмоторного бомбардировщика Ju. 88, который должен был заменить устаревший Не. 111, был готов к испытаниям в марте 1938 года. К несчастью, Удет и генеральный штаб Люфтваффе находились в это время под впечатлением от весьма успешного (в условиях слабого сопротивления) использования в гражданской войне в Испании пикирующего бомбардировщика Ju. 87 "STUKA" и потребовали сделать Ju. 88 пикирующим, для чего нужно было вносить кардинальные изменения в конструкцию самолета. Необходимо было установить на нем воздушные тормоза и существенно укрепить фюзеляж, а это привело к снижению скорости, дальности и высоты полета. В конце концов масса Ju. 88 увеличилась с 6 до 12 тонн, и первая модификация Ju. 88 A1 имела меньшую скорость, чем Не. 111. Хотя во время войны Ju. 88 широко использовался в самых разных качествах, он так и не показал себя достойным преемником устаревшего среднего бомбардировщика Не. 111.

Если Ju. 88 просто не оправдал надежды руководства Люфтваффе, то Не. 177 и Me. 210 вообще разнесли их в пух и прах. Весной 1938 года Удет решил, что рейху необходима дальняя бомбардировочная авиация. По его замыслу новый бомбардировщик должен был быть четырехмоторным (на этом настаивал еще Вефер). Однако конструктору Эрнсту Хейнкелю удалось убедить Удета в необходимости доработки Не. 177, главной достопримечательностью которого были четыре попарно соединенных передаточным механизмом двигателя, на которые приходилось два винта. Несколько месяцев спустя Удет выдвинул требование, предусматривавшее способность Не. 177 пикировать с углом атаки 60 градусов. Хейнкель пришел в ужас. Он пытался протестовать, убеждал Удета, что самолет, весящий несколько десятков тонн, вообще не может пикировать. Но последний был непреклонен, и бедному Хейнкелю не оставалось ничего другого, кроме как выполнять приказ. В конце 1938 года в Рехлине прототип Не. 177, весивший 32 тонны, впервые поднялся в воздух.

"Битва за Англию" с полной очевидностью выявила несостоятельность Ju. 88 и Не. 111. Именно Удет был виноват в том, что авиапромышленность рейха так и не смогла удовлетворить потребности Люфтваффе, а последние проиграли свое первое сражение.

Звезда Эрнста Удета померкла. Начался закат его карьеры. Пытаясь восстановить в глазах Гитлера и Геринга свою пошатнувшуюся репутацию и вывести на надлежащий технологический уровень германскую авиапромышленность, Удет затеял рискованную игру. К октябре 1940 года, несмотря на неудовлетворительные результаты испытаний, он приказал запустить Не. 177 в серию. Это повлекло за собой полную дезорганизацию авиапромышленности. Не. 111 был снят с производства, многочисленные заводы закрыты на переоборудование. Только через несколько месяцев началось производство новых бомбардировщиков.

В первых же машинах, сошедших с конвейеров, были обнаружены недопустимые дефекты. Вскоре обнаружилась опасная тенденция самолетов к взрывам в прямом горизонтальном полете без каких-либо видимых причин. Очевидно, в высшей степени взрывоопасное топливо протекало на горячие маслопроводы. Кроме того, Не. 177 разваливались в воздухе при самом незначительном пикировании. Так как множество бомбардировщиков разбилось еще на стадии испытаний, унеся при этом жизни около 60 опытных экипажей, только 33 из 1446 Не. 177, произведенных за годы войны, попали во фронтовую авиацию. Провалившийся проект Удета стоил рейху миллионов марок, тысяч тонн ценнейших материалов и нескольких сотен жизней опытнейших летчиков.

Окончательно погубил карьеру Удета проект "мессершмитт-210" (Me. 210). Созданный профессором Вилли Мессершмиттом двухмоторный многоцелевой истребитель-бомбардировщик по приказу Удета, целиком положившегося на высокую репутацию конструктора, был запущен в серию. Результат оказался более чем плачевным. Me. 210 получился неустойчивым в воздухе. Самолет вел себя совершенно непредсказуемо. Несколько экипажей погибли из-за того, что во время пикирования Me. 210 срывался в штопор. Это был крах, такой же, как и в случае с Не. 177.

В феврале 1940 года технические проблемы Люфтваффе обострились до предела, а производство самолетов отстало от всех графиков. Адольф Гитлер впервые подверг Геринга уничтожающей критике, а тот, в свою очередь, устроил разнос Удету. Нападки рейхсмаршала стали еще ожесточеннее после "битвы за Англию", когда стало ясно, что Люфтваффе утратили былое превосходство в воздухе. Бедняга Удет не был в состоянии вынести такое давление и стал опускаться как в моральном, так и в физическом смысле. Случайно встретивший его в октябре 1940 года Хейнкель едва узнал в обрюзгшем, с пожелтевшим лицом человеке Эрнста Удета. Тот "... явно находился на грани нервного срыва. Его мучил постоянный звон в ушах и жуткий кашель, а десны кровоточили."4

4 Suchenwirth MS "Command"

Геринг не переставал устраивать ему выволочки, но особенно ухудшилось и без того отчаянное положение Удета, когда им занялся лично Эрхард Мильх, вознамерившись сбросить незадачливого генерал-оберста со всех постов. Близкие когда-то друзья (Удет даже научил Мильха летать) теперь стали смертельными врагами. Коварный имперский секретарь по авиации воспользовался неразберихой, царившей в отделе боевого снабжения, чтобы прибрать его к рукам. Он заявлял (вполне, кстати, справедливо), что лучшие самолеты Люфтваффе (например, одномоторный истребитель Bf. 109) были созданы именно в тот период, когда техническое управление входило в его обширные владения. Но Геринг, верный все той же тактике "Разделяй и властвуй", отказался сместить Удета, однако предоставил Мильху полномочия открывать или закрывать авиапредприятия, перемещать людские и сырьевые ресурсы с одного производства на другое, а также менять состав руководства авиапромышленности. Разумеется, Эрхард Мильх, обуреваемый неуемной жаждой власти, не мог успокоиться, получив лишь половину пирога, и начал против искренне благонамеренного, но совершенно некомпетентного экс-трюкача войну нервов. Очень скоро ему удалось заменить всех основных помощников Удета на своих ставленников. Мильх, с молчаливого согласия Геринга, постепенно реорганизовал техническое управление на свой (более разумный) лад.

Тем временем война затягивалась, потери Люфтваффе росли, а Удет впадал во все более глубокую депрессию. 15 ноября 1941 года его навестил находившийся в отпуске с Восточного фронта (куда попал стараниями Мильха) бывший подчиненный генерал-майор Плох. Он рассказывал о массовых расстрелах евреев и представителей других национальностей на захваченных территориях. Удет был страшно потрясен и расстроен. Он был морально опустившимся человеком, никудышным начальником, наркоманом и алкоголиком, но никак не чудовищем. Два дня спустя Удет позвонил свой любовнице. "Я не могу больше все это выносить! - орал он в трубку. - Я хочу застрелиться и позвонил, чтобы попрощаться с тобой! Они меня доконали!". Женщина пыталась отговорить его, но несколькими минутами позже Эрнст Удет нажал на спусковой крючок своего табельного пистолета. Он оставил Герингу предсмертную записку, в которой упрекал его за то, что тот доверился "этим жидам" (Мильху и его помощнику генерал-майору Карлу-Августу фон Габленцу) и позволил им сесть себе на шею.5

5 Габленц был назначен Мильхом. Генерал-майор резерва, начальник управления снабжения Люфтвааффе в период, когда Удет совершил самоубийство. Позже он стал начальником планового управления и Generalluftzeugmeister. Погиб в авиакатастрофе 21 августа 1942 года близ Мюльберга на Эльбе (Absolon, Rangliste, p. 79)

Из пропагандистских соображений германскому народу было сообщено, что Эрнст Удет погиб, испытывая новый самолет. На его похоронах сентиментальный Геринг пролил реки слез, однако позже сказал: "Он полностью развалил нашу программу развития Люфтваффе. Будь он сейчас жив, я бы сказал ему, что он ответственен за большие потери, которые мы несем."6 Вина в этом самого "толстого Германа" тоже была немалой.

6 Suchenwirth MS "Command"; Werner Baumbach, The Life and Death of the Luftwaffe, Frederic Holt, trans. (New York: Coward-McCann, 1960; reprint ed" New York: Ballantine Books, 1967), p. 17

Война в воздухе принимала для рейха все более неблагоприятный оборот, а Геринг все больше и больше времени стал уделять различным радостям жизни. Со своей второй женой (бывшей актрисой) он жил в огромном, безвкусно обставленном дворце, названном в честь покойной первой супруги "Каринхалле", расположенном в громадном поместье в Шенхейде площадью 10000 акров, изъятом им из общественного пользования за мизерную плату. Здесь он устроил личные охотничьи угодья, частенько постреливая специально завезенных лосей, оленей, зубров и других животных. Он завладел также замком в Австрии и постоянно рыскал по Европе, будучи крупнейшим в истории вором ценнейших произведений искусств, в поисках новых сокровищ для своей грандиозной коллекции. Геринг возомнил себя последним и величайшим ценителем искусства эпохи Возрождения, а его неуемная жадность была прямо пропорциональна необъятным размерам тела. Разжиревший и обрюзгший рейхсмаршал до такой степени пристрастился к наркотикам, что заглатывал таблетки целыми горстями. Занятый в основном исполнением "трудных и ответственных" обязанностей главного имперского лесничего, постоянно меняя свои многочисленные мундиры, навешивая на них килограммы всевозможных знаков отличия (отчего напоминал новогоднюю елку), Геринг прикидывался загруженным работой, болеющим за дело "фирмы" господином Люфтваффе. На самом деле его уже ничто не интересовало. Им полностью овладели лень, вялость и безразличие, а так как его положению "единственного и незаменимого" руководителя уже ничто не угрожало, то на Люфтваффе Герингу было просто наплевать.

***
Теперь, когда Геринг погряз в неге и роскоши, а Удет сам убрался с дороги, Эрхард Мильх наследовал все посты покойного предводителя германской авиапромышленности. Рассудив, что старые самолеты все же лучше, чем никаких самолетов, он аннулировал проекты Me. 210 и Не. 177 и приказал возобновить производство Me. 110 и Не. 111, которые хотя и устарели, но, по крайней мере были относительно безопасны в эксплуатации. Благодаря жесткому, но дельному руководству Мильха к 1942 году удалось увеличить показатели производства, однако наверстать упущенное за пять лет "царствования" Удета было уже невозможно. Имперский секретарь не прекращал усобицу с руководителями генерального штаба Люфтваффе, выступая против их плана создания реактивного самолета. Он продолжал интриговать за спиной Геринга, желая занять его место, и дошел до того, что прямо предложил Гитлеру (после провала попытки "толстого Германа" организовать для поддержки окруженной под Сталинградом 6-й армии воздушный мост) освободить рейхсмаршала от занимаемой должности. Геринг, чье влияние на фюрера к этому моменту уже сильно пошатнулось, ничего не мог предпринять против своего зарвавшегося заместителя, но хорошо запомнил этот инцидент.

Эрхард Мильх не был достаточно прозорлив, чтобы по достоинству оценить потенциальные возможности реактивного самолета. Впервые Мильх увидел его в полете в августе 1939 года. Реактивный самолет не произвел никакого впечатления ни на него, ни на Удета. Позже, в 1941 году, когда профессор Мессершмитт доложил о прекрасных характеристиках своего реактивного прототипа Me. 262 и Удет выступил за скорейшее его производство, Мильх, уже сытый по горло революционными проектами самолетов, категорически отказался дать на это свое согласие. Разочарованный Мессершмитт, однако, заключив тайное соглашение с БМВ и фирмой "Юнкерс", нелегально продолжил работу по созданию турбореактивных самолетов.

В 1943 году генерал-лейтенант Адольф Галанд, командующий истребительной авиацией, лично облетал Me. 262 и высоко оценил его летные качества, о чем доложил Мильху. Имперский секретарь очень уважал Галанда и наконец разрешил производство Me. 262. Мильх в августе 1943 года объявил, что планирует в год производить 4000 истребителей. Галанд предложил, чтобы 25 процентов из них были реактивными, но его просьба была с возмущением отклонена. Комментируя поведение Мильха, Констэбл и Толивер писали, что "... даже в реорганизованном и укрепленном новыми кадрами техническом управлении царила атмосфера нерешительности."7

7 Trevor J. Constable and Raymond Toliver, Horrido! Fighter Aces of the Luftwaffe (London: Barker, 1968), p. 262 (далее цитируемая как "Constable and Toliver, Horrido")

На свою беду, Мильх оказался не в силах обеспечить запланированный рост производства самолетов. Его престиж в глазах фюрера стал падать. Чувствуя это, Мильх, подобно Удету, пошел на авантюру. Он приказал развернуть на "Фольксвагенверке" массовое производство планирующих бомб Fi103 (VI) (во время их испытаний регулярно возникали различные проблемы). 200 таких бомб было уже изготовлено, когда стало ясно, что на ветер выброшены тысячи человеко-часов и огромное количество цветных металлов, ценившихся и Германии на вес золота, так как их приходилось ввозить из-за границы. А в это время "третьему рейху" противостояла грандиозная индустриальная мощь США, Великобритании и СССР...

Вдобавок ко всем несчастьям, над головой Мильха нависла еще одна угроза - в лице имперского министра вооружений и военного производства Альберта Шпеера, любимца Гитлера, его "придворного" архитектора и непревзойденного интригана. Воспользовавшись плачевным положением в авиапромышленности, Шпеер начал набеги на вотчину Мильха, совершая поездки по авиапредприятиям и изымая оттуда наиболее квалифицированных рабочих. Злопамятный Геринг, естественно, пальцем не пошевелил, чтобы помочь последнему. Завышенные планы Мильха по производству самолетов рухнули, а его карьера висела на волоске.

Развязка наступила очень скоро. 26 ноября 1943 года Мессершмитт заверил Гитлера в том, что Me. 262 можно модифицировать таким образом, что тот сможет нести две 550-фунтовые бомбы или одну 1100-фунтовую. Мильх, сознавая, что Геринг только и ждет ею ошибки, чтобы дать узурпатору под зад коленкой, испугался и предупредил фюрера о невозможности строительства таких модификаций, а сам продолжил производство Me. 262 как истребителя. Введенный в заблуждение Гитлер полагал, что ко времени открытия второго фронта в его распоряжении будет изрядное количество реактивных истребителей-бомбардировщиков. Он узнал правду только 23 мая 1944 года, то есть за две недели до высадки союзников в Нормандии, пришел в ярость и лишил Мильха своего расположения, чем тут же воспользовался Геринг, лишив своего ненавистного заместителя всех полномочий. 27 мая руководство авиапромышленностью было передано под юрисдикцию Шпеера. От Мильха ожидали отставки, но тот намека не понял. Поэтому 20 июня Геринг, в присутствии Гитлера, в резкой форме потребовал от него прошения об освобождении от занимаемых должностей, что Мильх на следующий день и сделал.

***
Мильху все же оставили чисто номинальный пост главного инспектора Люфтваффе. К величайшему удивлению Геринга, тот и вправду совершил несколько инспекционных поездок. 1 октября 1944 года недалеко от Арнема автомобиль Мильха не вписался в поворот и врезался в дерево. Сломав три ребра и повредив легкое, Мильх вынужден был безвылазно пролежать в своем роскошном охотничьем замке больше трех месяцев. Вновь обретя возможность двигаться, он в январе 1945 года имел наглость заявиться без приглашения на день рождения Геринга, который тот праздновал в "Каринхалле". Рейхсмаршал не преминул высказать Мильху неудовольствие по этому поводу. Три дня спустя Мильх понял, почему: пришло опоздавшее на неделю письмо, в котором Геринг сообщал о его отстранении от должности главного инспектора Люфтваффе. Эрхард Мильх был переведен в резерв фюрера и больше ни на каких постах не использовался. Правда, в последние дни существования "третьего рейха" Гитлер все же сменил гнев на милость и даже собирался назначить его начальником особого штаба по восстановлению разрушенных транспортных коммуникации, но передумал. В конце марта 1945 года фюрер прислал Мильху обычное поздравление по случаю дня рождения. 21 апреля 1945 года они в последний раз виделись в берлинском бункере - за девять дней до самоубийства Гитлера.

Рано утром 26 апреля Мильх навсегда покинул свой охотничий замок и, сев в автомобиль, помчался на север, стараясь не нарваться на советские танки. Фельдмаршал ехал с выключенными фарами и не погиб лишь благодаря чистому везению.

4 мая в замке Зихерхаген, неподалеку от Нойштадта (на побережье Балтийского моря), его арестовали англичане. Какой-то "томми" вырвал у него маршальский жезл и им же оглушил. Подобно многим другим, попавшим в тюрьму, Мильха подвергли избиению, но в случае с ним это принесло следствию вред, так как из добровольного свидетеля обвинения он превратился в яростного защитника Геринга. Скорее всего, он защищал своего бывшего шефа только из желания позлить тюремщиков.

На Нюрнбергском процессе Геринг превосходно провел собственную защиту и даже заслужил похвалу недоброжелателей. Он продемонстрировал великолепную остроту ума и выставил на посмешище одного небезызвестного члена Верховного суда США. Разумеется, это экс-рейхсмаршалу не помогло. Герман Геринг был приговорен к смертной казни через повешение. Но "толстый Герман" приготовил для своих врагов сюрприз: 15 октября 1946 года, за несколько часов до казни, он принял цианистый калий.

Мильх в это время находился в Дахау, в камере, именуемой "бункером". Камера была рассчитана на одного человека, но, кроме Мильха, в ней находились его враг фельдмаршал Кессельринг, больной фельдмаршал фон Браухич, который вскоре умер от паралича сердца, генерал-полковник Николаус фон Фалькснхорст и генерал от инфантерии Александр фон Фалькснхаузен.

В конце концов, представ перед трибуналом в Нюрнберге как второстепенный военный преступник, Мильх был обвинен в участии в депортации иностранных рабочих (многим из которых это стоило жизни) в рейх. То, что он, давая показания, назвал "заговорщиков 20 июля" подонками, мало ему помогло. Мильха приговорили к пожизненному тюремному заключению и отправили в уголовную тюрьму близ Рейдорфа. В 1951 году срок сократили до 15 лет, а в 1955 году его освободили. Бывший имперский секретарь поселился в Дюссельдорфе, где работал промышленным консультантом авиастроительного отдела "Фиата" и сталелитейного синдиката "Тиссена". Он никогда более не пытался заняться политической деятельностью или получить какой-либо государственный пост. В последние годы своей жизни Мильх был гораздо более сердечен и добродушен, чем во время пребывания у власти. Умер он в Вупперталь-Бармене 25 января 1972 года.

***
Из-за полной некомпетентности Удета, лени Геринга и тирании Мильха немецкие летчики всю вторую мировую войну летали на устаревших типах самолетов.

Но именно это обстоятельство делает их великолепные успехи еще более замечательными.

(Действительно, немецкие асы одержали в воздухе огромное количество побед. Однако между системами учета сбитых самолетов противника Люфтваффе и советских ВВС была существенная разница. Так, для подтверждения победы немца достаточно было показаний фото или кинопулемета, который фиксировал лишь попадание в самолет противника и редко его разрушение, а, как известно, многие летчики дотягивали сильно поврежденные машины до своего аэродрома. Сталинским "соколам" сбитый самолет засчитывался только при падении его обломков на территорию, занятую Красной Армией, или если на кинопленку было снято его разрушение в воздухе. Таким образом, не отрицая мастерства асов Люфтваффе, необходимо с известной долей критики относиться к количеству их воздушных побед. (Прим. ред.))

предыдущая страница / следующая страница
десктопная версия страницы


МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org


contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020