МИТЧЕМ С., МЮЛЛЕР Дж. "КОМАНДИРЫ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА", 1997

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

ГЕРМАН РЕЙНЕКЕ родился в Виттенберге на Эльбе 14 февраля 1889 года. Получив образование в кадетском корпусе, он в 1906 году был произведен в лейтенанты и направлен в 79-й пехотный полк. Во время первой мировой войны он с воодушевлением и отвагой служил кайзеру, за что был удостоен Ордена Дома Гогенцоллернов, Железного креста 1-го класса, гамбургского Ганзейского креста и австро-венгерского креста "За военные заслуги". В первые месяцы войны он получил звание обер-лейтенанта, а к 1916 вырос до гауптмана.

Оставшись в армии после первой мировой войны, Рейнеке служил при штабе 2-го Прусского пехотного полка (1921), а с 1928 по 1932 год работал в штабе Министерства обороны, где обязанности его хотя и менялись, но всегда были связаны с работой с личным составом технических школ и материально-техническими службами. В феврале 1929 года он был произведен в майоры и в октябре 1932 года стал командиром 2-го батальона 6-го пехотного полка. В июне 1933 года его произвели в оберстлейтенанты.

В августе 1938 года Рейнеке был назначен руководителем главного военного управления ОКВ. На новой работе, которая заключалась в контроле над идеологической и учебной подготовкой кадров, он вполне преуспел. Рейнеке нравилось якшаться с нацистскими шишками. Естественно, его связи способствовали карьере. 1 января 1939 года он получил звание генерал-майора, а 1 августа 1940 года - генерал-лейтенанта. Рейнеке делал все от него зависящее, чтобы ублажить как начальников в ОКВ, так и партийных чинов в рейхсканцелярии. Многие армейские офицеры называли его "маленький Кейтель", сравнивая с Вильгельмом Кейтелем, шефом ОКВ, который буквально был готов распластаться у ног фюрера. На совещании в июле 1941 года, на котором присутствовали генерал-майор Эрвин Лахоузен из абвера, оберст Бройер из отдела по работе с военнопленными и шеф гестапо Генрих Мюллер, Рейнеке заявил, что главная цель каждого русского состоит в том, чтобы уничтожить Германию, следовательно, все советские люди должны рассматриваться как смертельные враги рейха, и относиться к ним нужно соответственно. Когда офицерский корпус не согласился с его заявлением, Рейнеке обвинил всех в том, что они еще пребывают в "ледниковом периоде".43 В полном соответствии с нацистской логикой Рейнеке вменили в обязанность надзор над советскими военнопленными. То, как он справился с этой работой, в полной мере показывает его патологическую ненависть к коммунизму. Повторяя свои более ранние сентенции, от 8 сентября 1941 года, он отдал приказ:

43 Gerald Reilinger, The SS: Alibi of a Nation, 1922-1945 (New York: Viking Press, 1968), p. 178 (далее цитируемая как "Reitlinger, SS")

"Большевизм является смертельным врагом Национал-социалистской Германии. Впервые в истории германский солдат сталкивается с врагом, который имеет не только военную подготовку, но и опыт большевистской политической школы, пагубно отражающейся на людях. В связи с этим на русских не распространяются требования Женевского соглашения относиться к ним как к честным солдатам".44

44 Ibid, p. 179

Но и этого Рейнеке показалось мало. Он отдал распоряжение нещадно избивать русских военнопленных при малейших признаках неподчинения и расстреливать при попытке к побегу. Эти меры, наряду с аналогичными действиями, предпринятыми ОКХ и СС, привели к тому, что уровень смертности среди советских военнопленных поднялся до 65%. Требования Женевского соглашения относительно обращения с военнопленными в расчет совершенно не принимались.

Признавая преданность Рейнеке нацизму, в 1942 году его назначили почетным членом народного суда и 1 июня того же года присвоили ему звание генерала от инфантерии. Купаясь в лучах нацистского признания, Рейнеке продолжал подчеркивать, насколько важным для офицеров ОКВ было иметь соответствующую теоретическую и политическую подготовку. Так, в 1943 году он информировал Гитлера о том, что вместе с Борманом набирает несгибаемых воинов из ветеранов партии, с тем чтобы они могли провести необходимую работу среди "закаленных в боях" армейских офицеров. Такой энтузиазм не мог остаться незамеченным, и в июле 1943 года Рейнеке становится начальником общевойскового управления кадров. Находясь на этом новом для себя посту, он ввел новое для Германии понятие о теоретической (идеологической) подготовке кадров: офицеры из национал-социалистского руководства, наподобие своих советских противников, были призваны стать германскими "комиссарами".

Концепция Рейнеке нашла свое воплощение в феврале 1944 года, когда Гитлер одобрил назначение офицеров для национал-социалистского руководства (NSFO) в ОКВ и ОКХ. В ОКВ штаб NSFO возглавил сам Рейнеке, а в сухопутных войсках штаб NSFO возглавил генерал горнострелковых войск Фердинанд Шернер. Почти тотчас между Рейнеке и Шернером возникли трения из-за несовпадения взглядов на роль, которую должны были выполнять офицеры NSFO в регулярных частях армии.

Генерал-майор Эрнст Мейзель из управления кадров сухопутных войск, критикуя речь Рейнеке "Обязанности штаба NS-руководства при ОКВ и цели и задачи NS-руководства", произнесенную тем 15 мая 1944 года в Зонтхофене, выразил всеобщее армейское негодование и недовольство нововведением. В своей речи, обращенной к будущим офицерам NSFO, Рейнеке говорил, что их обязанностью было прививать солдатам, защищавшим гитлеровский рейх, патриотические чувства и веру в нацизм. Генерал Мейзель ядовито заметил, что Рейнеке никогда не знал, что "на сердце у простого солдата", да и откуда ему было это знать...45 Откуда Рейнеке, кабинетный генерал, мог знать, каким образом можно было убедить солдат сражаться, спрашивал Мейзель, когда он даже не понимал того, насколько мало значила идеология. Как бы то ни было, Рейнеке разработал учебную программу для призывников NSFO (большинство из них были офицеры запаса, являвшиеся одновременно и членами НСДАП). Основное внимание программа уделяла насаждению человеку к униформе так называемого боевого духа нации. Чтобы его старания увенчались успехом, Рейнеке искал поддержки и одобрения у таких нацистских столпов, как Борман и Гиммлер. Рейнеке настаивал также на том, чтобы политзанятия были включены в распорядок дня. Более того, он хотел, чтобы привилегии армейских офицеров распространялись и на офицеров NSFO. Общевойсковых офицеров эта идея привела в ярость. Они полагали, что люди NSFO не заслуживали никаких привилегий, поскольку не участвовали в боях.

45 Robert Lee Quinnett, "Hitler's Political Oficcers: The Mational Socialist Leadership Oppicers" (Ubpublishel Ph. D. Dissertation, Norman: Ubi-versity of Oklahoma, 1973), p. 180 (далее цитируемая как "Quinnett, "NSLO")

Покушение на Гитлера, совершенное 20 июля 1944 года, оказало самое непосредственное влияние на роль Рейнеке в "третьем рейхе". В первые часы последовавшей за взрывом неразберихи Рейнеке (действуя по приказу Кейтеля) потребовал от генерал-лейтенанта Пауля фон Хазе, исполнявшего обязанности коменданта Берлина, передать все полномочия и взял командование Берлином на себя. Несмотря на то что Хазе был одним из заговорщиков, он понял, что попытка переворота провалилась, и поступил так, как потребовал Рейнеке, надеясь, что смена масок в самый последний момент поможет ему избежать виселицы (этого не случилось).46 Тем временем Рейнеке быстро восстановил в столице порядок и довел до сведения берлинского гарнизона, что Гитлер жив и вполне вменяем. Позже Рейнеке выступил в качестве президента в суде чести, в котором рассматривались дела, замешанных в заговоре офицеров, и после быстрого увольнения последних из рядов армии дела их были переданы в народный суд.

46 Hoffmann, Resistance, pp. 487,528. Хазе был повешен в тюрьме Плетцензее в полдень 8 августа 1944 года вместе с фельдмаршалом фон Витцлебеном и многими другими

Примерно в то же время Борман сказал Рейнеке, что программу NSFO следовало бы усилить. Для выполнения этого задания Рейнеке 8 августа отдал приказ, в котором наставлял офицеров NSFO "направить всю энергию на дело полной фанатизации и активизации солдат".47 Он требовал от них выжимать из войск последние соки, вплоть до игнорирования обычной оперативной работы. Теперь, как никогда, Германия нуждалась в фанатичной преданности фюреру.

47 Quinnett, "NSLO", p. 235

Свои взгляды Рейнеке еще более развил в статье, которая вышла в свет в октябрьском номере журнала "Политический солдат" за 1944 год. Журнал этот издавался совместными силами ОКВ и НСДАП. Он писал, что цель этой работы состояла в том, чтобы заставить солдата действовать так, как если бы фюрер стоял рядом с ним; солдаты, писал он, должны сознавать, что с собой они несут образ Гитлера и его идеи. Офицеры NSFO должны были провести беседы со всеми солдатами и офицерами и заставить войска повторно произнести присягу на верность фюреру.

Даже феномен Гитлера был не в силах остановить стремительное наступление советских войск на востоке и прорыв союзников во Францию. Следовательно, программа NSFO не смогла достичь своих целей. Уставшим от войны солдатам не было никакого дела до идеологии, и боевые офицеры при каждом удобном случае блокировали работу офицеров NSFO. В провале NSFO столпы нацистской партии обвиняли Рейнеке, но фельдмаршал Кейтель поддержал его, отметая критику со стороны партии. Досталось и Мартину Борману как главе гитлеровской канцелярии и секретарю партии, но ввиду вмешательства Кейтеля принимать какие-либо действия он не решался. Поскольку нападки продолжались, Рейнеке чувствовал себя виноватым в провале программы. Тогда он предложил Борману, чтобы тот как секретарь партии взял на себя руководство системой NSFO. Преданный сторонник нацизма Рейнеке не мог больше терпеть собственное бессилие в деле идеологизации армии. Генерал предлагал добровольно распустить свой персонал и был готов поддержать любую реорганизацию, предложенную Борманом.

Такое пресмыкание перед мнением партии привело Кейтеля, который всегда поддерживал Рейнеке, в ярость. Между ними выросла стена, которая так никогда и не была разрушена. Но и в таких условиях Борман не стал принимать никаких решительных мер, так что руководство NSFO осталось за Рейнеке. В конце концов он утратил все надежды, возлагаемые им ранее на идеологизацию. 9 апреля 1945 года, приказав офицерам NSFO активно сражаться с врагами и воздержаться от политических разглагольствований, он практически признал поражение.

В конце войны Рейнеке сдался союзникам и был помещен в лагерь. Вскоре после этого, когда деятельность его уже не вызывала никакого сомнения (особенно его жестокое обращение с военнопленными), Рейнеке судил Военный трибунал США и 28 октября 1948 года приговорил к пожизненному тюремному заключению.48 Наказание, которое было сокращено до 27 лет, он отбывал в тюрьме Ландсберга. В середине пятидесятых годов его выпустили на свободу. Он поселился в Гамбурге и в 1958 году еще был жив.

48 Приговор Рейнеке, а также его первое и последнее слово и выдержки из судебного процесса по его делу можно прочитать в "Trials of the War Criminals Before The Nuremberg Military Tribunals (Washington, D. C.: United States Government Printing Office, 1950), Volumes X-XI

ГЛАВА ВТОРАЯ. ГЕНЕРАЛЫ ВОСТОЧНОГО ФРОНТА

ФЕОДОР ФОН БОК родился в Кюстрине, Бранденбург, 3 декабря 1880 года. Отцом его был Мориц фон Бок, выдающийся прусский генерал. Детство Федор провел в старинном городе-крепости Кюстрин на реке Одер, казармы которого помнили еще времена Фридриха Великого. Часами мальчик играл на берегу крепостного рва, познавая военную историю Пруссии. Все это наложило неизгладимый отпечаток на его характер и развитие. Главной целью жизни фон Бока было во что бы то ни стало достичь высших армейских должностей. В нем так никогда и не искоренилось презрение ко всему, что не имело отношения к Пруссии или к армии. Однажды фон Бок признался, что из всех видов искусства его могла тронуть только игра духового оркестра. Безразличный к хорошей пище и напиткам, он мог пропоститься несколько дней, но продолжал выполнять свои обязанности с рвением, доходящим до фанатизма. В результате полученного в семье воспитания фон Бок вырос чрезвычайно амбициозным, высокомерным, своевольным, абсолютно серьезным, начисто лишенным чувства юмора человеком. Один из офицеров вспоминал, что его "пронзительные серые глаза на изборожденном морщинами лице смотрели как бы сквозь вас, в его холодном, оценивающем взгляде не было ни малейшего намека на дружелюбие... Его холодная отчужденнность сравнима разве что с отчужденностью палача... Если в его мозгу и существуют какие-либо понятия о других сферах жизни, не армейских, и человеческих существах, которые не носят униформу, то он не подает и виду".1

1 W. Е. Hart Hitler's Generals (Garden City: N. Y.: Doubleday, 1944), p. 154 далее цитируемая как "W. Е. Hart")

Фельдмаршал Феодор фон Бок

Способный, но без яркого дарования фон Бок бросился делать свою карьеру с фанатической целеустремленностью. Получив образование в кадетских корпусах в Потсдаме и Грос-Лихтерфельде, он в 1898 году был направлен в элитный 5-й Потсдамский полк пешей гвардии. В 1904 году фон Бок стал адъютантом батальона, а в 1906 году - адъютантом полка. После учебы в военной академии он в 1910 году временно вошел в Генштаб, а в 1912 году стал его постоянным членом. В том же году он был произведен в гауптманы.

Два года первой мировой войны Федор фон Бок провел при штабе кронпринца Рупрехта Баварского, с которым состоял в приятельских отношениях. Он стал начальником оперативного отдела (Iа), подчиняясь начальнику штаба графу Фридриху фон дер Шуленбургу.

На этом посту он вырос до майора.2 Но Боку в послужном списке не хватало участия в боевых операциях, и он был назначен командиром батальона 4-го Прусского полка пешей гвардии. С фанатичной отвагой возглавлял он свой отряд в битве на Сомме и в Камбре, удостоившись креста Pour le Merite ("За заслуги"). В официальном объявлении о награждении ничего не говорилось об обстоятельствах, приведших к получению награды, но когда описывалась храбрость фон Бока, вместо обычного для таких случаев прилагательного "выдающаяся" было использовано другое - "невероятная", что для имперской армии было уже само по себе уникально.3

2 Согласно W. Е. Hart (с. 160) и Robert Wistrich, звание майора он получил только в 1918 году. См. Robert Wistrich Who's who in Nazi Germany (New York: Macmillan, 1982), p. 21 (далее цитируемая как "Wistrich")

3 W. Е. Hart, p. 160

После службы батальонным командиром Бок стал старшим офицером Генштаба 200-й пехотной дивизии, которая была южногерманским резервным подразделением и не дотягивала до стандартов гвардии. Здесь Бок столкнулся с ненавистью со стороны всех офицеров штаба.4 И в дальнейшем сохранилась подобная тенденция: никто из соратников никогда не любил фон Бока и не испытывал к нему большого уважения, а тот принимал это как само собой разумеющееся.5 Тем не менее дела в дивизии шли неплохо. В одном из сообщений американской разведки 1918 года она была названа "... одной из самых лучших дивизий германской армии".6

4 Ibid

5 Fabian von Schlabrendorf, Revolt against Hitler, Gero von S. Ga-evernitz, ed. (London: Eyre and Spottishwoode, 1948), p. 58

6 United States Army, Intelligence Section of the General Staff, American Expeditionary Force, Histories of Two Hundred and Fifty-One Divisions of the German Army Which Participated in the Great War (1914-1918) (Washington, D. C.: United States Government Printing Office, 1920), p. 647 (далее цитируемая как "AEF, German Divisions")

После окончания войны фон Бок сначала служил в комиссии по мирному урегулированию, а затем стал сотрудником Ханса фон Зекта, главнокомандующего сухопутными войсками рейха. Как начальник штаба 3-го военного округа (в Берлине) майор фон Бок был замешан в таинственной деятельности "черного рейхсвера" - нелегальных военных формирований, действовавших под личиной добровольных формирований трудящихся. В сентябре 1923 года эти формирования вышли из-под контроля и восстали против Веймарской Республики, вынудив генерала фон Зекта подавить бунт с помощью силы. На судебном процессе только что произведенный в оберстлейтенанты фон Бок предстал в качестве свидетеля. Суду он заявил о том, что о "черном рейхсвере" ничего не знал. Конечно, он лгал. но был отпущен, так же, как Курт фон Шлейхер и барон Курт фон Хаммерштейн. Левая пресса обвинила Бока в причастности к нескольким политическим убийствам, совершенным (тайным судом) еще одной нелегальной правой организацией, но доказать свои словесные утверждения она не смогла.

Служебная карьера Бока развивалась достаточно интенсивно. Он занимал посты командира 2-го батальона 4-го пехотного полка в Кольберге (1924 год), штабного офицера в Министерстве обороны (1925-1926 годы), командира 1-й кавалерийской дивизии во Франкфурте-на-Одере (конец 1928 года), командира 1-й пехотной дивизии в Восточной Пруссии (1930 год), командующего 12-м военным округом в Штеттине (1931-1935 годы). Не менее быстрым был и рост его чинов: оберст (1926 год), генерал-майор (1928 год), генерал-лейтенант (1931 год), генерал от инфантерии (1931 год). В последнем чине он находился, когда Гитлер пришел к власти.

Генерал фон Бок не был нацистом, но и противником нацизма его тоже назвать нельзя. Он всем сердцем поддерживал милитаристскую политику Гитлера, а проводимая фюрером внутренняя и внешняя политика Бока ничуть не волновала. В результате он оказался вполне подходящим человеком для фюрера и его дружков по НСДАП. Когда кого-либо из коллег и соратников фон Бока освобождали от занимаемой должности или вынуждали уйти в отставку, едва находился хоть малейший повод, тот и пальцем не шевелил, чтобы помочь им. А таких людей было немало. Гитлер видел в фон Боке послушного исполнителя. В 1935 году Бок был назначен командующим 3-й группой армий, расквартированной в Дрездене, а 1 марта 1938 года получил звание генерал-оберста. Группа Бока (временно приписанная к 8-й армии) в 1938 году оккупировала Австрию, где должна была заняться слиянием австрийской армии и вермахта. Здесь еще раз проявился истинный характер Бока. Он открыто выражал презрение ко всему австрийскому, даже к собственным наградам, полученным от Австро-Венгерской империи, которые называл не иначе как "бесполезными железками". В этот период Герман Геринг приглашал фон Бока на различные парады, церемонии и всевозможные приемы, посвященные празднованию аншлюса. Представителя Гитлера Бок рассматривал как штатское лицо, следовательно не удостаивал его даже презрением. от всех приглашений он отказывался, не считая нужным даже притворяться вежливым. Из-за полного отсутствия у Бока коммуникабельности Гитлер вскоре был вынужден перевести генерала назад в Дрезден. Несмотря на собственное австрийское происхождение Гитлер очень низко ценил многие характерные австрийские черты, так что поведение Бока ни в коей мере не могло повредить его дальнейшей карьере.

ПОЛЬСКАЯ КАМПАНИЯ 1939 года. Возглавляемая фельдмаршалом фон Браухичем германская армия захватила Польшу за 36 дней. Это была первая молниеносная война. Гитлер в руководство боевыми операциями не вмешивался. Командующие обеими группами армий и четверо из пяти командующих армиями, участвовавшие в этой кампании, были немедленно произведены в фельдмаршалы

В конце 1938 годы Бок командовал войсками, которые оккупировали Судетскую область. Туда он взял с собой 9-летнего сына, который всегда одевался в матросский костюмчик и бескозырку. Бок сказал иностранным журналистам, что хотел поразить мальчика "красотой и приподнятым настроением военнослужащих".7 Вскоре после этого один из генералов впал в немилость. Бока вызвали в берлин и назначили главнокомандующим группы армий "А" вместо Герда фон Рундштедта.

7 W. Е. Hart, p. 177

Перед вторжением в Польшу в 1939 году штаб-квартира Бока была прикреплена к группе армий "Север", насчитывавшей 630000 солдат. Рундштедт был вновь возвращен в строй и назначен командующим другой группой армий, направленной в Польшу (группа армий "Юг"), которая несла всю тяжесть кампании. Боку новая война пришлась по вкусу, потому что поляков он любил еще меньше, чем южных немцев и австрийцев. Опустошив "Польский коридор", он дошел до Брест-Литовска в Восточной Польше, где соединился с Красной Армией. К началу октября фон Бок успешно выполнил все свои задания и направился на Западный фронт.

В соответствии с первоначальным планом ОКВ штаб-квартира Бока (находящаяся теперь в расположении группы армий "Б") должна была сконцентрировать все силы против союзников.

К несчастью (с точки зрения Бока), этот план оказался всего-навсего повторением плана Шлиффена, который в 1914 году благополучно провалился. Бок не преминул написать об этом памятную записку, в которой в пух и прах раскритиковал этот план, и Гитлер согласился с ним. Тогда, в начале 1940 года, Эрих фон Манштейн предложил другой, более совершенный план, в соответствии с которым главный удар должна была нанести группа армий "А" Рундштедта. Согласно плану Манштейна, впоследствии получившему одобрение, на плечи фон Бока возлагалась жизненно важная, но второстепенная задача - достаточно энергично прорваться в "нижние страны" и постараться внушить союзникам мысль, что это и есть основной удар. В том, что он преуспел в этом, сомневаться не приходится. Две армии Бока (18-я и 6-я) опустошили Голландию и большую часть Бельгии, расправившись в Дюнкерке с остатком французских войск, захватив при этом в плен десятки тысяч солдат и офицеров.

Во время второго этапа операции Бок, под командованием которого было три армии и две танковые группы, пронесся по Западной Франции. После того как французы капитулировали, Бок был произведен в фельдмаршалы. Это произошло 19 июля 1940 года. Затем он очень недолго командовал оккупационными войсками во Франции, но за ним шла такая дурная слава, что Гитлер был вынужден перевести его в Польшу, где фельдмаршал занялся укреплением восточной границы рейха. Большую часть зимы заносчивый пруссак лечился от язвы желудка.

Но уже к этому времени даже Федор фон Бок настолько устал от крайностей нацистского режима, что с терпимостью относился к присутствию в своем штабе членов антигитлеровского заговора, о существовании которого знал наверняка. Заговорщики надеялись добиться его участия в государственном перевороте, цель которого была сбросить нацистское правительство, но их ждало разочарование. И на этот раз поведение Бока было характерным: "В случае успеха я присоединюсь к вам, но если вы провалитесь, я отрекусь от вас". Свою позицию Бок так и не изменил в течение всей войны.

Фельдмаршал Федор фон Бок не поддерживал идею вторжения в Советский Союз в 1941 году, но именно его штабу (группы армий "Центр") досталась самая важная цель кампании - Москва. Сначала фон Боку было поручено командование 51 из 149 германских дивизий, участвовавших в плане "Барбаросса", включая 9 танковых и 7 моторизованных дивизий. Несмотря на пессимизм в начале вторжения Бок действовал весьма успешно и даже продемонстрировал отдельные проблески военного гения. Менее чем через неделю после начала боевых действий передовые танковые части Бока прорвались к Минску, расположенному в 170 милях от советской границы. 29 июня части Красной Армии в районе Минска попали в котел и 3 июля бои там прекратились. Бок взял в плен 324000 солдат, захватил и уничтожил 3332 танка и 1809 орудий.8

8 James Lucas, War on the Eastern Front, 1941-1945 (Braircliff Manor, N. Y.: Stein and Day, 1979), p. 176 (далее цитируемая как "Lucas Eastern Front")

Армии Бока, с идущими впереди двумя танковыми группами под командованием Германа Гота и Хайнца Гудериана, продолжали одерживать одну победу за другой. Так, в Смоленском котле, который был очищен к 5 августа, фон Бок взял 310000 пленных и захватил и уничтожил 3205 танков и 3120 орудий. В бою за Рославль, который закончился 8 августа, Красная Армия потеряла 38000 человек пленными, 250 танков и 359 орудий. 24 августа в Гомельском котле немцы взяли 84000 пленных, 144 танка, 848 орудий.9 К концу августа Бок продвинулся более чем на 500 миль и оказался всего в 185 милях от Москвы. За это время потери Советов в живой силе составили 750000 человек, в технике - более 7000 танков и 6000 орудий, в то время как группа армий "Центр" потеряла всего 100000 человек. Дорога на советскую столицу была открыта, когда Гитлер, к величайшему неудовольствию фон Бока и невзирая на его протесты, перенес центр тяжести наступления на север и юг, направив силы против Ленинграда и Киева. Боку пришлось поступиться четырьмя из пяти танковых корпусов и тремя пехотными корпусами. Советский Союз получил время, в котором он так отчаянно нуждался для проведения мероприятий по обороне Москвы, самого важного города СССР. Это был один из самых крупных просчетов фюрера.

9 См. Lucas Eastern Front, p. 176; Paul Carell, Hitler Moves East, 1941-1943 (Boston: Little, Brown, 1965; reprint ed. New York-Bantem Books, 1966), The Russo-German War, 1941-1945 (New York: Praeger, 1970), p. 130 (далее цитируемая как "Seaton, Russo-German War"); and Albert Seaton, The Battle og Moskow (Braircliff Manor, N. Y.: Stein and Day, 1980) reprint ed., New York: Playbov Press Paperbacks, 1981), pp. 43-45

Фельдмаршалу фон Боку не оставалось ничего другого, как в начале сентября 1941 года перейти к обороне, поскольку Сталин подтянул на наиболее опасные участки фронта свежие силы. После серии яростных атак Красной Армии фон Бок был вынужден эвакуировать Ельнинский выступ. На других участках советско-германского фронта полуторамиллионная группа армий "Центр" продолжала твердо стоять на своих позициях. К концу сентября ей противостояли 2 миллиона советских солдат.

В начале сентября, после падения Киева, Гитлер решил отвести войска на зимние квартиры, но против этого выступили Бок, Браухич, фельдмаршал Люфтваффе Альберт Кессельринг и многие другие. Бок, несмотря на крайнюю усталость своих солдат, неисправность танков и неблагоприятные погодные условия, все же чувствовал, что еще мог бы захватить Москву.

Бок блестяще провел сражение за Вязьму и Брянск, которое Карелл назвал "самым блестящим окружением в военной истории".10 С 30 сентября по 17 октября 1941 года Бок окружил в двух огромных котлах и уничтожил 81 советскую дивизию. В плен попали 663000 человек. Красная Армия потеряла 1242 танка и 5412 орудий.11 Наступление остановили проливные дожди, которые превратили русские дороги в потоки грязи. Теперь Бока от Москвы отделяли всего 70 миль, но выпал первый снег. Транспортные колонны могли делать не более 5 миль в день, более 2000 автомобилей, тягачей и повозок завязли в снегу и грязи на непокрытых асфальтом участках дорог, ведущих к Москве. Но что было еще хуже, ОКХ не смогло обеспечить солдат теплой зимней одеждой. Рундштедт и Лееб, командующие двумя другими группами армий на Востоке, решили перейти к обороне, но Бок продолжал упрямо настаивать на том, что, как только грунт замерзнет и появится возможность доставить провиант и амуницию, движение на Москву должно быть возобновлено.

10 Careil, Hitler Moves East, p. 134. From north to south, Bock's forces included 3rd Panzer Army (Hoth), 9th Army (von Kluge), 4th Panzer Army (Hoepner), 2d Army (von Weichs). 2d Panzer Army (Gude-rian)

11 Ibid., p. 134-42

Новое наступление на столицу СССР началось 14 ноября. С трудом пробиваясь вперед, без зимней одежды, при минусовой температуре, когда отказало 70 процентов техники, германские солдаты, сделав невозможное, оказались в 6 милях от Кремля. Но взять Москву уже было невозможно. Упрямство Бока поставило его армии в опасное положение. Совершенно обессиленные передовые германские дивизии остались без подкрепления, которое просто не могло быть им доставлено. Многие подразделения питались исключительно кониной.

6 декабря Сталин начал мощное контрнаступление. Несмотря на приказ Гитлера всем подразделениям стоять насмерть и не сдавать позиций, группа армий "Центр", с тяжелыми боями, медленно откатывалась назад. Некоторые дивизии были вынуждены бросить всю артиллерию. Танковые дивизии лишились почти всех танков, а для оставшихся не было горючего. Вскоре возникла опасность окружения 9-й армии. Все говорило о том, что группа армий "Центр" может прекратить существование. Потери в людях были просто устрашающими.

Федор фон Бок терпел первое поражение. Когда угроза катастрофы стала очевидной, он не нашел ничего умнее, как связаться с оберстом Рудольфом Шмундтом, личным адъютантом Гитлера, и пожаловаться на обострение язвы желудка. Он попросил Шмундта подробно описать фюреру ужасное состояние его здоровья, что тот и сделал. Двумя днями позже, 18 декабря 1941 года, фельдмаршал Кейтель сообщил фон Боку, что Гитлер предлагает ему взять продолжительный отпуск для поправки здоровья. В тот же день командующим группой армий "Центр" был назначен фельдмаршал Понтер фон Клюге.

Месяц спустя, 17 января 1942 года, вероятно, от сердечного приступа скончался фельдмаршал Вальтер Рейхенау. На следующий день Гитлер вызвал фон Бока (чудесным образом выздоровевшего) и предложил ему командование группой армий "Юг", с чем тот охотно согласился. К марту из-за сильного истощения советских войск, плохого снабжения и глубокого снега наступление Красной Армии прекратилось. Теперь обе стороны все усилия направили на обеспечение материально-технической подготовки весеннего наступления.

В 1942 году фон Бок действовал более осмотрительно, чем прежде. По всей вероятности, фельдмаршал тяжело переживал свое поражение под Москвой. 12 мая Советский Союз начал наступление. Гитлер отклонил несколько нервных просьб Бока и до 17 мая, когда оставалось всего 12 миль до Харькова, не разрешал ему вводить в бой резервы. В результате группа армий "Юг" одержала крупную победу, взяв в плен 240000 солдат и офицеров, уничтожив и захватив 1200 танков и 2000 орудий. Потери немцев в живой силе составили всего 20000 человек. Но Гитлер, что вполне понятно, остался очень недоволен несдержанностью, которую продемонстрировал фон Бок под Харьковом.12

12 John Shaw and the Editors of Time-Life Books, Red Army Resurgente (Alexandria, Va.: Time-Life Books, 1979), p. 35 (далее цитируемая как "Shaw et al."); Seaton, Russo-German War, pp. 260-61; and Earl F. Ziemke, Stalingrad to Berlin: The German Defeat in the East, Office of the Chief of Military History (Washington, D. C.: United States Government Printing Office, 1966), p. 33 (далее цитируемая как "Ziemke, Stalingrad to Berlin")

Теперь Гитлер начал второй этап летнего наступления (операция "Блау") и приказал Боку захватить район западнее Дона, чтобы подготовить плацдарм для нанесения удара по Сталинграду и Кавказу. Бок открыто раскритиковал этот план, в частности, потому, что успех его в значительной степени зависел от итальянских и румынских армий, которые должны были прикрывать вермахт с флангов. 28 июня 1942 года, имея более миллиона солдат, фон Бок начал наступление. В отличие от 1941 года его продвижение было очень медленным. Кроме того, Бока очень заботила безопасность левого фланга. Вопреки приказам Гитлера он позволил втянуть себя в продолжительное сражение за Воронеж, оказавшееся совершенно бессмысленным. В результате основным силам удалось переправиться через Дон, и надежды на захват огромного количества пленных не оправдались. Исключительно по этой причине (но со ссылкой на плохое здоровье) 15 июля Гитлер освободил Бока от занимаемой должности и к дальнейшей работе больше не привлекал. В частном разговоре Гитлер признался Рудольфу Шмундту, что восхищается фон Боком, но может работать только с теми командирами, которые подчиняются его приказам безоговорочно.

***
В начале мая 1945 года, когда Гитлер был уже мертв и русские заняли Берлин, Федор фон Бок получил телеграмму от Манштейна, в которой тот сообщал, что гросс-адмирал Карл Дениц сформировал новое правительство. Амбициозный фон Бок немедленно выехал под Гамбург. Предположительно, 4 мая по дороге на Киль его автомобиль обстрелял британский самолет.13 Здесь через несколько дней англичане и обнаружили прошитое пулями тело фон Бока. Рядом с ним находились тела дочери и жены. Ему было 64 года.

13 Генерал-лейтенант Герман Плох утверждает, что Бок погиб 5 мая, в то время, как Бретт-Смит (Hitler's Generals, pp. 84-85) утверждает, что смерть он встретил 3 мая. Большинство других источников указывают на 4 мая. Вполне возможно, что в сумятице последних дней войны наверняка никто не обращал внимания на точную фиксацию событий. Более подробно см. рукописи Плохера в списке использованной литературы

предыдущая страница / следующая страница
десктопная версия страницы


МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org


contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020