МИТЧЕМ С., МЮЛЛЕР Дж. "КОМАНДИРЫ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА", 1997

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

ГЕОРГ ТОМАС, сын фабриканта, родился 20 февраля 1890 года в Бранденбурге, в семье с высоким достатком. В имперскую армию он вступил в 1908 году и звание лейтенанта получил в 63-м пехотном полку в 1910 году. К 1914 году он стал адъютантом 3-го батальона 63-го полка. Во время первой мировой войны Томас служил в штабах различных полков, а также в Генштабе. 18 апреля 1917 года был произведен в гауптманы и дальнейшую службу проходил в штабе 6-й пехотной дивизии во Франции. Томас заслужил уважение людей, с которыми ему приходилось работать, и не раз проявлял отвагу в бою. Его грудь украшали многочисленные награды, включая Орден Дома Гогенцоллернов, Железный крест 1-го класса, знак за ранение, крест "За военные заслуги" и австро-венгерскую медаль "За храбрость" 3-го класса.

После войны Томас служил в штабе 4-й пехотной дивизии в Дрездене. В 1928 году он получил назначение в штаб артиллерийско-технического снабжения армии. 1 февраля 1929 года Томас получил чин майора и в 1930 году стал начальником штаба артиллерийско-технического снабжения. За время пребывания в этом ведомстве (1928-1938 гг.) высоко одаренный Томас тщательно изучил экономические аспекты подготовки к войне (а также ее ведения). Добавив к полученным знаниям уроки, полученные им на фронтах первой мировой войны, он пришел к выводу, что экономическая сторона военного дела является не менее важной, чем непосредственно вооружение и обучение солдат.30 Томас утверждал, что экономические ресурсы нации при подготовке к войне должны подвергаться регулярному учету и инвентаризации для наиболее эффективного их использования в военное время, неоднократно подчеркивая, что это является одним из наиболее важных факторов успеха в войне. Руководствуясь этим, он написал несколько записок начальству, в которых выдвинул идею создания централизованного агентства по надзору за "оборонной экономикой", что позволило бы Германии наиболее эффективно использовать имевшиеся у нее ресурсы. Особенно это касалось производства вооружения.

30 Wilhelm Deist, The Wehrmacht and German Rearmament (Buffalo. N. Y.: University of Toronto Press, 1981), p. 94 (далее цитируемая как "Deist, The Wehrmacht")

Хотя предложение Томаса и носило несколько амбициозный характер, его идея не была воспринята всерьез исключительно из-за упрямства командующих вермахта, Кригсмарине и Люфтваффе, каждый из которых тянул одеяло в свою сторону. В результате Томаса воспринимали исключительно как советчика. "У штаба Томаса нет никакой возможности влиять на важные решения, принимаемые относительно вооружения", - написал позже Вильгельм Дейст.31 Несдававшийся Томас, тем не менее, продолжал заниматься программой экономической подготовки к войне. Его способности и знания получили, наконец, должную оценку. 1 января 1938 года он стал генерал-майором, а 1 января 1940 года - генерал-лейтенантом.

31 Inid., pp. 94-95

Относясь скептически к нацизму, Томас испытал большое разочарование после дела Фрича в 1938 году. Суть его состояла в том, что Гитлер снял генерал-оберста барона Вернера фон Фрича с поста главнокомандующего вермахтом на основании сфабрикованного обвинения в гомосексуальных связях. Несмотря на то что впоследствии все ложные обвинения были сняты, и должности барон фон Фрич так и не был восстановлен. После этого случая Томас уже не мог воспринимать нацизм. Позже свое решение он описал как "мой полный внутренний разрыв с этой системой".32 В результате он начал переговоры с двумя заговорщиками - генералом Людвигом Беком (который в августе 1938 года сложил с себя полномочия начальника Генштаба) и Карлом Герделером (бургомистром Лейпцига), но пока исключительно для того, чтобы прощупать пути предотвращения пожара, перенести который Германия не сможет.

32 John W. Wheeler-Bennet, The Nemesis of Power: The German Army in the Politics, 1918-1945 (New York: St. Martin's Press, 1967), p. 423 (далее цитируемая как "Wheeler-Bennet, Nemesis")

В конце лета 1939 года Томас представил на рассмотрение шефа ОKB генерал-оберста Вильгельма Кейтеля записку с предупреждением о том, что нападение на Польшу приведет к началу мировой войны, к которой Рейх экономически совершенно не готов. Это замечание Кейтель высмеял и не предпринял никаких действий. Но одержимый Томас не сдавался. Он подготовил подробный доклад с таблицами и графиками, "иллюстрировавшими экономическую подготовленность к войне Рейха и других великих держав, на фоне которых отсталость Германии не вызывала никакого сомнения".33 На этот раз Кейтель с изумлением вгляделся в представленный анализ и показал его Гитлеру. Фюрер отреагировал беспечно. Он сказал Кейтелю, что Советский Союз (указанный Томасом в качестве одной из великих держав) будет союзником рейха. Для Кейтеля инцидент сразу был исчерпан. Что касается Томаса, то для него все только начиналось.

33 Peter Honmann, The History of the German Resistance, 1933-1945, Richard Barry, trans. (Cambridge, Mass: MIT Press, 1977), p. III (далее цитируемая как "Hoffmann, Resistance")

Томас по-прежнему считал, что военный конфликт, начало которому положил Гитлер, 1 сентября 1939 года напав на Польшу, приведет к гибели Германии. Поэтому он вступил в тесную связь с заговорщиками, предпринимавшими попытку разработать план, который позволил бы им лишить Гитлера и нацистскую верхушку власти. В ноябре 1939 года Томас попытался убедить генерала Франца Гальдера, начальника Генерального штаба, и генерала Вальтера фон Браухича, главнокомандующего армией, арестовать Гитлера. Но те наотрез отказались, при этом Гальдер процитировал строчку о том, что долг солдата подчиняться приказам Верховного главнокомандующего (Гитлера). Браухич пошел еще дальше: он предложил адмиралу Вильгельму Канарису, шефу абвера, арестовать Томаса. Но полный неразрешимых загадок Канарис, сам участник антигитлеровского заговора, замял дело. Озабоченный мыслью, что гитлеровские армии могут вторгнуться на территорию нейтральных стран, Томас снова попытался убедить Гальдера предпринять хоть какие-нибудь действия. Томас показал Гальдеру сообщение доктора Йозефа Мюллера, баварского адвоката, бывшего в хороших отношениях с папой Пием XI, в котором говорилось, что, если Гитлер и министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп будут устранены, то вмешается Ватикан и будет хлопотать о мире. Но Гальдер снова отверг мольбы Томаса.

Неудачные попытки убедить других начать действия против Гитлера заставили Томаса на некоторое время прекратить конспиративную деятельность. Обескураженный удачным вторжением в Данию и Норвегию весной 1940 года Томас решил покориться судьбе и ждать, что будет. К этому времени ему было присвоено звание генерала от инфантерии (1 августа 1940 года) и он возглавил экономический отдел и службу вооружения сухопутных войск. Хотя Томас добросовестно Выполнял свои служебные обязанности, его старания Но прежнему сводились на нет соперничеством между родами войск, о котором упоминалось выше.

Нападение на Советский Союз в июне 1941 года всполошило неугомонного Томаса. В конце августа - начале сентября, он мотался по русскому фронту и побывал в нескольких армейских группах, пытаясь определить возможность подготовки военного переворота. Хотя он и не получил прямых доказательств осуществимости этого плана, генерал Томас остался "умеренно удовлетворен", как заметил один из его товарищей по заговору Ульрих фон Хассель, бывший посол в Италии.34

Именно во время этой поездки по Восточному фронту Томас стал свидетелем массовых убийств евреев. Разъяренный Томас поделился своими впечатлениями с другим активным заговорщиком, бароном Фридрихом фон Фалькенхаузеном. Они решили нанести визит фельдмаршалу фон Браухичу. Им хотелось знать, что теперь скажет Браухич относительно режима Гитлера. Своих гостей Браухич еще раз заверил, что его долг солдата состоит в том, чтобы подчиняться фюреру. Тогда Томас взорвался и сказал ему, что в расправах над евреями есть и его, Браухича, вина. Фельдмаршал, ничего не ответив, вышел.

34 Ulrich von Hassel, The von Hassel Diaries, 1938-1944, Hugh Gibson. ed. (London: Hamish Hamilton, 1948), p. 195 (далее цитируемая как "Hassel, Diaries")

Получивший отпор Томас снова вернулся к выполнению своих обязанностей. 6 мая 1942 года он был назначен в совет по вооружениям. Несмотря на то что он продолжал презирать нацистский режим, Томас все же выполнял свои обязанности и принимал участие в планировании операций, например, относительно экономической эксплуатации оккупированной России. В конце того же месяца его назначили шефом нового управления вооружений при имперском Министерстве вооружений и военного снаряжения. Несмотря на впечатляющее звание, полномочия были разделены между ним и Альбертом Шпеером (который был специально приглашен Гитлером как эксперт по военному снаряжению). 20 ноября 1942 года Томас оставил свой пост в Министерстве вооружений и военного снаряжения. Но работу в ОКВ он продолжил.

После конференции в Касабланке, прошедшей в январе 1943 года, Томас прекратил участие в антигитлеровском заговоре. Это решение он принял из-за заявления участника встречи, президента США Франклина Д. Рузвельта, в котором говорилось, что союзники не примут ничего, кроме полной и безоговорочной капитуляции Германии, Италии и Японии. Теперь Томасу стало ясно, что война проиграна и никакое альтернативное правительство не смягчит поставленных союзниками условий. Генерал понял, что убийство Гитлера только превратит его в мученика в глазах немцев.35

35 Richard Brett-Smith, Hitler's Generals (Bovato, Calif: Presidio Press, 1977), p. 211; Wheeler-Bennet, Nemesis, p. 560n

После неудачной попытки покушения 20 июля 1944 года были обнаружены бумаги, изобличавшие Томаса как возможного заговорщика. Хотя нацистский трибунал не сумел найти прямых доказательств участия Томаса в покушении на Гитлера, он был арестован и отправлен в концлагерь Флоссенбург. Затем некоторое время он провел в концентрационном лагере Дахау, после чего был переведен в лагерь в Южном Тироле. Томас был спасен, немедленно освобожден американскими войсками и отправился во Франкфурт-на-Майне. Тюремное заключение подорвало его здоровье, и в 1946 году Георг Томас скончался.

ВАЛЬТЕР БУЛЕ родился в Хейльбронне, Вюртемберг. 26 октября 1894 года. 10 июля 1913 года он вступил в имперскую армию в качестве фаненюнкера и в августе 1914 года получил первое офицерское звание. Во время войны Буле служил в 12-м пехотном полку. После 1918 года он остался в армии и проходил службу в 18-м кавалерийском полку и 13-м пехотном полку, где Эрвин

Роммель был гауптманом. В 1926 году Буле тоже стал гауптманом и вскоре был направлен в 4-й кавалерийский полк, а в 1928 году был приписан к Министерству обороны. Потом он провел еще три года в 13-м пехот-ном полку (1930-1933 гг.), где получил звание майора, и вернулся в Министерство обороны. В январе 1936 года он был произведен в оберстлейтенанты, а в 1937 году стал шефом оперативного отдела 5-го военного округа и V корпуса. В начале 1939 года Буле присвоили звание оберста, и некоторое время спустя, в том же году, в признание его ума и технического опыта, ему поручили возглавить организационную секцию ОКХ. Убежденный нацист Буле за свою преданность и упорный труд в 1940 году был удостоен звания генерал-майора, а через 2 года - генерал-лейтенанта.

Большая ответственность легла на плечи Буле, когда в январе 1942 года он был назначен начальником штаба сухопутных войск ОКВ. За то, что Буле вечно совал нос не в свои дела и был доверенным информатором Гитлера, другие генералы невзлюбили его. Генерал Варлимонт, отмечая недостатки его личности, писал, что Буле обошел Кейтеля, своего непосредственного начальника, и установил с Гитлером личную связь.36

36 Warlimont, Inside Hitlere's Headquarters, p. 232

Изоляция Буле в штабе фюрера, наряду с его склонностью "совать нос во все дела", не осталась незамеченной на совещании у фюрера 25 июля 1943 года. Совещание было посвящено ситуации в Италии, которая резко ухудшилась, поскольку за день до этого был свергнут Муссолини. Положение Германии на средиземноморском театре военных действий было отчаянным. Гитлер как раз обсуждал обстановку с Кейтелем и Йодлем, когда Буле ввернул, что итальянскому фронту должно быть отдано первенство в снабжении всеми видами транспорта. Более того, он даже настоятельно потребовал, чтобы весь транспорт, включая и тот, что еще не сошел с конвейеров, был направлен германским войскам в зону Рима. Такую рекомендацию он сделал в тот момент, когда группы армий "Центр" и "Юг" вели самое крупное в истории танковое сражение под Курском и больше, чем кто-либо, нуждались в транспорте.

Буле, отвечавший за армейский транспорт, просто кипел от злости, когда генералы просили о подкреплении, чем, как он считал, вмешивались в его планы по распределению транспорта. Так, в декабре 1943 года, на одном из совещаний фюрера, он пожаловался, что мог бы гарантировать адекватную оснащенность танковых частей на Западе только при условии, что никто их оттуда не заберет. "Не успею я что-либо укомплектовать, - продолжал он, - как тут же это пропадает".37 Гитлер сердито спросил Буле, не на него ли тот намекает, на что Буле, естественно, ответил отрицательно. Его замечание было адресовано генерал-оберсту Курту Цейтцлеру, который в сентябре 1942 года сменил Гальдера на посту шефа ОКХ.

37 Ibid, p. 404

Такая критика ОКХ со стороны Буле и других способствовала тому, что доверие Гитлера к генералу Цейтцлеру было в значительной степени поколеблено. С другой стороны, Гитлер продемонстрировал свое растущее расположение к Буле, произведя его в генералы от инфантерии 1 апреля 1944 года. В том же году фюрер хотел назначить его начальником Генштаба вместо Цейтцлера, но 20 июля в ставке Гитлера Буле был тяжело ранен и некоторое время провел в госпитале. По иронии судьбы, покушение осуществил оберст граф Клаус фон Штауффенберг, талантливый офицер Шенштаба, являвшийся к тому же одним из основных помощников Буле в организационном управлении с 1940 по 1942 год. После первоначальных трений эти двое очень хорошо сработались, хотя аристократ Штауффенберг и презирал Буле за его низкое происхождение.38

38 Joachim Kramarz, Stauffenberg: The Life and Death of an Officer, 15th November 1907-20 July 1940 (London: Deutsch. 1967), p. 76 (далее цитируемая как "Kramarz, Stauffenberg")

В январе 1945 года Гитлер назначил Буле на один из многочисленных постов, что занимал Гиммлер, а именно - шефом управления вооружений армии.39 Буле делал все от него зависящее, чтобы обеспечивать необходимым сухопутные войска. Но непрекращавшиеся бомбардировки и нехватка рабочих рук сводили все его усилия на нет. Тем не менее он старательно выполнял свой долг. Интересно отметить, что именно Буле случайно обнаружил дневники адмирала Вильгельма Канариса, в которых были представлены свидетельства того, что бывший шеф абвера имел непосредственное отношение к заговору 20 июля. Буле передал материалы в гестапо. В результате адмирал был изобличен, выведен из игры и 9 апреля 1945 года повешен.

39 Speer, Memoirs, p. 420

Генералу Буле удалось пережить и войну, и последовавшие за ней судебные процессы. Выпущенный союзниками из заключения в 1947 или 1948 году, он уехал в Штутгарт, где дожил до 1985 года.

ВИЛЬГЕЛЬМ БУРГДОРФ родился 15 февраля 1895 года в Фюрстенвальде на Шпрее.

Генерал от инфантерии Вильгельм Бургдорф, личный друг Мартина Бормана, посетивший Роммеля с капсулой яда и ультиматумом Гитлера о самоубийстве

В возрасте 19 лет он вступил в имперскую армию. 18 апреля 1915 года, с присвоением звания лейтенанта, он был переведен в 12-й гвардейский полк. После войны Бургдорф остался в армии и к 1937 году стал адъютантом 9-го военного округа (IX корпуса) в Касселе. В августе 1938 года он был произведен в оберстлейтенанты. В первые дни войны Бургдорф служил на практически бездействующем Западном фронте. Незадолго до вторжения во Францию он был назначен командиром 529-го пехотного полка, который провел дорогами Бельгии и Франции в 1940 году и который с 4 апреля 1941 года по 1942-й участвовал в жестоких боях на Восточном фронте. Бургдорф, которому в сентябре 1940 года было присвоено звание оберста, был назначен начальником отдела управления личного состава армии. В октябре 1943 года он получил звание генерал-лейтенанта. Нет сомнения в том, что его быстрому взлету по служебной лестнице немало способствовала его абсолютная преданность НСДАП.

Германские солдаты на смотре, 1936 год. Этот смотр проходил недалеко от штаб-квартиры 9-го военного округа в Касселе

Провал покушения на Гитлера, организованного полковником Штауффенбергом, также повлиял на его дальнейшее продвижение, так как он принимал самое активное участие в расправе над участниками заговора. Во время взрыва в "волчьем логове" был смертельно ранен генерал от инфантерии Рудольф Шмундт, шеф-адъютант вермахта при Гитлере, начальник НРА (управления личного состава сухопутных войск). Доставленный в растенбургский госпиталь Шмундт скончался от полученных ран 1 октября 1944 года. Его преемником Гитлер назначил Бургдорфа.

Адольф Гитлер потребовал учинить над заговорщиками быструю и жестокую расправу. Одной из жертв оказался весьма популярный в рейхе военачальник фельдмаршал Эрвин Роммель, легендарный "Лис пустыни", который был замешан в заговоре. Фельдмаршал Кейтель возложил на Бургдорфа осуществление секретной миссии - ознакомить Роммеля со свидетельскими показаниями, которые обвиняли его в "государственной измене". Если представленные утверждения окажутся правдой, то любимому народом Роммелю мог быть предоставлен выбор: совершить самоубийство или предстать перед народным судом.

Послушный приказу Бургдорф вместе со своим представителем генерал-лейтенантом Эрнстом Мейзелем 14 октября отправился в Херлинген, домой к Роммелю. С собой они везли письмо и коробку ампул с ядом. Отдав распоряжение солдатам СС окружить виллу, Бургдорф и Мейзель вошли в дом и предъявили фельдмаршалу письмо Кейтеля. К удивлению Мейзеля, Роммель признался в том, что действительно принимал участие в заговоре с целью смещения Гитлера. Тогда Бургдорф ознакомил фельдмаршала с возможным выбором. Если тот выберет самоубийство, Гитлер обещал ему похороны на государственном уровне с соблюдением всех воинских почестей и гарантировал безопасность и поддержку его семье, включая выплату пенсии. Если же "Лис пустыни" выберет народный суд, то его семье будет уготована такая же участь, что и ему. Эрвин Роммель выбрал яд и через час был мертв.

О том, что думал Бургдорф, осуществляя эту секретную миссию в доме Роммеля, мы можем только гадать, но его поздние замечания ясно свидетельствуют о его непоколебимой преданности Гитлеру и делу нацистской партии. В качестве нового начальника управления личного состава сухопутных войск, а теперь еще и соучастника убийства одного из противников Гитлеpa, Бургдорф стал вхож в ближний круг фюрера и не оставлял его до самой смерти. Гитлер по достоинству оценил лояльность Бургдорфа и 1 ноября 1944 года произвел его в генералы от инфантерии. Кроме того, именно по рекомендации Бургдорфа Гитлер назначил генерала от инфантерии Ханса Кребса на должность начальника Генерального штаба вместо генерал-оберста Хайнца Гудериана.

Вильгельм Бургдорф был упрямым и жестоким человеком, к тому же большим любителем выпить. За рабскую преданность нацизму он был ненавидим большей частью офицерского корпуса. В течение последних двух месяцев войны Бургдорф делал все от него зависящее, чтобы сохранить порядок, он все еще никак не мог поверить, в то, что положение Берлина безнадежно. 13 марта 1945 года Геббельс записал в своем дневнике:

"Управление личного состава сухопутных войск является единственной организацией вермахта, где поддерживается идеальный порядок, и придраться к которой просто не за что. Сомнений быть не может, что генерал Бургдорф хорошо справляется и с этой работой."40 В самом деле, Гитлер не раз устраивал разнос армейским офицерам, офицерам СС и даже старым, преданным партийцам, но нет ни одного свидетельства о том, чтобы он проявил недовольство Бургдорфом. В последние дни рейха генерал близко сошелся с Геббельсом и Мартином Борманом. Особенно хорошо ладили между собой Бургдорф и Борман. Так, на приеме в Растенбурге эти двое так напились, что танцевали вместе и кричали о вероломстве фельдмаршалов.41

40 Joseph Goebbels, Final Entries, 1945: The Diaries of Joseph Goeb-bels, Richard Barry, trans. (New York: G. P. Putnam's Sons, 1978), p. 128 (далее цитируемая как "Goebbels, Final Entries")

41 Wheeler-Bennet, Nemesis, p. 680

8 апреля 1945 года Бургдорф признался Кребсу: "С того момента, как почти год назад я приступил к этой работе, я вкладывал в нее всю свою энергию, всю свою веру. Я всеми средствами стремился объединить армию и партию. В конце концов они обвинили меня в том, что я предаю интересы германского офицерства, и теперь я вижу, что упреки были вполне оправданны, что вся моя работа была напрасной, а моя вера ошибочна, не только ошибочна, а наивна и глупа."42

42 Gerhard Boldt, Hitler's Last Days, Sandra Bance, trans. (London: Arthur Barker, 1973; reprint ed., London: Sphere Books, Ltd., 1973), p. 161

Но вскоре начальник управления личного состава сухопутных войск вышел из состояния угнетенности и до конца остался преданным делу фюрера и нацизму. Когда кольцо окружения советскими войсками сомкнулось, Бургдорф дал всем ясно понять, что остается в бункере. Он был среди тех, кто присутствовал на прощании с Гитлером перед его самоубийством. Единственными, кто оставался в бункере после смерти фюрера, были генерал Бургдорф, генерал Кребе и телохранители СС. Существует мнение, что Бургдорф и Кребс застрелились в подвале рейхсканцелярии 1 мая 1945 года, незадолго до появления там русских. Тела их в сумятице, что сопровождала падение Берлина, были потеряны и место, где они нашли свой последний приют, неизвестно.

предыдущая страница / следующая страница
десктопная версия страницы


МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org


contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020