МИТЧЕМ С., МЮЛЛЕР Дж. "КОМАНДИРЫ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА", 1997

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

БОДВИН КЕЙТЕЛЬ родился в Хельмшероде 25 декабря 1888 года, на 6 лет позже брата Вильгельма. В 1909 году он вступил в имперскую армию в качестве фаненюнкера. В следующем году получил звание лейтенанта и был направлен в 10-й Егерский батальон. Он участвовал в первой мировой войне, служил в рейхсвере (так назывались вооруженные силы Веймарской республики), и когда в 1933 году Гитлер пришел к власти, он был оберстлейтенантом. В 1934 году Бодвин получил звание оберста. Сразу после того, как Гитлер назначил Вильгельма Кейтеля главнокомандующим вооруженными силами, 4 февраля 1938 года, Вильгельм начал продвигать младшего брата по служебной лестнице. Бодвин получил чин генерал-майора и должность начальника управления личного состава сухопутных войск. 1 октября 1941 года он стал генералом от инфантерии. Разумеется, судьба Бодвина зависела напрямую от его старшего, более могущественного, брата.

Бодвин Кейтель, младший брат Вильгельма, со временем ставший начальником управления личного состава армии

Из-за разгоревшегося в сентябре 1942 года спора между Гитлером и шефом Вильгельма, начальником оперативного отдела генерал-оберстом Альфредом Йодлем (см. ниже), старший Кейтель временно попал в немилость к фюреру. В результате этого младший Кейтель лишился своего поста, а на его место назначили генерал-майора Рудольфа Шмундта. Бодвина направили в Данциг, командовать XX военным округом, который включал территорию бывшего "вольного города Данцига", зону старого "Польского коридора" и западную часть Восточной Пруссии. Бодвин Кейтель отвечал за вербовку, набор и обучение новобранцев во всем этом регионе. В его обязанности входило как формирование новых дивизий, так и обновление старых. Этой работой он занимался вплоть до 30 ноября 1944 года. Когда его военному округу начала угрожать непосредственная опасность со стороны Советов, Кейтеля на посту командующего сменил генерал от инфантерии Карл-Вильгельм Шпехт.11 Кейтель оказался не у дел. Пробыв без работы в течение нескольких месяцев, 1 апреля 1945 года он получил должность инспектора материально-технического и медицинского обеспечения стрелковых подразделений.

11После того как большая часть территории 20-го военного округа была оккупирована, генерал Шпехт командовал сборным военным отрядом Kampfgruppee Korps Hela, в конце войны он сдался советским войскам и умер в заключении в 1953 году

В конце войны Бодвин Кейтель сдался на милость победителя. Поскольку суд не признал его военным преступником, то в 1948 году он был выпущен на свободу. Он тихо удалился в Гетценхоф Боденфельде, где в 1952 году и умер.

АЛЬФРЕД ЙОДЛЬ родился в Вюрцбурге 10 мая 1890 года. Его отцом был отставной баварский артиллерийский капитан, который был вынужден бросить действительную военную службу, намереваясь жениться на франконской девице из простой семьи фермеров и мельников. Альфред был одним из пяти детей, родившихся в этом браке. Три его сестры умерли в раннем возрасте, брат его, Фердинанд, во время второй мировой войны дослужился до генерала горнострелковых войск.

Легко раненный генерал-оберст Альфред Йодль, шеф оперативного отдела ОКВ, беседует с министром пропаганды Йозефом Геббельсом. Снимок сделан вскоре после провала заговора 20 июля 1944 года против Гитлера

Молодой Альфред Йодль, будучи студентом, вступил в кадетский корпус, в 1910 году - в 4-й Баварский полк полевой артиллерии. В 1912 году он получил звание лейтенанта. Вскоре после этого вступил в брак с графиней Ирмой фон Буллион из знатной швабской семьи, несмотря на резкие возражения со стороны ее отца, оберста графа фон Буллиона. Графиня, бывшая на пять лет его старше, оказалась умной и жизнерадостной светской дамой. Альфред просто обожал ее.

Во время войны 1914-1918 гг. Йодль в качестве офицера артиллерии воевал как на французском, так и на русском фронтах. В первый месяц войны он был ранен осколками гранаты, но вскоре поправился и вернулся на передовую. После окончания войны он остался в армии и в 1920 году начал тайную учебу в Генеральном штабе. Его высшее начальство оставалось весьма довольно успехами подопечного, в типичном донесении того времени из личного дела Йодля о профессиональной пригодности он характеризовался как человек "думающий, решительный, энергичный, с хорошей физической подготовкой, прирожденный лидер и подходящая кандидатура для высших командных постов".12 Во времена Веймарской республики Йодль служил штабным офицером и, дойдя до майора, получил назначение в оперативный отдел военного ведомства, секретный отдел Генерального штаба.

12 Eugene Davidson, The Trial of the Germans (New York: Collier Books, 1966), p. 346 (далее цитируемая как "Davidson, Trial")

Йодль был грамотным специалистом и храбрым солдатом, но его неукротимый энтузиазм и преданность Гитлеру и НСДАП создали между ним и другими офицерами глубокую пропасть, которая так и не была преодолена. В 1935 году Йодль, ставший к тому времени оберстом, получил назначение в управление сухопутных войск. А когда Гитлер создал Главное командование сухопутных войск (ОКВ), Йодль возглавил управление национальной обороны. Несколько месяцев спустя, в марте 1938 года, у генерал-лейтенанта Макса фон Вибана из-за боязни перерастания Австрийского кризиса в войну случился нервный срыв. И место начальника оперативного отдела ОКВ занял Йодль.

Оберст Йодль с энтузиазмом приступил к выполнению своих новых обязанностей и подверг резкой критике армейских генералов (таких, как Людвиг Бек), которые после речи Гитлера 10 августа заявили, что Германия к войне еще не готова. Йодль, в своем дневнике, назвал поведение генералов "малодушным". Еще он добавил, что им стоило бы обращать больше внимания на вопросы военной стратегии, а не обсуждать политические решения. Далее он отметил, что видит настоящую трагедию в том, что, когда вся нация сплотилась в поддержку фюрера, исключение составили только армейские генералы. Он сурово осуждал генералов за то, что они не признавали Гитлера "гениальным".13 Несомненно, преданность и вера Йодля в Гитлера не знали границ, он искренне считал фюрера непогрешимым.

13 IMT, volume XXV, p. 300

Хотя Йодль полагал, что для разработки военных планов Гитлер будет использовать оперативный отдел ЭКВ, фюрер вместо этого обратился к ОКХ (Obercommando des Heers - Главному командованию армии). Тем временем в 1939 году Йодль получил звание генерал-майора и командование 44-й пехотной дивизией. Страстный альпинист, он обрадовался, когда в начале октября 1938 года генерал Кейтель (шеф ОКВ) назначил его командующим 2-й горнострелковой дивизией.14

14 Walter Goerlitz, "Keitel, lodi and Warlimont", in Correlli Barret, ed., Hitler Generals (London: Weidenfeld and Mickolson, 1989), p. 157 (далее цитируемая как "Goerlitz, Keitel, lodi and Warlimont")

23 августа 1939 года Кейтель приказал Йодлю вернуться в ОКВ на должность начальника оперативного отдела; начиналось планирование нападения на Польшу ("план Вейс"). На этом посту Йодль остался до конца войны. В 1940 году он получил повышение и стал генералом артиллерии, а 30 января 1944 года (в день 11-й годовщины прихода нацистов к власти) Йодль получил чин генерал-оберста, перепрыгнув при этом звание генерал-лейтенанта. Грандиозное впечатление произвела на Йодля его первая личная беседа с Гитлером, состоявшаяся в поезде фюрера во время Польской кампании. Он остался верен Гитлеру до конца войны.

Ввиду того, что для разработки и проведения кампаний против Польши (1939) и Франции (1940) Гитлер обратился к ОКХ, Йодль принял решение поддерживать Гитлера во всех вопросах, в которых у того появлялись разногласия с ОКХ. По сообщению его представителя Вальтера Варлимонта, в мае 1940 года именно благодаря Йодлю 1-я горнострелковая дивизия, без согласия со стороны ОКХ, была направлена на юг (во исполнение приказа Гитлера). Это прямое нарушение принципа единоначалия является ярким доказательством как безоговорочной преданности Йодля фюреру, так и его отчаянного желания (разделяемого с ним его начальником Кейтелем) передать всю полноту власти ОКВ.

Операция "Везерюбунг" (вторжение в Норвегию) наконец-то дала ОКВ возможность использовать прямой оперативный контроль. Фюрер поручил проведение "Везерюбунг" ОКВ, назначив генерала от инфантерии Николауса фон Фалькенхорста командующим операцией и XXI группой.15 По существовавшим правилам такие назначения осуществлял ОКХ, представляя их затем Гитлеру для формального одобрения. Но Гитлер издал приказ, согласно которому Фалькенхорст должен был подчиняться непосредственно ему и его штаб должен был быть укомплектован офицерами всех трех служб. Вследствие этого "Везерюбунг" попала под прямое командование Гитлера.

15XXI группа была усиленным XXI армейским корпусом (XXI корпус) (см. гл. 4). Далее все корпуса понимаются как пехотные, если нет специального определения

Генерал оберст Николаус фон Фалькенхорст пытался следить за тем, чтобы с гражданами оккупированной Норвегии обращались гуманно, но его усилия были сведены на нет Герингом и Йозефом Тербовеном

Операция была спланирована Йодлем и его штабом. Германское вторжение в Норвегию стало для Британии (которая сама собиралась оккупировать эту страну) полной неожиданностью. Хотя операция прошла успешно, все же не удалось избежать очень напряженной ситуации после того, как британцы уничтожили 10 германских эсминцев, прикрывавших высадку альпийских стрелков генерал-майора Эдварда Дитля в Нарвике. Кроме того, 14 апреля к северу от Нарвика британцы высадили большой десант. Обеспокоенный Гитлер приказал Дитлю срочно отступить на юг.

Йодль понимал глупость принятого Гитлером решения. Желание избежать сражения только потому, что враг угрожал положению Нарвика, могло сорвать всю кампанию. Йодль указал Гитлеру на то, что отступление на юг не только невозможно, но и может обернуться потерей многих транспортных самолетов, которым для поддержки и пополнения горнострелковых войск пришлось бы садиться на лед замерзших озер. Немного успокоившись, Гитлер согласился отменить приказ. Но 17 апреля командование Кригсмарине высказало предположение, что группа Дитля может быть уничтожена. Даже Геринг присоединился к нападкам на ОКВ, заявляя, что теперь для Люфтваффе нет никакой возможности поддержать Дитля. Совершено потеряв над собой контроль, Гитлер, перейдя на крик, приказал Дитлю (повысив его до генерал-лейтенанта) покинуть Нарвик. Подчиненные Йодля пришли в недоумение. Оберстлейтенант Бернхард фон Лоссберг, один из членов штаба ОКВ, отказался передавать этот приказ Дитлю, тогда Йодль вступил в прямую конфронтацию с фюрером.

Обрушив на стол кулак, он заявил Гитлеру, что группа Дитля должна сражаться там, где она находится, до победного конца. Свои доводы Йодль подкреплял тем, что пока оборона не прорвана, отступать без боя не стоило. В конце концов упрямство Йодля возымело действие, и Гитлер разрешил Дитлю остаться в Нарвике. К концу месяца выяснилось, что Йодль не ошибся и что Норвежская кампания немцами выиграна. Гитлер остался очень доволен и пригласил Йодля отобедать с ним. В течение последующих двух лет за обеденным столом фюрера одно место было отведено лично для генерала. Таким образом, Альфред Йодль стал вхож в так называемый ближний круг Адольфа Гитлера. Непосредственное окружение фюрера состояло в основном из гражданских лиц, как рассказывал доктору Мюллеру Альберт Шпеер, все они были молчаливыми, преданными обожателями, которые часами могли выслушивать бесконечные монологи бывшего ефрейтора. Участие Йодля в обедах ставило его в затруднительное положение, поскольку отвлекало от штабной работы.

Но, считая себя солдатом, Йодль решил появляться там только в качестве "гостя".16

16 Интервью с Альбертом Шпеером, июнь 1972 г.

План "Барбаросса", предусматривавший вторжение в СССР, открыл для рейха еще один фронт. На успех этой операции Йодль особенно не рассчитывал (Кейтель даже открыто возражал против нападения), но верил в то, что гений фюрера способен разгромить ненавистную большевистскую империю. "Барбаросса" находился в ведении ОКХ, а задачей ОКВ было следить за строгим выполнением директив Гитлера. На совещаниях Гитлер все чаще и чаще обращался к Йодлю за сонетом, предпочитая консультироваться у него, а не у начальника штаба ОКХ генерала Франца Гальдера. В результате Йодль "даже умудрился, минуя Кейтеля, установить с Гитлером прямую связь".17 Йодля привлекали в фюрере его неординарное мышление и сила воли. Йодль считал, что тот обладал "шестым чувством" и, следовательно, добьется великих побед.18

17 Warlimont, Inside Hitlere's Headquarters, p. 232

18 IMT, volume XIX, p. 300

Первый кризис между Йодлем и Гитлером разразился в результате разногласий по поводу действий на Восточном фронте. В августе 1942 года, когда Йодль попытался защитить Гальдера от критики со стороны Гитлера, фюрер пришел в неописуемую ярость и совершенно потерял над собой контроль. С тех пор он не только никогда не садился с Йодлем за обеденный стол, но даже не подавал ему руки. Второй, более серьезный кризис возник, когда Гитлер потерял терпение из-за того, что группа армий "А" фельдмаршала Зигмунда Вильгельма Листа застряла на Кавказе. Фюрер, чтобы разведать обстановку и заставить фельдмаршала наступать, отправил в его штаб Йодля, который по возвращении выступил в защиту действий Листа. После длительного спора Гитлер решил заменить Йодля на генерала Фридриха Паулюса, после того как тот победит под Сталинградом. Но этой победы фюрер так и не дождался. Паулюс сдался русским, а Йодль остался в ОКВ.

Хотя Гитлер по-прежнему продолжал относиться к Йодлю с прохладцей, он, наконец, понял, что тот незаменим. Со своей стороны Йодль оставался предан фюреру и продолжал выполнять все его приказы. В дальнейшем их отношения немного потеплели. Надо сказать, что Йодль отверг приказ Гитлера, согласно которому все взятые в плен вражеские парашютисты подлежали истреблению. После поражения под Сталинградом Йодль понял, что война уже никогда не будет выиграна, но он продолжал подчиняться и во всем поддерживать Верховного главнокомандующего.

Весной, что последовала за Сталинградской катастрофой, Йодля постигла личная трагедия. Его любимая жена уехала в Кенигсберг, чтобы подвергнуться серьезной операции на позвоночнике. Во время массированных налетов бомбардировщиков союзников на город она пряталась в холодном и сыром бомбоубежище. В результате у нее развилась двусторонняя пневмония, которая вскоре и свела ее в могилу.19 Позже, в том же году, Йодль женился на Луизе фон Бенда, которая уже давно благоволила ему. Она была рядом с ним на протяжении всего Нюрнбергского процесса, а впоследствии добилась его оправдания во время судебного разбирательства в Мюнхене в 1953 году.20

19 Goerlitz, "Keitel, lodi and Warlimont", p. 161

20 Davidson, Trial, p. 363. Луизе Йодль удалось официально реабилитировать генерала Йодля и аннулировать санкции, наложенные германским правительством на имущество тех, чьи дела рассматривались Международным военным трибуналом в Нюрнберге

В течение последних 18 месяцев войны Йодль продолжал трудиться в ставке Гитлера. 20 июля 1944 года, в Растенбурге, когда покушение графа фон Штауффенберга на жизнь диктатора едва не увенчалось успехом,. генерал отделался легкими ранениями. Взрыв сблизил Гитлера с Кейтелем и Йодлем. Йодль оставался в Берлине, около фюрера, почти до конца апреля 1945 года, пока не перебрался на командный пункт-гросс-адмирала Деница. По иронии судьбы один из последних приказов Гитлера, отданный 25 апреля, возлагал верховное командование на ОКВ. К этому времени поражение уже было предопределено, и Гитлер признал, что его лучшие командиры, как сказал Геббельс, были измотаны.21

21 Hugh Trevor-Roper, The Last Days of Hitler (New York: Macmillan, 1947), pp. 120-127

Развязка наступила вскоре после того, как Йодль оставил бункер фюрера. Генерал-оберст взял на себя ответственность за подписание документа, согласно которому Германия безоговорочно капитулировала перед союзниками. Когда 7 мая 1945 года он ставил в Реймсе свою подпись, по его лицу катились слезы.

Йодль (вместе с Деницем и его правительством) был арестован 23 мая 1945 года и предстал перед трибуналом в Нюрнберге. Его защита была честной и достойной солдата, который выполнял свой долг. Как написал Альберт Шпеер, "точная и сдержанная защита Йодля производила сильное впечатление. Похоже, что он был одним из немногих людей, которые стояли выше ситуации.22 На допросе Йодль утверждал, что солдат не может нести ответственность за решения политикой, заявляя при этом, что решения Гитлера носили абсолютный характер. Он сказал, что честно выполнял свой долг, следуя за фюрером, а войну считал справедливым делом. Трибунал отверг его доводы и признал виновным, приговорив к смертной казни через повешение. Находясь в Нюрнберге, Йодль продиктовал письмо, адресованное жене своего защитника, и завершил его такими словами: "Он (Гитлер) похоронил себя под руинами рейха и своих надежд. Пусть тот, кто хочет, проклинает его за это, я же не могу."23 В 2 часа ночи 16 октября 1946 года генерал-оберст Альфред Йодль был повешен. Рано утром его тело было кремировано, а прах тайно вывезен и развеян над каким-то безымянным ручьем где-то в сельской местности.

22 Speer, Memoirs, p. 515

23 Percy Schram, Hitler: The Man and the Myth, Donald Detwiler, trans. (Chicago: Quadrangle, 1971), p. 204

ФЕРДИНАНД ЙОДЛЬ, в отличие от своего брата Альфреда, не относился к офицерам главного командования, но удобства ради мы приводим краткое описание его карьеры.

Младший Йодль родился в Ландау 28 ноября 1896 года. Получив образование в кадетских корпусах, он, как только началась первая мировая война, вместе с братом добровольно поступил на военную службу в 4-й Баварский полк полевой артиллерии. После сражения при Лоррэне он получил звание лейтенанта. До самого конца войны младший Йодль оставался на Западном фронте. После войны он служил в армии Веймарской республики, став впоследствии членом Генштаба. Когда началась вторая мировая война, он был в звании оберстлейтенанта и в должности Iа - (см. приложение 2) в XII корпусе.

В 1939-40 годах, во время "странной войны", Фердинанд Йодль служил на Западном фронте. Во время Французской кампании он продвинулся до начальника штаба XII корпуса, и 1 ноября 1940 года ему было присвоено звание оберста. За неделю до этого он получил должность начальника штаба только что созданного XLIX горнострелкового корпуса, которому было поручено захватить Гибралтар. Но ОКХ воспротивился этому плану, и план, в конце концов, был отменен. В апреле 1941 года XLIX корпус был использован при вторжении в Югославию, где принял участие в тяжелых боях. Потом его перебросили на Восточный фронт, где он сражался у Львова, в Уманском котле, в Сталине, в Миусах, затем принимал участие в захвате Ростова, который позже пришлось оставить. Во всех операциях Йодль проявил себя талантливым штабным офицером. 14 января 1942 года он стал начальником штаба 20-й горнострелковой армии Эдварда Дитля, которая в это время находилась в Лапландии. 1 сентября 1942 года Йодль получил повышение, ему было присвоено звание генерал-майора.

Служба в суровых условиях тундры после трех лет активных боевых действий не могла не подорвать здоровья Йодля, и 2 марта 1943-го он покинул пост начальника штаба горнострелковой армии и более года лечился. Тем не менее 1 сентября 1943 года он получил повышение, став генерал-лейтенантом. К своим обязанностям Йодль вернулся 15 мая 1944 года, уже в качестве командующего XIX горнострелковым корпусом в Лапландии. 1 сентября 1944 года он стал генералом горных стрелковых войск.

Во время операции "Нордлихт" - отступление в Северную Норвегию из Северной России и Финляндии - Фердинанду Йодлю пришлось провести свою самую трудную за всю войну кампанию. Имея только 2-ю и 6-ю горно-стрелковые дивизии, одну сборную дивизию, несколько батальонов службы безопасности и гарнизоны укрепрайонов, Йодль смог благополучно отвести свой корпус, несмотря на непрерывные атаки шести советских дивизий и десяти отдельных бригад.24 Но из материально-технической части он сумел спасти только треть, все остальное пришлось уничтожить или бросить Советам. 1 декабря 1944 года, после отступления вдоль Северного Ледовитого океана в Северную Норвегию, Йодль был назначен исполняющим обязанности командующего Нарвикским районом, куда входили XIX и XXXVI горнострелковые корпуса. Война на северном театре фактически закончилась, и Йодль оставался ответственным за этот относительно спокойный сектор до конца войны. В мае 1945 года он сдался союзникам.

24 Earl F. Ziemke, "The German Northern Thaeter of operations, 1940-1945", United States Department of the Army Pamphlet# 20-271 (Washington. D. C.: United States Department of the Army, 1059), pp. 300-10 (далее цитируемая как "Ziemke, "Northerm Theater")

Хотя продвижением по служебной лестнице Фердинанд Йодль и не был обязан своему могущественному и влиятельному брату, наличие такого сильного защитника в непосредственном окружении Гитлера не могло повредить его карьере. Так как ему не было предъявлено ни одного обвинения, младший Йодль был выпущен на свободу в 1947 году. Остаток жизни он провел в Западной Германии и умер в Эссене в 1956 году.25

25 Wolf Keilich, Die Generale des Heeres (Friedberg: Potzun-Pallas Verlag, 1983), p. 159 (далее цитируемая как "Keilich, Die Generale")

БЕРНХАРД ЛОССБЕРГ, описываемый Дэвидом Ирвингом как "великан с искалеченной ногой и бесстрашной душой"26, родился в Берлине 26 июля 1899 года. Его отец сделал блестящую карьеру офицера Генштаба кайзеровской армии и закончил службу в должности начальника штаба 4-й армии во Фландрии в 1918 году. Бернхард начал службу в 1916 году, когда ему еще не исполнилось и семнадцати, и принимал участие в первой мировой войне, в элитном 2-м гренадерском полку, во Франции. В 1917 году он был произведен в лейтенанты.

26 David Irving, Hitler's War (New York: Viking Press, 977), Volume I, p. 112 (далее цитируемая как "Irvmg, Hitler's War")

С 1920 по 1926 год молодой Лоссберг служил в 5-м пехотном полку. В 1925 году получил чин обер-лейтенанта и в 1930 году вошел в штаб 3-й пехотной дивизии. Немного позже он получил назначение в штаб 3-го военного округа в Берлине27, а 4 января 1933 года стал гауптманом. Его тяжелый труд и умение на основании анализа разрозненных фактов принимать важные стратегические решения были оценены по достоинству, и в 1936 году Лоссберга произвели в майоры и назначили на работу в Министерство обороны.

27 До начала войны германский военный округ состоял из двух компонентов, тактического и вспомогательного. Когда армия мобилизовывалась, тактический компонент становился штабом корпуса и руководил действиями боевых частей на поле боя. Вспомогательный компонент (состоявший преимущественно из пожилых офицеров и солдат) становился военным округом как таковым. Его задачи были не менее важными: вербовка, призыв, подготовка солдат, обучение офицеров, руководство армейскими школами, мобилизация дивизий и обеспечение их пополнением. Количество военных округов возросло с 7 в 1932 году до 18 в 1943 году. См. Samuel W. Mitchan, Jr., Hitler'Legions (Briarcliff Manor, N. Y.: Stein and Day, 1985), pp. 27-35

Ввиду расширения вермахта Лоссберга перевели в 44-й пехотный полк в Бартенштейне, Восточная Пруссия, для помощи в организации подготовки военных кадров. Своими достижениями он продолжал удивлять и радовать начальство, в результате чего в 1938 году его прикрепили к ОКВ для подготовки совместных учений. 2 января 1939 года Лоссберга произвели в оберстлейтенанты, а некоторое время спустя ввели в управление планирования ОКВ, и на этой службе он оставался почти до конца второй мировой войны.

Незадолго до этого Лоссберг (вместе с Варлимонтом, Йодлем и некоторыми другими) спроектировал единую структуру командования вооруженными силами. Хотя Вильгельм Кейтель поддержал этот весьма рациональный план, Гитлер полностью отверг его. К вооруженным силам фюрер относился точно так же, кик и ко всем остальным государственным учреждениям, разделяя их полномочия. Лоссберг продолжал работу в ОКВ, разрабатывая планы операций, включая и план вторжения в Польшу. В августе 1939 года Лоссберг и Кейтель были приглашены в дом Гитлера в Мюнхене. Фюрер заверил офицеров, что захват Польши никогда не станет поводом для мировой войны. Дальнейшие события показали обратное.

Первым крупным вызовом, брошенным ОКВ, оказалась норвежская кампания. Служа под непосредственным руководством Гитлера, работники оперативного управления ОКВ планировали вторжение как операцию с Гитлером в роли главнокомандующего. Пока немцы высаживали в Нарвике в начале апреля 1940 года десант, британцы потопили половину германских эсминцев. Возникла угроза поражения группировки Дитля в Нарвике или вторжения англичан в Швецию.

Гитлер пребывал в отчаянии. Впервые он впал в панику и проявил нерешительность. 14 апреля взвинченный и крайне возбужденный фюрер сказал Кейтелю, чтобы тот передал Дитлю оставить Нарвик. "Истерия страшна", - записал тогда Йодль в своем дневнике. Зашифрованное донесение было вручено Лоссбергу, но тот с гневом отказался передать его. Вместо этого он пошел к Йодлю, который, в свою очередь, отправил его к генерал-оберсту Вальтеру фон Браухичу, главнокомандующему сухопутными силами. Лоссберг хотел, чтобы тот обратился к Гитлеру с просьбой дать обратный ход принятому решению. Но слабовольный Браухич отказался от этого, мотивируя свой отказ тем, что никакого отношения к Норвежской кампании не имеет. Тем не менее Дитлю он направил другое сообщение (по всей видимости, вчерне набросанное ему Лоссбергом), в котором поздравил его с только что присвоенным званием генерал-лейтенанта и признался: "Я уверен, башу позицию (т.е. Нарвик) вы будете защищать до Последнего солдата". Тогда Лоссберг вернулся к Йодлю и порвал прямо у него на глазах написанное от руки сообщение Кейтеля.28

28 Irving, Hitler's War, Volume I. p. 110

Тем временем Адольф Гитлер продолжал нервничать. Чтобы выяснить обстановку, он послал Лоссберга к генералу фон Фалькенхорсту, в его штаб-квартиру близ Осло. Вернувшись 22 апреля, Лоссберг сообщил, что высадившиеся войска британцев не превышают 5000 человек. И снова Гитлер запаниковал и выдвинул план, как Фалькенхорсту распределить свои силы. Это означало, что Гитлер отдает все в руки Фалькенхорста - другими словами, вмешиваться не будет. Так силы Фалькенхорста взяли под контроль почти всю страну.

Лоссберг тем временем вернулся к своим обязанностям в ОКВ. Следующее его задание имело большое значение. Он провел исследования относительно осуществления Русской кампании. Свой отчет на 30 страницах он закончил в июле 1940 года и дал ему кодовое название "Фриц" - по имени своего сына. Лоссберг констатировал, что Германии, для того чтобы завоевать Россию, следовало бы сначала защитить Берлинский и Силезский промышленные районы от вражеских бомбардировок. При этом проникновение внутрь Советского Союза должно было быть достаточно глубоким, чтобы силы Люфтваффе могли опустошить важные тыловые зоны.

В Русской кампании, по мнению Лоссберга, первыми должны были подлежать удару Ленинград и север страны, где имелись хорошие шоссейные и железные дороги (во всяком случае, об их существовании говорилось в отчетах абвера). Успех на этой территории позволил бы лишить Советы выхода в Балтийское море и организовать артиллерийский обстрел Ленинграда и Москвы. Дальнейшее продвижение на север могло быть обеспечено поддержкой со стороны XXI группы, которая проследовала бы из Норвегии через Финляндию. Прорыв не север Лоссберг предлагал провести следующим образом: "Атака двумя армейскими группировками со стороны линии, проходящей восточнее Варшавы до Кенигсберга, при поддержке более мощной южной группы (сконцентрированной в районе Варшавы и Восточной Пруссии), оснащенной бронетанковой техникой.29 Основой успеха этого плана стало бы окружение советских армий с севера и их неспособность противостоять стремительному натиску. Лоссберг также указал на то, что единственной надеждой России могло стать вторжение на территорию Румынии для лишения немцев доступа к румынской нефти. Но такое действие русских могло быть предотвращено германо-румынским военным соглашением. Кроме того, рассуждал Лоссберг, русские не оставят балтийский регион, который они захватили всего несколько месяцев назад.

29 Ibid., p. 177

Хотя выработанный ОКХ оперативный план стал известен под кодовым названием "Барбаросса", в основном он повторял план Лоссберга, за исключением того, что была добавлена еще третья армейская группа (группа армий "Юг"). Хотя вторжение вермахта на территорию России летом 1941 года и было стремительным, армии буквально завязли в снегу рано наступившей зимы. При температуре чуть ниже нуля они продолжали очень медленное продвижение вперед. И снова лица офицеров в штаб-квартире фюрера стали озабоченными: армейские генералы просили о временном отступлении, чтобы построить оборонительные линии. Но Гитлер продолжал настаивать на дальнейшем наступлении. Лоссберг, считая, что настала крайняя нужда в твердом едином командовании, попытался убедить Йодля в необходимости сформировать объединенный штаб, который мог бы координировать действия всех служб. Возглавить его мог бы офицер, проявивший исключительную способность быть лидером, - генерал Эрих фон Манштейн. Йодль, зная о том, что Гитлер и Манштейн не ладят друг с другом, от этого предложения отказался.

Той же зимой, чувствуя критичную настроенность Лоссберга, Гитлер потребовал его смещения с занимаемой должности. (О норвежском инциденте Гитлер также не забыл.) 1 января 1942 года Лоссберг был произведен в оберсты и стал Ia в штабе командующего вермахтом в Норвегии (т.е. Фалькенхорста). Спустя два с половиной года, пробыв все это время на задворках войны, Лоссберг в июне 1944 года стал начальником штаба Особого Уполномоченного на Дунае, а 1 сентября 1944 года был произведен в генерал-майоры. Последним его назначением стала должность начальника штаба VIII военного округа, штаб которого размещался в Бреслау. На этом посту он оставался до тех пор, пока существовала резервная армия, остатки которой в марте 1945 года были отправлены на различные фронты. Оставшись в конце войны не у дел, Бернхард Лоссберг вернулся в Висбаден. В конце пятидесятых годов он еще был жив.

предыдущая страница / следующая страница
десктопная версия страницы


МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org


contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020