МИТЧЕМ С., МЮЛЛЕР Дж. "КОМАНДИРЫ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА", 1997

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

К ЧИТАТЕЛЯМ

Книга Сэмюэла У. Митчема и Джина Мюллера "Командиры Гитлера" впервые вышла в 1992 году в издательстве "Скарборо Хаус".

Ее тема - биографии фельдмаршалов, генералов и офицеров "третьего рейха", сгруппированные в семь глав. Каждая глава отражает определенный период в истории "третьего рейха". Так, глава 1 - "Генералы высшего командования" - показывает, как проходило планирование военных операций, главы 2 и 3 рассказывают о событиях на Восточном фронте. Отдельные главы посвящены офицерам германских ВВС и ВМС, войск СС. В приложениях к книге сравниваются наименования офицерских званий армий США (мы взяли на себя смелость заменить их на звания Красной Армии) и германской армии и CC, приводятся характеристики некоторых танков, участвовавших во второй мировой войне. Особое внимание уделяется организационно-штатной структуре Люфтваффе.

Сэмюэл У. Митчем - автор основной части книги - известный американский историк, специализирующийся на истории германской армии во второй мировой войне 1939-1945 годов. Его перу принадлежит ряд книг по этой теме: "Лис-триумфатор": "Эрвин Роммель и расцвет Африканского корпуса", "Последняя битва Роммеля: Лис пустыни" и компания в Нормандии".

"Легионы Гитлера. Боевой путь германской армии во второй мировой войне", "Люди Люфтваффе", "Фельдмаршалы Гитлера и их сражения", "Битва за Сицилию, 1943 год", "Орлы "третьего рейха". Джин Мюллер сыграл при написании книги вспомогательную роль.

Книга Митчема и Мюллера вызовет интерес у российского любителя военной истории прежде всего описанием боевых действий на Восточном фронте, трактовка которых сильно отличается от советской исторической концепции.

Советские историки в силу политических причин избегали (до последних лет) освещения наших неудач, чем существенно обеднили историческую картину. Конечно, при описании событий 1941-1943 годов они не могли не коснуться горестных для России страниц истории, но вынуждены были всячески избегать их беспристрастного анализа. Например, события вокруг Демянского котла, который Красная Армия так и не смогла уничтожить в течение почти всего 1942 года, что стоило жизни огромному числу советских солдат, либо просто игнорировались советскими историками, либо упоминались вскользь. Огромное количество "белых пятен" в истории второй мировой войны никак не идет на пользу ни науке, ни общественному мнению. Книга Митчема и Мюллера позволит российскому любителю военной истории составить более объективное мнение о событиях 50-летней давности.

Стоит добавить, что, к сожалению, литература об армии "третьего рейха" в нашей стране (несмотря на огромное количество отечественных публикаций о второй мировой войне) практически отсутствует. Тоненький ручеек мемуаров некоторых гитлеровских генералов (X. Гудериана "Танки - вперед", Ф. Гальдера "Военный дневник" и т.п.), а также офицеров, членов комитета "Свободная Германия" (Отто Рюле "Исцеление в Елабуге") не мог решить проблему. Получилось Так, что об армии, которая в 1941 г. поставила Советский Союз на грань поражения, в войне с которой погибли миллионы наших соотечественников, практически ничего не известно. В то же время на Западе выходит масса литературы о нацизме, вермахте, СС, военной технике, символике и т.д. (кстати, и о Красной Армии тоже). Думается, что отечественные любители военной истории имеют право получить всю необходимую им информацию.

Теперь о достоинствах и недостатках книги. Авторы (о чем уведомили в предисловии) не стремились к тщательному разбору военных операций, а хотели дать больше информации о личных качествах гитлеровских генералов. Но здесь они споткнулись, уделив слишком много места описанию служебного продвижения героев книги. Стоит также заметить, что книга Митчема и Мюллера написана довольно монотонным, бедным языком, что вызвало определенные проблемы при ее переводе.

Авторам удалось удачно показать ту нервозную атмосферу, которая царила в высших эшелонах власти гитлеровской Германии, разногласия, возникавшие при Принятии важных военных решений.

Митчем и Мюллер провели очень большую работу, изучив огромное количество источников. Подобно биологу, препарирующему лягушек, они подробно изучили все стороны жизни своих героев, не пренебрегая и "грязным бельем". К сожалению, книгу нельзя назвать объективной. Очевидно, пытаясь достичь этого качества, авторы повели себя беспристрастно, дистанцировались от описываемых ими событий и избрали "политику невмешательства". Главной их ошибкой стало то, что в книге совершенно не показаны противники Германии. Конечно, и союзники, и Красная Армия есть в книге Mитчем и Мюллер упоминают множество дивизий, корпусов и армий, называют некоторые известные в США фамилии (СССР представляет только Сталин). Однако за номерами воинских частей не видно людей, которые в страшных лишениях победили гитлеровские легионы. Красная Армия и войска союзников предстают перед читателем совершенно обезличенными массами, действующими по старому принципу: "Die erste Kolonne marschiert, die zweite Kolonne marschiert...". Создается впечатление, что гитлеровские генералы воевали в штабных ящиках с песком. Можно с уверенностью сказать, что авторам беспристрастный подход к теме второй мировой войны не удался.

Для советского человека, вне всякого сомнения, все лица, причастные к развязыванию второй мировой войны, в той или иной мере являются преступниками. Поэтому высказывания авторов о том, что некоторые результаты Нюрнбергского процесса - пародия на правосудие, для нас звучат кощунственно. Мы оставляем их на совести господ Митчема и Мюллера.

Стоит заметить, что авторы приводят ряд интересных фактов о предвоенной милитаризации Германии, которые ранее не были известны российскому читателю.

Цифры, приводимые авторами в книге, заимствованы в основном из германских источников и требуют достаточно критичного подхода. Редактор оставлял без комментариев некоторые высказывания авторов, полагая, что читатель, знакомый с отечественной исторической литературой, составит об этом собственное мнение.

Выход этой книги в год 50-летия Победы над фашизмом нам кажется не случайным. Десятки миллионов советских граждан, погибших в пламени второй мировой войны, заслужили, чтобы их потомки узнали, с какой страшной силой им пришлось столкнуться.

Полная информация о той мощной военной машине, которую сокрушили наши предки, только возвысит их светлый подвиг в наших глазах.

ВВЕДЕНИЕ

В пятидесятые годы, когда я рос в Америке, оценка того времени в отношении командного состава Гитлера была предельно простой: все немцы - нацисты, а все нацисты - зло. И как человеческое существо любой нацист деградировал в строгом соответствии с его рангом. Если следовать этой сомнительной логике, то немецкий генерал должен был представлять собой совершенно ужасное существо. Типичный нацист (т.е. немец), германский генерал должен быть жестоким, совершенно бесчувственным к человеческому страданию и полным невеждой во всем, что выходило за его профессиональную сферу. Никаких других качеств, кроме как определенный набор военных навыков (и непревзойденный талант разрушителя и дезорганизатора) в нем не отмечалось. Разумеется, есть он должен был только руками, рот вытирать рукавом, громко икать, бесцеремонно перебивать собеседника, когда это ему покажется необходимым, орать на подчиненных, швыряться всем, что попадет под руку, хвастать и чувствовать себя по-настоящему счастливым лишь тогда, когда совершает неспровоцированные нападения на ни в чем не повинные нейтральные страны. А его любимыми увлечениями были геноцид, бомбардировки беззащитных городов и поедание грудных младенцев.

Эта картина, когда я стал взрослым, несколько изменилась. Я пережил небольшой шок, когда открыл для себя факт, что не все немцы были нацистами и не все нацисты были немцами; более того, люди, которые тесно сотрудничали с Гитлером (во всяком случае, до 1945 года), были не кем иным, как немецкими офицерами. Позже интерес к военной истории привел меня к тому, что я довольно глубоко погрузился в бездонные глубины вермахта и выяснил, что в вооруженных силах рейха были представлены люди всех типов: герои и трусы, нацисты и антинацисты, христиане, атеисты, профессионалы своего дела, хорошо образованные и воспитанные выпускники университетов, закулисные политики, приспособленцы, новаторы, диссиденты, гении, тупицы, оптимисты, с надеждой всматривающиеся в будущее, и люди, предпочитавшие жить прошлым. Они представляли разные социальные слои, их биографии были очень противоречивы, как и уровни их образованности, профессиональных навыков или интеллекта. И уж, разумеется, их карьеры тоже весьма отличались друг от друга.

Цель этой книги - описать жизни некоторых германских офицеров, представляющих все составные части вермахта, а также Ваффен СС. Эти офицеры выбраны мною и доктором Мюллером на основе многообразия их характеров и карьер, доступности информации и наших собственных интересов. Кто-то из читателей может усомниться в истинности и правомочности данного выбора, но, поскольку во время второй мировой войны численность генералитета составляла 3663 человека, неудивительно, что наш отбор будет отличаться от отбора других. Наоборот, очень уж было бы странно, если бы вдруг все авторы принялись обсуждать круг одних и тех же лиц.

ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА, 1941

Один аспект этой книги должен быть упомянут особо - относительно небольшое число фельдмаршалов в качестве объектов для описания и анализа. Это объясняется тем, что моя книга "Фельдмаршалы Гитлера и их сражения", вышедшая в 1990 году может служить своего рода источником информации, и упоминать их всех здесь снова показалось мне неуместным. Но мы решили сделать исключения: Вильгельм Кейтель, Риттер Вильгельм фон Лееб, Георг фон Кюхлер, Федор фон Бок и Фридрих Паулюс. Кейтель включен сюда потому, что доктор Мюллер был знаком с его семьей и уже написал книгу об этом несколько лет назад. Паулюс здесь потому, что в главе, посвященной Сталинграду, он не мог не быть упомянут. Оставшиеся трое - Лееб, Кюхлер и Бок обсуждаются на страницах главы, посвященной командирам Восточного фронта, потому что представляют собой три различных типа генералов. Лееб был христианином, антинацистом, баварским генералом-пуританином, принадлежавшим к старой школе, бесполезным для Гитлера и его камарильи. На Бока нельзя было прицепить ни ярлык нациста, ни антинациста, его можно лишь назвать Боком, для которого ничего, кроме самого Бока, не существовало. Кюхлер играет некую промежуточную роль. Совершенно верно, трактовка всех троих существенно отличается от той, что в "Маршалах", - там упор делается на их сражения, а здесь на их личности и характеры. Доктору Мюллеру и мне хотелось бы выразить нашу благодарность очень многим людям, оказавшим помощь в завершении этой работы. Во-первых, нам хотелось бы поблагодарить наших жен, Донну Митчем и Кэй Мюллер, за их долготерпение и окончательную выверку-чтение.

Большое спасибо и Пауле Леминг, профессору иностранных языков, за ее помощь в переводе источников, полковнику Джеку Анголиа, полковнику Энтони Джонсону, полковнику Томасу Смиту, а также доктору Уолдо Дэлстеду за предоставленные ими многочисленные фотографии, Валери Ньюборн, персоналу библиотеки Хью за их помощь при получении межбиблиотечного абонемента, сотрудникам Национального архива, Библиотеки Конгресса, Военного колледжа, Аудиовизуального агентства обороны, Воздушного университета и Бундесархива (ФРГ) за их помощь в подтверждении подлинности документов и фотоснимков, использованных в этой книге. А также благодарность полковнику Эдмонду Д. Марино за его неоценимые советы.

Сэмюэл У. Митчем-мл.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ГЕНЕРАЛЫ ВЫСШЕГО КОМАНДОВАНИЯ

Вильгельм Кейтель, Бодвин Кейтель, Альфред Йодль, Фердинанд Йодль, Бернхард Лоссберг, Георг Томас, Вальтер Буле, Вильгельм Бургдорф, Герман Рейнеке

ВИЛЬГЕЛЬМ КЕЙТЕЛЬ родился в поместье Хельмшероде в западном Брауншвейге 22 сентября 1882 года. Несмотря на его страстное желание остаться фермером, каковыми были все его предки, 650-акровый земельный надел оказался слишком мал, чтобы обеспечить потребности двух семей. Впоследствии Кейтель поступил на службу в 46-й полк полевой артиллерии, дислоцированный в Вольфенбюттеле, в звании фаненюнкера, которое ему было присвоено в 1901 году. Но желание вернуться в Хельмшероде не покидало его на протяжении всей жизни.

Германское высшее командование. Слева направо: Геринг, Гитлер, Кейтель, Дениц и Генрих Гиммлер, шеф СС

18 августа 1902 года Кейтелю было присвоено звание лейтенанта, и он поступил на курсы инструкторов в артиллерийском училище в Ютербоге, а в 1908 году стал полковым адъютантом. В 1910 году ему присвоили звание обер-лейтенанта, а в 1914-м - гауптмана.

В 1909 году Вильгельм Кейтель женился на Лизе Фонтэн, привлекательной, умной молодой особе из Вюльфеля. Ее отец, состоятельный человек, владелец поместья и пивоварни, поначалу невзлюбил Кейтеля за его "прусское" происхождение, но позже согласился на этот брак. Лиза родила Вильгельму троих сыновей и трех дочерей. Как и их отец, сыновья стали офицерами германской армии. Лиза, игравшая в этом браке изначально инициативную роль, всегда страстно желала продвижения супруга по служебной лестнице. Строго говоря, господин Фонтэн был не совсем прав в отношении происхождения своего зятя - тот был не пруссак, а ганноверианцем. Эту же ошибку совершили и Адольф Гитлер и обвинители со стороны союзных держав на Нюрнбергском процессе.

В начале лета 1914 года Кейтель отправился в отпуск в Швейцарию, там он и услышал новость о покушении на эрцгерцога Франца Фердинанда. Кейтеля спешно затребовали в его полк, размещенный в Вольфенбюттеле, вместе с которым в августе 1914 года он был переброшен в Бельгию. Ему довелось участвовать в сражениях на передовой, и в сентябре, после серьезного ранения осколком гранаты в правую руку, он попал в госпиталь, откуда после излечения снова вернулся в 46-й артиллерийский полк командиром батареи. В марте 1915 года он получил назначение в Ген-штаб и был переведен в XVII резервный корпус. В конце 1915 года состоялось его знакомство с майором Вернером фон Бломбергом, обернувшееся преданной дружбой на всем протяжении дальнейшей карьеры обоих.

Версальский мирный договор, положивший конец первой мировой войне, содержал очень жесткие условия. Был распущен Генштаб германской армии, а она сама была сокращена до 100000 человек и имела всего 4000 офицеров1.

1 Термины Reichsheer и Reichswehr, используемые как название вооруженных сил Веймарской Республики, отличаются друг от друга. Термин Reichsheer относится только к сухопутным войскам, а термин Reichswehr включает в себя и Reichsheer, и Reichsmarine (ВМС), которые насчитывали 15000 человек. Ввиду больших размеров и важности понятие "сухопутные войска" (армия) доминировало над понятием Reichswehr

Кейтель был включен в состав офицерского корпуса Веймарской республики и три года провел в качестве инструктора в кавалерийской школе в Ганновере, а затем был зачислен в штаб 6-го артиллерийского полка. В 1923 году ему было присвоено звание майора, и в период с 1925 по 1927 год он входил в состав организационного управления войск, что по суш доля было тайным названием Генерального штаба. В 1927 году он возвратился в Мюнстер командиром 11-го батальона 6-го артиллерийского полка. В 1929 году ему было присвоено звание оберстлейтенанта: весьма значительное поощрение, если учесть, что в те времена продвижение по службе было крайне медленным. В том же году он возвращается в Генштаб в качестве начальника организационного управления.

В конце лета 1931 года в жизни и карьере Кейтеля произошло очень интересное событие - поездка в СССР в составе делегации германских военных по обмену. Ему понравилась Россия, которую он увидел, ее необъятные просторы, изобилие сырья, пятилетний план развития народного хозяйства, дисциплинированная Красная Армия. После этой поездки он продолжил упорную работу по увеличению численности германской армии, что противоречило Версальскому мирному договору.

Хотя Вильгельм Кейтель прекрасно справлялся с порученным ему заданием, что было впоследствии признано даже его заклятым врагом фельдмаршалом Эрихом фон Манштейном, его способности все же не были беспредельны. Эта изматывающая (к тому же не совсем законная) деятельность отрицательно сказалась на его здоровье и психическом состоянии. Вечно нервничавший Кейтель, слишком много курил. В 1932 году у него обнаружили тромбофлебит правой ноги. Он находился на лечении в клинике доктора Гура в чешских Татрах; когда до него дошла весть о том, что рейхсканцлером Германии стал, 30 января 1933 года, Адольф Гитлер. Ближайший друг Кейтеля Вернер фон Бломберг в тот же день был назначен министром обороны.

В октябре 1933 года началась служба Кейтеля и войсках. Сначала он был пехотным командиром (и одним из двух заместителей командующего) 111-й пехотной дивизии в Потсдаме, под Берлином. В мае 1934 года он услышал выступление Адольфа Гитлера на стадионе "Шпортпаласт" в Берлине, и слова фюрера его очень тронули. Почти одновременно с этим событием умер отец Кейтеля, и Вильгельм унаследовал Хельмшероде. Он уже стал всерьез подумывать о том, чтобы уйти из армии и заняться поместьем, несмотря на то что месяц назад ему было присвоено звание генерал-лейтенанта, впрочем, как он сам писал спустя: "Моя жена не сумела бы заниматься домом вместе с моей мачехой и сестрой, и решить эту проблему мне не удастся"2. Нет никакого сомнения в том, что Лиза страстно желала, чтобы он и дальше оставался в армии, и Кейтель остался.

2 Вальтер Герлитц "Keitel, Verbrecher oder Offizier, Erinnerungen, Eriefe umd Documente des Chef OKW (Goettingen; Nusert-Schmidt Verlag, 1961), c. 71

Пехотное подразделение вермахта, марширующее типичным гусиным шагом

В июле 1934 года Кейтеля перевели в 12-ю пехотную дивизию, дислоцированную в Лейбнице, в более чем пятистах километрах от Хельмшероде. Этой удаленностью и объясняется его повторное решение уйти со службы. Генерал барон Вернер фон Фрич, командующий армией, сумел переубедить Кейтеля, предложив ему новое назначение, которое тот принял. 1 октября 1934 года Кейтель, находившийся теперь в Бремене, принял командование 22-й пехотной дивизией.

Кейтель с удовольствием отдался своему делу, проводил большую организаторскую работу, создавая новую дивизию, которую бы отличали высокая боеготовность и боеспособность. (Большинство из соединений, 11 организации которых он принимал активное участие, были впоследствии разгромлены под Сталинградом). Во время этой работы он часто появлялся в своем родном Хельмшероде, и ему удалось увеличить состояние. Позже, уже в августе 1935 года, военный министр Бломберг предложил Кейтелю пост руководителя управления вооруженных сил. Хотя сам Кейтель не решился принять это назначение, жена склонила-таки его к этому, и он в конце концов согласился.

Со времени прибытия в Берлин генерал Кейтель, отбросив в сторону все прежние колебания, с энтузиазмом входил в новую роль. В тесном сотрудничестве с оберстлейтенантом Альфредом Йодлем, командующим дивизией "Л" (национальная оборона), они очень сдружились, и дружба эта продолжалась до самого проведения в жизнь замысла об объединенной командной структуре всех родов войск, который получил у военного министра Бломберга одобрение. Но так как сами три кита вооруженных сил - армия, флот и в особенности Люфтваффе (авиация Геринга) - решительно отказались от этого принципа, смекнув, в чем дело, отказался от него и Бломберг. Такой поворот заставил Кейтеля все свои упования обратить на поддержку самого фюрера (принцип фюрерства в армии) и ею личное расположение. После войны он предъявил на Нюрнбергском процессе документ, в котором утверждал, что "принцип фюрерства" проходит через все элементы жизни и неизбежно затрагивает армию".3

3 Trial of the Major War Criminals Before the International Military Tribunal (Washington, D. C.: United States Government Printing Office, 1946-48), Volume X, p. 502 (далее цитируемая как "IMT")

Кейтель мог гордиться тем, что в январе 1938 года его старший сын, Карл-Хейнц, лейтенант кавалерии, посватался к Доротее фон Бломберг, одной из дочерей военного министра. Состоялась и еще одна свадьба: фельдмаршал фон Бломберг, овдовевший несколько лет тому назад, в середине января женился на Еве Грун, 24-летней стенографистке одного из продовольственных ведомств рейха. Свадьба Бломберга была скромным гражданским обрядом, в качестве свидетелей на ней присутствовали Адольф Гитлер и Герман Геринг. И никто еще не мог подозревать о том, что эта скромная церемония вызовет кризис, явившийся концом нацистской революции.

Вскоре после того, как Бломберги обменялись кольцами, какой-то из нижних полицейских чинов раскопал досье на Маргариту Грун, которое немедленно передал в ведомство графа Вольфа-Генриха Хельдорфа, тогдашнего полицей-президента Берлина. Прочитав документы, тот пришел в ужас: Маргарита была в прошлом проституткой и неоднократно арестовывалась за то, что снималась для порнографических открыток. Хельдорф, в прошлом сам офицер, решил передать дело Кейтелю, в надежде, что шеф военного управления сумеет тихо спустить все на тормозах. Были ли Маргарита Грун и Ева Грун одним и тем же лицом? Неужели эта секс-модель та самая женщина, на которой только что женился военный министр? Этого Кейтель знать не мог и передал дело Герману Герингу, который знал жену министра. Кейтелю не могло прийти в голову, что тот давно ждал возможности свалить Бломберга и тем самым расчистить себе дорожку к военному министерству. Геринг отправился прямиком к Гитлеру и выложил ему всю эту историю, которая в конечном итоге повлекла за собой отставку Бломберга. Но события, тем не менее, не развились в угодном для Геринга направлении.

После отставки Бломберга Кейтель был вызван к фюреру. Гитлер поверг Кейтеля в шок, сообщив ему, что главнокомандующий германской армией генерал фон Фрич обвинен в гомосексуализме, за что должен нести уголовную ответственность по статье 175. И хотя все эти обвинения явились результатом тонко продуманной игры Генриха Гиммлера и Геринга (с помощью Рейнхарда Гейдриха. главы гиммлеровской секретной службы), и хотя Фрич позже был оправдан военным трибуналом, отставка Бломберга и Фрича привела к созданию Верховного главного командования вермахта - ОКВ и полному подчинению германских вооруженных сил воле фюрера - Адольфа Гитлера.

4 февраля 1938 года, к немалому огорчению Германа Геринга, фюрер лично занял пост военного министра, наделив Кейтеля одновременно полномочиями шефа ОКВ. Почему Кейтель был выбран Гитлером на пост командующего вооруженными силами? Потому что фюреру был нужен кто-то, на кого он мог бы положиться при проведении в жизнь своей воли и кто мог бы держать порядок в доме, кто-то, кто беспрекословно выполнял бы любые его распоряжения и кого можно было сделать живым олицетворением принципа фюрерства. Кейтель, как никто другой, подходил для этой роли. Как позже напишет генерал Варлимонт, Кейтель был "искренне убежден, что его назначение предписывало ему отождествлять себя с пожеланиями и указаниями Верховного главнокомандующего даже в тех случаях, когда он лично с ними не согласен, и честно доводить их до сведения всех нижестоящих".4

4 Walter Warlimont, Inside Hitlere's Headquarters, 1939-45, R. H. Barry, trans. (New York: Frederic A. Praeger, 1966), p. 13 (далее цитируемая как "Warlimont, Inside Hitlere's Headquarters")

Кейтель решил расчленить ОКВ на три подразделения: оперативный отдел, руководство которым было возложено на Альфреда Йодля, абвер (отдел разведки (контрразведки) в ведении адмирала Вильгельма Канариса и экономический отдел, возглавляемый генерал-майором Георгом Томасом. Эти три отдела ожесточенно соперничали с другими ведомствами "третьего рейха". Оперативный отдел ОКВ соперничал с генеральными штабами трех служб, но в особенности с Генштабом армии, экономический отдел имел соперников в лице организации Тодта и управления по пятилетнему плану. Что же касалось абвера, то его интересы пересекались с интересами армии и морской разведки, с управлением иностранных дел Риббентропа, а также со службой безопасности Гиммлера (СД), которая в конечном итоге в 1944 году и поглотила абвер.

Все эти подразделения плохо сочетались друг с другом, число проблем и конфликтов постоянно росло. На протяжении всего правления нацистов множилось число всякого рода организационных ячеек и групп, которые, в свою очередь, еще более подхлестывали конкуренцию и способствовали тому, что в конце концов была создана такая структура, хаоса в которой можно было избежать при наличии лишь единственного фюрера, способного и наделенного соответствующими полномочиями для преодоления всех кризисов и принятия важных решений, и имя тому было Адольф Гитлер.

Решающее значение в осуществлении концепции высшего командования имела дружба фюрера и Кейтеля, который безгранично доверял Гитлеру и служил ему верой и правдой. ОКВ передавало приказы фюрера и действовало скоординированно в отношении германской экономики, которая все больше и больше подчинялась требованиям армии. Генерал Варлимонт описывал ОКВ как рабочий штаб "или даже военное бюро"

Гитлера-политика. Но не смотря на это и Кейтелю перепало кое-что: он оказывал решающее влияние по меньшей мере на два обстоятельства: добился успеха в том, что в один прекрасный день его личный выдвиженец Вальтер фон Браухич пришел на замену скомпрометированному генералу Фричу, а также в том, что его младший брат Бодвин встал во главе армейского управлении личного состава.

ОКВ никогда не действовало так, как воображал себе Кейтель, - оно никогда и не стало по-настоящему командованием для вооруженных сил. Гитлер, в буквальном смысле этого слова, использовал Кейтеля во время Австрийского кризиса в 1938 году, для того чтобы силой заставить подчиниться Германии австрийского канцлера Курта фон Шушнига. Когда началась вторая мировая война, шеф ОКВ занимался в основном кабинетной работой. Все оперативное планирование осуществлялось Генштабом. Кейтель поддержал нападение на Польшу, а также все успешные компании Гитлера в Дании, Норвегии, Голландии, Бельгии и Франции в 1940 году. Хотя в действительности план оккупации Норвегии (операция "Везерюбунг") был разработан Варлимонтом, Йодлем и Гитлером, шеф ОКВ создал административную структуру для проведения этой операции. Компания, занявшая 43 дня, успешно завершилась и была единственной военной операцией, которая координировалась ОКВ.

Вместе с другими генералами Кейтель рукоплескал победе Гитлера над Францией в июне 1940 года, в благодарность за это Гитлер сделал его 19 июля 1940 года фельдмаршалом, одновременно заплатив ему вознаграждение в размере 100 тысяч рейхсмарок. Эту сумму Кейтель не стал тратить, так как чувствовал, что он этих денег не заработал. В том же месяце Кейтель отправился в отпуск, на охоту, в Померанию и на несколько дней заехал в Хельмшероде. Вернувшись в августе к своим делам, он продолжил работу над подготовкой плана "Морской лев" по вторжению в Британию (который так и остался на бумаге).

Атаке на последнего из европейских врагов Гитлер предпочел вторжение в Советский Союз. Кейтель не на шутку встревожился и бросился с возражениями к Гитлеру. Гитлер настоял на том, что этот конфликт неизбежен и посему Германия обязана ударить именно сейчас, ибо сейчас на ее стороне все преимущества. Кейтель спешно составил меморандум, в котором обосновывал свои возражения. Гитлер учинил новоиспеченному фельдмаршалу дикий разнос, на что Кейтель ответил предложением Гитлеру заменить его на посту начальника ОКВ кем-нибудь другим, более подходящим фюреру. Это прошение об отставке фюрером не было принято и еще больше его завело. Он кричал, что лишь он сам, фюрер, вправе решать, кем заменить ему шефа ОКВ. После этого Кейтель без слов повернулся и вышел из кабинета. С этого момента он подчинился воле Адольфа Гитлера. И подчинение это было практически абсолютным, если не считать возникавших весьма редко слабых возражений по отдельным вопросам, не имевшим принципиального значения.

В марте 1941 года Гитлер тайно принял решение и разработал новую концепцию войны, традиционные правила ведения которой были отодвинуты в сторону. Эта война, по его мнению, должна была быть жестокой и предполагала абсолютное истребление противника. В соответствии с этим Кейтель издал печально известный драконовский "приказ о комиссарах", согласно которому нес политработники Красной Армии подлежали полному и безоговорочному физическому уничтожению. Подпись Кейтеля появилась и под другим приказом, изданным в июле 1941 года и предусматривавшим переход всей политической власти на оккупированных территориях на Востоке в ведение рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Этот приказ был, по сути дела, прологом к геноциду.

Кейтель безуспешно пытался смягчить некоторые формулировки в приказах фюрера, но продолжал выполнять их. Он был безоговорочно предан Гитлеру, и тот нещадно эксплуатировал их отношения. Генеральный штаб Гитлера издал целую серию приказов, направленных на ослабление сопротивления Страны Советов. Среди них были и инструкции, согласно которым за каждого погибшего на оккупированной территории немецкого солдата следовало расстреливать 50-100 коммунистов.5 Эти приказы исходили от Адольфа Гитлера, но под ними стояла подпись Вильгельма Кейтеля.

5 См. Gene Mueller, The Forgotten Field Marshal Wilhelm Keitel (Durham, N. C.: Moor Publishing Co., 1979) (далее цитируемая как "Mueller, Keitel")

Провал планов Германии достичь быстрой и решительной победы над Россией навлек на генералов гнев Гитлера и заставил его принять еще более жесткие меры. Кейтель смиренно сносил произвол Гитлера и продолжал подписывать печально знаменитые приказы, такие, как приказ от 7 декабря 1941 года "Nacht und Nebel" ("Мрак и туман"), согласно которому "лица, представляющие угрозу для безопасности рейха, должны бесследно исчезнуть в мраке и тумане". Вся ответственность за выполнение этого приказа была возложена на СД. Под прикрытием этого приказа были тайно уничтожены многие члены Сопротивления и антифашисты.6 В большинстве случаев их тела так и не были обнаружены.

6 Louis Snyder, Encyclopedia of the Third Reich (New York: McGraw-Hill, 1976), p. 242 (далее цитируемая как "Snyder, Encyclopedia")

Хотя временами шеф ОКВ и подавал слабый голос против предложений Гитлера, он все же оставался крайне предан ему и представлял собой именно тот тип личности, который Гитлер предпочитал иметь в своем окружении. К несчастью, поведение Кейтеля самым неблагоприятным образом сказывалось на его подчиненных. Кейтель никогда не выступал в их защиту и по любому поводу предавал воле фюрера.7 За такую нерешительность многие офицеры называли его "лакейтель".

7 Интервью с Вальтером Варлимонтом, июнь 1976 г.

20 июля 1944 года в ставке Гитлера "Вервольф" проходило совещание, во время которого полковник граф Клаус фон Штауффенберг подложил под стол, на котором лежала карта, портфель с бомбой. В 12.42 пополудни она взорвалась. Шеф ОКВ на мгновение был оглушен. Но как только Кейтель пришел в себя, сразу же бросился к Гитлеру с криком: "Мой фюрер! Вы живы?" Он помог Гитлеру подняться на ноги и крепко обнял его. Поддерживая покачивавшегося фюрера, Кейтель вывел его из заваленного обломками конференц-зала. После провала покушения Кейтель еще больше сблизился с Гитлером. Как заметил Альберт Шпеер, Кейтель сталь опорой Гитлера.8 Проводя мероприятия по ликвидации переворота, шеф ОКВ не знал жалости.

8 Albert Speer, Incide the Third Reich, Richard and Clara Winston, trans. (New York: Macmillan, 1970), p. 389 (далее цитируемая как "Speer, Memoirs")

Он арестовал начальника связи генерала Эриха Фелльгибеля и отдал приказы об аресте генерал-оберста Фридриха Фромма, командующего резервной армией фельдмаршала Эрвина фон Вицлебена. Кейтель не проявил никакой жалости к "неверным" офицерам, таким, как фельдмаршал Эрвин Роммель, к которому он всегда испытывал неприязнь.9

9 Фельдмаршал фон Виттлебен был повешен 8 августа 1944 года, Эрих Фриц Фельгибель был повешен 4 сентября 1944 года, генерал-оберст Фридрих Фромм был расстрелян за предательство в марте 1945 года

В последние месяцы войны, когда Советы вели наступление на Берлин, Кейтель издает приказы, направленные против "террористической деятельности" врага.10 Безоговорочное признание им необходимости проведения жестоких репрессий против партизан и саботажников ясно свидетельствует о том, что он начал воспринимать приказы Гитлера буквально. Во время битны за Берлин Кейтель совершенно утратил чувство реальности. В падении столицы он винил генерала Вальтера Венка и фельдмаршала Фердинанда Шернера, а также генерал-оберста Готхарда Хейнрици, который без приказа отступил на запад. Кейтель отказывался понимать, что Германия проиграла войну независимо от того, что совершили или не сумели сделать эти военачальники.

10 Mueller, Keitel, cc. 256-58

8 мая 1945 года Вильгельм Кейтель завершил вторую мировую войну. В полной парадной форме, с маршальским жезлом в руке, в присутствии представителен Советского Союза, он подписал акт о полной и безоговорочной капитуляции Германии. Потом он вернулся но Фленсбург-Мюрвик, место пребывания германского правительства, возглавляемого в то время Карлом Деницем. Здесь, несколькими днями позже, Кейтель был арестован британской военной полицией, и оставшуюся часть жизни провел под стражей.

Судебный процесс над фельдмаршалом Кейтелем проходил в Нюрнберге, где он признал себя виновным в том, что выполнял приказы Гитлера. Хотя его честность ни в коей мере и не умаляла его вины, тем не менее на вопросы обвинителей он отвечал прямо. Он был признан виновным в преступных действиях против мира, совершении военных преступлений и в преступлениях против человечества. 16 октября 1946 года Вильгельм Кейтель был повешен. С петлей на шее он прокричал свои последние слова: Deutschland uber alles! (Германия превыше всего!)

Фельдмаршал Кейтель наивно полагал, что, служа Гитлеру, он служит германскому народу. Только после войны он понял, что поступал неверно, понял то, что никак не мог ухватить в течение 8 лет, с 1938 по 1945 год, когда помогал Гитлеру осуществлять его демоническую политику и вести неправедную войну. Кейтель, сам того не желая, приложил руку к тому, чтобы окончательно погубить прусский офицерский корпус, который он пытался по-своему, но, как оказалось, неумело защитить.

предыдущая страница / следующая страница
десктопная версия страницы


МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org


contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020