СМИТ К.
ПАРАШЮТИСТЫ США (1941-1945), 2001

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

"Не хочешь ли прогуляться?", "Ты хотел уйти, не так ли?", "Устал бегать?", "Пехота любит таких, как ты, пойди-ка, прогуляйся с ними!" Подтекст был ясен: парашютисты считали себя лучшими и отбирали в свои части только лучших.

Однажды, приветствуя нового офицера, генерал Джеймс М. Гевин объяснил тому, что, по его мнению, означало стать десантником в воздушно-десантных войсках: "Отныне вы последним пересекаете линию при погрузке и первым вылетаете в дверь при высадке (как инструктор-парашютист самолета)". И коль скоро офицер-десантник ожидал максимальной отдачи от своих подчиненных, ему и самому предстояло соответствовать всем этим требованиям.

Многокилометровые марши были обычным делом, а 40-километровая прогулка с полной выкладкой была такой же частью процесса обучения, как и кросс. Перед маршем или кроссом инструктор мог обозначить задачу: "Нам предстоит совершить пробежку. И мы не повернем назад до тех пор, пока строй не покинут хотя бы десятеро парней". И тренировка действительно продолжалась до тех пор, пока десять солдат не валились с ног от изнеможения и не отставали от бегущих. Только когда десятый солдат падал без сил, сержант поворачивал подразделение назад к месту дислокации. Солдатам, выбывшим из строя, предстояло одним, без чьей-либо помощи кое-как добираться до своих казарм.

Вот как вспоминал об одном таком 40-километровом марш-броске, который совершал его взвод летом с полной выкладкой, второй лейтенант Смит: "На марше мы остановились после первых 15 миль. Я снял свои ботинки, вскрыл 14 волдырей от мозолей. Я видел, какими глазами на меня смотрели мои солдаты. Тщательно высушив ноги, я натянул носки на свои больные ступни и опять надел ботинки. Встав, я выдавил слабую улыбку: "Ваши ноги стерты. Мои ноги стерты. Когда я упаду, разрешаю вам упасть рядом". Застонав, все поднялись вслед за мной и продолжили путь. В тот раз все бойцы в моем взводе сумели продержаться до конца марша. Ни один другой взвод не мог этим похвастаться".

Парашютисты учились читать карты, пользоваться компасом и ориентироваться на местности. Последнее было необходимым навыком - ведь предполагалось, что им предстояло высаживаться в одиночку, а затем быстро отыскивать свою цель.

Почти три отделения парашютистов с раскрывшимися парашютами запечатлены на этом снимке

Почти три отделения парашютистов с раскрывшимися парашютами запечатлены на этом снимке. Полностью экипированный парашютист на переднем плане натягивает передние свободные концы подвесной системы, повиснув на них. Он хочет направить свое снижение вперед

Парашютные вышки и первый прыжок

Парашютные вышки для прыжков с их стальными перекладинами и выступающими с четырех сторон балками внешне похожи на фермы современных опор высоковольтных линий электропередачи. Они были 75 м в высоту. По бокам торчат балки для прыжков (по одной с каждой стороны так, чтобы несколько курсантов могли пользоваться ими одновременно). Такая конструкция вышек для тренировочных прыжков позволяет курсантам выполнять их независимо от направления и силы ветра. Посередине вышки обычно располагались вещевой склад или классная комната.

Начинающий парашютист поднимается наверх с уже надетой подвесной системой парашюта и прыгает. Секундой позже, когда стропы натягиваются, останавливая падение и имитируя открывающийся купол парашюта, инструктор-парашютист ударом ноги дополняет иллюзию прыжка из самолета. Начинающий парашютист должен вести свой парашют до земли и должным образом приземлиться. Каждому новичку необходимо было по крайней мере дважды проследовать по этой подвесной дороге. Когда он двигался вниз, инструктор громким пронзительным голосом выкрикивал команды, например: "Поменять руки на вытяжном кольце!".

Слева на этой фотография представлены парашютисты во время десантирования, зона высадки отмечена широкими параллельными линиями внизу

Слева на этой фотография представлены парашютисты во время десантирования, зона высадки отмечена широкими параллельными линиями внизу. На переднем плане, пятый десантник из отделения только что выпрыгнул из самолета, а купол парашюта того, кто покидал самолет перед ним, уже начал развертываться. Парашюты первых трех парашютистов уже раскрыты. Вверху фотографии виден хвост Си-47

Заключительная неделя на десантных курсах строилась так, что слушатели в течение пяти дней совершали по одному прыжку. При этом курсантам позволялось выпускать брюки из ботинок (в лагере ботинки носили по уставу). Некоторые из тех, кто уже благополучно прошел все этапы, вдруг обнаруживали, что, когда наступало время прыгать, они не могут этого сделать. Таких, как только самолет приземлялся, быстро отсылали назад в казармы и переводили в другую воинскую часть. Инструкторы не хотели, чтобы другие парашютисты видели курсантов, боявшихся высоты. Если парашютист получал травму, его отстраняли от занятий до полного выздоровления, и лишь после этого он мог закончить десантные курсы. Если по каким-либо причинам курсант все же не мог прыгать, его также переводили в другую часть.

Прыжок

Как только курсанты надевали свои парашюты и подвесную систему, они строились отделениями по 12-18 человек (в зависимости от состава подразделения) и поднимались на борт С-47 через дверной проем на левом борту самолета. Это был тот же самый проем, через который готовые к прыжку парашютисты будут выпрыгивать чуть позже. Самолет доставлял их в зону высадки, красный свет (на панели над кабиной пилотов. - Прим. переводчика) переключался на зеленый, и наставало время сделать шаг в дверной проем. К моменту приближения к зоне высадки скорость самолета составляла от 160 до 240 км/ч. Когда самолет начинал приближаться к зоне, инструктор по парашютному делу вставал.

Предпрыжковая проверка сопровождалась определенными командами. Как только самолет входил в зону высадки, инструктор-парашютист отдавал первую: "Встать и закрепить вытяжную веревку". Все парашютисты вставали лицом к выходу и застегивали карабины на тросе. Затем инструктор подавал команду: "Проверить снаряжение". Каждый делал это, чтобы убедиться, что все защелки защелкнуты и все пряжки закрыты. Затем парашютист проверял снаряжение стоящего перед ним товарища и если находил ошибки, то исправлял их. После этого он сообщал партнеру, что у того все в порядке.

Как только снаряжение парашютиста было проверено, инструктор орал во все горло команду: "Рассчитайсь!" Эта команда подразумевала, что стоявшие в шеренге курсанты должны были назвать каждый свой порядковый номер, подтверждая, что их снаряжение находится в рабочем состоянии. Ответы передавались от последнего в шеренге бойца к первому. Каждый из них громко (из-за шума моторов транспортного самолета. - Прим. переводчика) выкрикивал свой номер и затем словосочетание: "О'кей".

"Двенадцать, о'кей", "Одиннадцать, о'кей", "Десять, о'кей" и так далее до "Один, о'кей".

Инструктор-парашютист давал команду десантнику под номером один: "Встань у двери". Обращаясь к остальным в шеренге, он ревел: "Сомкнуть строй", - что означало: они должны были двигаться к двери, где их ждал "номер первый". В идеале парашютистам следовало очень быстро покидать самолет, чтобы бойцы одного отделения приземлялись близко друг от друга.

предыдущая страница / страница 11 из 28 / следующая страница
десктопная версия страницы



contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020