КУЗНЕЦОВ А.А., ЧЕПУРНОВ Н.И. "НАГРАДНАЯ МЕДАЛЬ (1701-1917)", 1992

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

ЗА ЛЕЙПЦИГСКОЕ СРАЖЕНИЕ. 1813 г.

После разгрома корпуса Вандама под Кульмом войска Наполеона стали откатываться к Лейпцигу, где произошло решающее сражение всей кампании 1813 года, получившее название "Битва народов". Здесь сосредоточилось огромное количество военных сил союзных войск и армии Наполеона. Со стороны коалиции - России, Австрии, Пруссии и Швеции - было выставлено 300 тысяч человек при 1385 орудиях. Армия Наполеона, собранная из французов, итальянцев, поляков, бельгийцев, голландцев и других народов, насчитывала около 200 тысяч человек при 700 орудиях.

На главном направлении действовала 84-тысячная русская армия под командованием М. Б. Барклая-де-Толли против 120-тысячной армии французов. Наступавшие на Ваху союзные войска были опрокинуты мощным ударом французской конницы при поддержке ее сильным огнем артиллерии. От полного разгрома их спасли введенные в бой резервы русской гвардии и гренадеров. Одновременное действие с севера Силезской армии Г. Блюхера совместно с частью русских войск и пруссаков заставили Наполеона отступить. Только за один день 4 октября в сражении было убито с обеих сторон 60 тысяч человек.

На другой день после подхода новых союзных войск и армии Л. Л. Беннигсена с 54 тысячами человек, основу которых составляли русские воины, началось новое наступление. Наполеон вынужден был просить о мире, но союзные войска, оставив его просьбу без ответа, продолжали теснить французов к Лейпцигу.

6 октября Наполеон еще сдерживал натиск союзных войск, но 7-го начал отступление, через Ланденау, дальше на запад - к Рейну. В этом сражении была разгромлена армия Наполеона. Она потеряла 80 тысяч человек1. В плен было взято 22 генерала, 37 тысяч солдат и более 300 пушек2. Франция лишилась последних территориальных завоеваний в Европе.

1. БСЭ. М., 1973, т. 14, с. 275, 276 (813-814).

2. Никулин Л. России верные сыны. М., 1979, т. 1, с. 282.

Вот как описывал сражение под Лейпцигом его участник - герой Смоленского и Бородинского сражений генерал от инфантерии Д. С. Дохтуров в своем письме в Россию 17 октября 1813 года:

"...Мы шли без отдохновения, поспешая соединиться с главными армиями и наконец пришли к 6 октябрю и участвовали в главном деле, где, кажется, решалась участь всей Германии. Дело было жестокое, злодей везде был опрокинут в нескольких позициях; и ночь уже помешала его совершенному истреблению. На другой день, 7 числа, мы пододвинулись к Лейпцигу и ясно увидели беспорядок его ретирады; тут усилили наши движения и по некоторой обороне вошли в город... Тут еще, засевши, неприятель в домах и садах защищался, но уже недолго; наши пушки тотчас очистили улицы. Представь себе, друг мой, этот спектакль: все жители в окошках кричат ура, машут платками, кидают на улицы цветы... после сего неприятель спешно ретируется к Рейну и, все пленные утверждают, в большом беспорядке..."3.

3. Там же, с. 280.

В честь победы при Лейпциге была отчеканена в Берлине серебряная наградная медаль овальной формы, размером 30х26 мм, на лицевой стороне которой изображены четыре вертикально стоящих боевых щита с государственными гербами союзных войск, обвитых дубово-лавровыми ветвями. Первым стоит русский щит с двуглавым российским орлом. Своим краем он перекрывает часть стоящего за ним австрийского щита. Далее следует прусский и шведский с тремя коронами. Вверху, над щитами, латинская надпись, которая в переводе на русский язык гласит - "ВСЯКОМУ СВОЕ"; а под щитами другая - "ГЕРМАНИЯ"; под обрезом медали дата: "1813". На оборотной стороне, вверху, изображен лучезарный треугольник на манер нашего "всевидящего ока"; в нем надпись: "ИОГОВА"; а ниже - на две трети медали выбита готическим шрифтом четырехстрочная надпись, смысл которой - "КРЕПОСТЬ НАША - БОГ".

Сведений по поводу награждения этой медалью авторы этой книги в литературе не встречали. Только полковник Г. фон Гейден в своих трудах, изданных в 1897 году в Менингене (в Германии) за №561, пишет, что "...она жаловалась немецкими патриотическими обществами за выдающиеся заслуги... (в битве) при Лейпциге в 1813 году, освободившей Германию от чужеземного ига". В "Собрании русских медалей", изданном Археографической комиссией в 1840 году за №296, указывалось, что она выдавалась в качестве "...награды для воинов за победу при Лейпциге в 1813 году"4.

4. Рихтер В.Г. Собрание трудов... Париж, 1972, с. 314, 315, 368.

В начале XX века появились публикации об этой медали в популярном нумизматическом журнале "Старая монета", сделанные Холодковским и Гаршиным. Первый пишет, что "...Медаль на "Битву народов" роздана всему составу особого волонтерского легиона, собранного городами: Гамбургом, Бременом и Любеком для участия в борьбе с Наполеоном..."5.

5. Старая монета, 1910, № 7, с. 61.

В следующей заметке Гаршин уверяет, что Холодковский перепутал и описал медаль "Ганзейского легиона"6. Так что пока остается неясным, кто же конкретно награждался этой медалью. Известно только то, что русские войска ее не получали. Вышеуказанной медалью был награжден единственный российский подданный - лихой партизан Виктор Антонович

6. Там же, с. 110.

Прендель, биография которого очень богата личными боевыми подвигами против Наполеона.

Его военная карьера начиналась в Черниговском драгунском полку в 1804 году. Во время Аустерлицкого сражения он находился при Кутузове "...для особых поручений", затем командовал партизанским отрядом. В 1809 году стал адъютантом князя Голицына, позже - при русском после в Вене графе Шувалове. Затем был произведен в майоры с переводом в Харьковский драгунский полк и определен в адъютанты к генералу Дохтурову. Вскоре под чужим именем отправился в разведку за границу. В 1812 году активно участвовал в партизанском движении в тылу врага, дошел до Парижа. В трудный момент для Германии Прендель был назначен комендантом города Лейпцига; где "...его избрали своим почетным гражданином, с поднесением "Лейпцигской овальной медали..."7. В 1834 году за "политическую" командировку в Галицию он получил чин генерал-майора, вышел в отставку, поселился в Киеве, где и дожил до 86-летнего возраста. Умер в 1852 году.

7. Рихтер В.Г. Собрание трудов... Париж, 1972, с. 314, 315, 368.

"ЗА ВЗЯТИЕ ПАРИЖА". 1814 г.

В первый же день нового 1814 года русские войска переправились через реку Рейн близ города Базеля (в Швейцарии) и, вступив в земли Франции, стали с боями продвигаться (через Белияр, Везуль, Лангр) в глубь страны, к ее сердцу - Парижу. Учитель А. С. Пушкина - К. Н. Батюшков, которому суждено было с войсками дойти до Парижа, 27 марта 1814 года писал Н. И. Гнедичу:

"...Мы дрались между Нанжинсом и Провинс... оттуда пошли на Арсис, где было сражение жестокое, но не продолжительное, после которого Наполеон пропал со всей армией. Он пошел отрезывать нам дорогу от Швейцарии, а мы, пожелав ему доброго пути, двинулись на Париж всеми силами от города Витри. На пути мы встретили несколько корпусов, прикрывающих столицу и... проглотили. Зрелище чудесное! Вообрази себе тучу кавалерии, которая с обеих сторон на чистом поле врезывается в пехоту, а пехота густой колонной, скорыми шагами отступает без выстрелов, пуская изредка батальонный огонь. Под вечер сделалась травля французов. Пушки, знамена, генералы, все досталось победителям, но и здесь французы дрались как львы"1.

1. Батюшков К.Н. Соч. М.-Л., 1934, с. 404-405.

19 марта союзные войска торжественным маршем вошли в Париж. Французы были немало удивлены гуманным обращением пришедших с востока россиян. Они ожидали мщения русских за Москву, за пролитую в этой войне кровь разорением французской столицы. А вместо этого встретили русское великодушие. Жизнь Парижа продолжалась в том же размеренном ритме, как и до прихода русских войск - торговали лавки, шли театральные представления; толпы нарядных горожан заполнили улицы, они разглядывали бородатых русских солдат и пытались с ними объясняться.

Совсем по-иному вели себя союзные войска. Яркий тому пример приводит будущий декабрист К. Н. Рылеев, сообщая о своем разговоре с французским офицером в Париже:

"...- Мы покойны, сколько можем, но союзники ваши скоро нас выведут из терпения... - Я русский (говорит Рылеев), и вы напрасно говорите мне. - Затем-то я и говорю, что вы русский. Я говорю другу, ваши-то офицеры, ваши солдаты так обходятся с нами... Но союзники - кровопийцы!"2.

2. Рылеев К.Ф. Полное собр. соч. М.-Л., 1934, с. 429, 430.

Но как бы там ни было, а война закончилась. Наполеон был сослан на остров Эльба в Средиземном море, и свергнутая французской революцией власть Бурбонов была снова восстановлена.

Наступало лето. Русские войска походным маршем возвращались в Россию. А 30 августа того же 1814 года манифестом императора Александра I была учреждена наградная серебряная медаль, на лицевой стороне которой помещено погрудное, вправо обращенное, изображение Александра I в лавровом венке и в сиянии расположенного над ним лучезарного "всевидящего ока". На оборотной стороне, по всему обводу медали, в лавровом венке прямая пятистрочная надпись: "ЗА - ВЗЯТИЕ - ПАРИЖА - 19 МАРТА - 1814".

Медаль предназначалась для награждения всех участников взятия французской столицы - от солдата до генерала. Но она не была им вручена. С восстановлением династии Бурбонов русский император счел негуманным выпуск в свет этой медали, которая бы напоминала Франции о былом крушении ее столицы. И только спустя 12 лет она была роздана участникам кампании 1814 года по велению нового императора Николая I, который "...накануне годовщины вступления русских в Париж, 18 марта 1826 года, повелел освятить эту медаль на гробнице своего брата (Александра I)"3.

3. Старая монета, 1910, № 9, с. 10.

Выдача ее участникам началась 19 марта 1826 года и затянулась до 1 мая 1832 года. Всего было выдано более 160 тысяч медалей. Естественно, что на портретах героев Отечественной войны 1812 года, которые были написаны до 1826 года, эта медаль отсутствует среди других наград.

Существовало в основном три ее разновидности по размеру: общевойсковая - диаметром 28 и 25 мм и для награждения кавалеристов - 22 мм. Имелось поперечное ушко с продетым в него колечком для подвески награды на ленте. Подобная медаль, принадлежащая знаменитому партизану 1812 года Денису Давыдову, хранится в Ленинградском военно-историческом музее4.

4. Каталог отечественных орденов, медалей и нагрудных знаков. Военно-ист. музей... / Сост Е. Шевелева. Л., 1962.

Существует также множество разновидностей этой медали уменьшенных размеров - 12, 15, 18 мм. Это фрачные медали для ношения на гражданской одежде.

Носили медаль на груди на впервые введенной комбинированной Андреевско-Георгиевской ленте. Она была обычной ширины, но состояла как бы из двух узких ленточек: Андреевской - голубой и Георгиевской - оранжевой с тремя черными полосами.

К 100-летнему юбилею взятия Парижа была выпущена бронзовая позолоченная медаль диаметром 28 мм. Лицевая сторона ее представляет собой копию медали "За взятие Парижа", а на оборотной - в точно таком же лавровом венке по всему обводу медали прямая шестистрочная надпись: "Л.ГВ.- КОННО-ЕГЕРСКИЙ - ВЪ ПАМЯТЬ ВЗЯТИЯ - ПАРИЖА - Л. ГВ. ДРАГУНСКИЙ П.- 1814-1914". По-видимому, она была выдана в честь 100-летнего юбилея всем воинским чинам, находившимся к этому времени на службе в указанных на медали полках, бравших в 1814 году Париж.

В ПАМЯТЬ 100-ЛЕТИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 г.

Армия Наполеона была разгромлена, Париж взят, Европа освобождена от французов. Русская армия возвращалась в Россию. В Петербурге к ее встрече были сооружены Нарвские триумфальные ворота, через которые войска торжественным маршем прошествовали в северную столицу для празднования победы. В то время эти ворота были выполнены по проекту архитектора Д. Кваренги из дерева. Но к 20-летнему юбилею они были переделаны В. П. Стасовым в каменные. Правда, первоначальный замысел их был сохранен. А за счет современной архитектуры и интересных скульптур они приобрели еще более величественную торжественность. Арку ворот венчает колесница победы, запряженная шестеркой боевых коней; по обеим сторонам самой арки - между ее колонн - статуи русских витязей1.

1. Ленинград. Путеводитель. Л., 1987, с. 296, 297.

К этой же годовщине славной победы русского оружия в 1834 году на Дворцовой площади была воздвигнута величественная монументальная колонна. Она выполнена по замыслу О. Монферрана из цельного колоссального гранитного монолита весом более 600 тонн. Фигура ангела, венчающая колонну, была исполнена В. Н. Орловским. Скульптор придал ему образ императора Александра I, и колонна получила название Александровской. Но ангел с крестом находится на высоте 47,5 метров, и поэтому черты лица его рассмотреть невозможно2. В память об этом событии был отчеканен рубль с изображением колонны и с надписью - "Благодарная Россия 1834"3.

2. Там же, с. 91.

3. Спасский И.Г. Русская монетная система. Л., 1970, с. 184.

Через три года в Петербурге, в колоннаде Казанского собора, где в 1813 году был похоронен М. И. Кутузов, открыли два памятника - М. И. Кутузову и М. Б. Барклаю-де-Толли. А внутри собора над надгробием знаменитого генерал-фельдмаршала был установлен уникальный иконостас из трофейного серебра, отбитого атаманом Платовым у отступающих из Москвы французов. Ныне этого иконостаса уже нет. Его "...выкорчевали с "кровью и мясом" штыками да кувалдами, а потом он пропал неизвестно куда"4.

4. Огонек, 1989, № 7, с. 17.

В новую годовщину 1839 года на незабвенном Бородинском поле, в десяти километрах от Можайска, был сооружен в честь знаменитой битвы под деревней Бородино чугунный памятник в виде пирамидальной колонны с рифленым позолоченным куполом и венчающим его шестиконечным крестом. С западной стороны этого памятника, как описывалось раньше, "...сияет икона Спаса Нерукотвореннаго и под нею золотая надпись: "Тобою спасение наше". На других сторонах перечислены все воинские подразделения и даже неприятельские - французские, итальянские, баварские, вюртембергские, участвовавшие в этом кровавом сражении. Тут же, за оградой, находится могила Багратиона. К открытию этого памятника были отчеканены памятные монеты крупного номинала достоинством в рубль и полтора рубля, на реверсе которых увековечено изображение "Бородинской колонны"5. (В 1932 году монумент был взорван вместе с могилой П. И. Багратиона.)

5. Спасский И.Г. Русская монетная система. Л., 1970, с. 181, 184.

Через 70 лет после изгнания Наполеона из России в Москве было завершено строительство грандиознейшего храма Христа Спасителя. Он был возведен по замыслу императора Александра I в память об избавлении Москвы от нашествия французов. Но о нем речь пойдет ниже.

И вот 1912 год! Прошло ровно сто лет со времени разгрома наполеоновских полчищ, вторгнувшихся в праведные земли нашего Отечества.

25 августа - канун знаменитой Бородинской битвы, к нему приурочено начало юбилейных празднеств. Ярко светило солнце, день был как по заказу. У Спасо-Бородинского собора, возведенного женой погибшего генерала Тучкова, в ожидании прибытия государя собралось многочисленное духовенство во главе с митрополитом Владимиром. Все аллеи возле храма были усыпаны листьями и живыми цветами. У батареи Раевского выстроены воинские части, предки которых участвовали в Бородинском сражении. У могилы Багратиона ожидали начала торжеств высшие воинские чины - генералы, адмиралы, а также офицеры рангом пониже и множество представителей разных ведомств.

Император Николай II прибыл на автомобиле, под колокольный звон собора, со всем семейством - наследником и дочерьми.

После торжественной встречи он побывал в соборе Тучкова, а затем отправился на Бородинское поле, где высились памятники полкам и дивизиям. У батареи Раевского он сел на приготовленного для него коня (семейство заняло роскошные экипажи), и начался объезд войск.

К этим торжествам государственная комиссия готовилась усердно. Задолго до них были сделаны по всей России запросы у губернаторов о наличии живых свидетелей войны 1812 года. Их оказалось всего 25 человек и все в возрасте более 110 лет, за исключением одного И. Машарского, которому исполнилось 108 лет. Он был очевидцем сражения под Клястицами. Самому старшему из этих стариков, бывшему фельдфебелю А. И. Винтонюку, шел 123-й год. Он был слаб настолько, что не мог ходить без посторонней помощи6. На торжества смогли прибыть только пятеро из них. Они сидели на стульях у решетки ограды.

6. Кормчий, 1912, № 35.

Окончив объезд войск, император в сопровождении свиты подошел к старикам. Он беседовал с ними, подходил к каждому, спрашивал о прежней службе, о жизни. И когда кто-то из них пытался встать, государь запрещал это делать. Великие князья стояли тут же, перед старыми ветеранами.

Недалеко за полдень к Бородинскому полю прибыл объединенный крестный ход, растянувшийся на четыре километра. Он шел из самого Смоленска с чудотворной иконой Божьей Матери, той самой, что была в 1812 году в действующей армии, ею благословляли войска на Бородинском поле перед сражением.

Возле главного памятника у братской могилы огромное шествие с хоругвиями (знаменами) и походной церковью Александра I развернулось и был отслужен благодарственный молебен. К вечеру крестный ход направился к Спасо-Бородинскому монастырю, войска были препровождены на отведенные бивуаки.

Утром 26 августа Бородинское поле огласилось раскатами пушечных выстрелов, которые известили народ о начале торжеств, посвященных столетию великого сражения.

Празднество началось торжественной литургией в храме Тучковского монастыря. Затем крестный ход направился к могилам героев Бородинского сражения.

В честь юбилея был оглашен приказ, который заканчивался благодарственным обращением к павшим: "..имена ваши и содеянные вами подвиги неизгладимо будут жить в памяти благодарного отечества"7.

7. Там же, № 36.

С Бородинского поля праздник переместился в Москву. 27 августа с самого утра народ потянулся к Кремлю. Красное крыльцо у Соборной площади было устлано красными коврами. Через него под звон колоколов состоялся выход всей царской семьи в Успенский собор. Государя и его свиту встречал митрополит Владимир с крестом в руке. Вокруг шумел народ, раздавался звон колоколов, среди которых своим могучим голосом из сорока сороков выделялся колокол Ивана Великого. Царь и его семейство, поклонившись народу, прошли в Успенский собор. Там, из ризницы, были вынесены ветхие, кое-где обожженные и простреленные пулями боевые знамена 1812 года. Началась служба и молебен с коленопреклонением к боевым реликвиям.

29 августа торжества продолжились в величественном храме Христа Спасителя, который заполнила высшая государственная знать. "...По правую сторону... у солеи, заняли места лица императорской фамилии, позади лица государственной свиты, правая сторона заполнена военными мундирами. Левую сторону наполнял блеск мундиров сановников. На клиросе синодальные певчие в белых с синим кафтанах. Митрополит Владимир с епископами Анастасием Серпуховским и Василием Можайским в белых серебряных облачениях совершали торжественную литургию..."8

Заключительные торжества по случаю этого юбилея состоялись на Красной площади. Они начались крестным ходом к специально установленному шатру с выставленными перед ним боевыми знаменами под звон всех московских колоколов и гром пушек с Кремлевской стены.

8. Там же, № 37.

И вот в один момент все разом стихло. В наступившей торжественной тишине был зачитан высочайший императорский манифест9, затем совершен благодарственный молебен с коленопреклонением под трогательное пение всех московских духовных хоров. Во второй половине дня крестный ход направился через Никольские ворота в Успенский собор, а войска и народ под звуки музыки стали расходиться.

9. Там же, № 38.

Так завершилась торжественная неделя в честь столетнего юбилея победы 1812 года.

Следует сказать, что комиссия по выработке программы празднования юбилея начала работать задолго до этой даты. Уже в начале 1910 года были известны некоторые ее планы. К примеру о том, что "...Ко дню торжественного празднования... имеют быть, по Высочайшем одобрении рисунков, изготовлены на монетном дворе памятные медали:

А) Большая золотая - для возложения на гробницы Императора Александра I Благославеннаго и славнейших Его героев-полководцев - князя Кутузова Смоленского, князя Багратиона и князя Барклая-де-Толли;

Б) Золотые же медали для представления Его Императорскому Величеству Государю Императору, Государыням Императрицам и Наследнику Цесаревичу и, кроме сего, большия светло-бронзовыя - для представления Императорской фамилии... и... нагрудная светло-бронзовая медаль, подобная установленной при праздновании 200-летия Полтавской победы..."

А нумизматический журнал "Старая монета" в своем первом номере за 1910 год писал о том, что в празднование "...100-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года предрешено раздать воинским частям, которые участвовали в войне, "Бородинские рубли" и особыя медали, напоминающия известную медаль 1812 года. Такие же медали предположено раздать в 11 губерниях, входивших в район театра военных действий... (1812 года), всем лицам, состоящим на службе в правительственных и общественных учреждениях, а также волостным старшинам". К этой великой дате "...в память славных подвигов предков, принесших в жертву Отечеству свою жизнь и достояние"10 было изготовлено около 442 тысяч11 светло-бронзовых юбилейных медалей, о которых так много говорила пресса. Штемпели для них резал мастер Васютинский Антон Федорович12.

10. ПСЗ, т. XXXII, № 37957.

11. Герои 1812 года. Сб. М., 1987, с. 578.

12. Там же.

На лицевой стороне медали погрудное, профильное, вправо обращенное, изображение Александра I без каких-либо императорских атрибутов. На оборотной стороне пространная надпись в семь строк: "1812 - СЛАВНЫЙ ГОД - СЕЙ МИНУЛЪ, - НО НЕ ПРОЙДУТЪ - СОДЕЯННЫЕ ВЪ - НЕМЪ ПОДВИГИ - 1912". Надпись для этой медали была заимствована из старого "Высочайшего приказа войскам...", подписанного императором Александром I 5 февраля 1813 года в главной его квартире в городе Конин.

Медаль предназначалась для ношения на груди на Владимирской ленте. Награждались ею все участвовавшие в празднествах воинские чины от солдата до генерала, состоящие на службе "...в тех войсковых частях... которые участвовали в Отечественной войне 1812 года, от начала ее до окончательного изгнания неприятеля из пределов России (т.е. с 12 Июня по 25 Декабря 1812 г.)"13.

13. ПСЗ, т. XXXII, № 37957.

Награждались этой медалью не только военные, но и гражданские служащие, лица духовного звания, принимавшие официальное "...участие в парадах на Бородинском поле и под Москвою", а также служащие императорской канцелярии, предки которых "...по случаю военного времени... следова(ли) в походе за Императором Александром I"14. Кроме того, она жаловалась "всем лицам, принимавшим... (деятельное участие в подготовке) и по устройству юбилейных празднеств"; а также "всем прямым потомкам по мужской линии (не только воинского звания, но и гражданских ведомств; а также духовенства), участвовавших в Отечественной войне 1812 года... а ровно прямым потомкам, по женской линии, Генерал-фельдмаршала Князя М. И. Кутузова"15. Все получившие право на награду, должны "...приобретать медаль за свой счет"16.

14. Там же.

15. Там же.

16. Там же, сноска.

В год 100-летия Отечественной войны 1812 года одновременно с медалью был отчеканен и памятный серебряный рубль, имевший на аверсе ту же надпись, что и на медали17.

17. Спасский И.Г. Русская монетная система. Л., 1970, с. 183.

Помимо этого, для раздачи народу было наштамповано множество разных по форме и металлу жетонов в память об этом событии. Среди них встречаются очень любопытные, например с изображением горящей Москвы, выполненные из бронзы и белого металла, с портретами Александра I и Наполеона и т.п.

В ПАМЯТЬ ОСВЯЩЕНИЯ ХРАМА ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ. 1883 г.

После бегства Наполеона 10 декабря 1812 года русские войска вступили в Вильно (ныне Вильнюс) и остановились на отдых. А 22-го числа М. И. Кутузов оповестил народ и армию об окончании Отечественной войны. В это же время в Вильно прибыл сам император Александр I и 25 декабря (6 января 1813 года), в день Рождества Христова, обнародовал особый манифест о строительстве храма Христа Спасителя, под сводами которого обещал увековечить память о великой победе. По этому поводу Александр I писал: "В сохранение вечной памяти того беспримерного усердия, в вечности и любви к Вере, Отечеству, какие в сии трудные времена превознес себя народ Российский... (во) спасение... от врагов, столь же многочисленных силами, сколь злых и свирепых намерениями и делами, совершенное в шесть месяцев их истребление...

В ознаменование благодарности Нашей к промыслу Божию, спасшему Россию от грозившей ей гибели, вознамерились мы в первопрестольном граде нашем Москве создать церковь во имя Спасителя Христа...

Да простоит сей храм многие века, да и курится в нем пред святым престолом Божиим кадило благодарности до позднейших родов, вместе с любовью и подражанием к делам их предков"1.

1. ПСЗ, т. XXXII, с. 497-488.

Был объявлен конкурс на лучший проект храма, и в 1815 году первое место на нем завоевал молодой художник - архитектор Карл Мангус (позже - Александр Лаврентьевич Витберг) - сын живописца Лоренса2. Его проект был необычно смелым и оригинальным. Композиционная суть архитектурного решения заключалась в сочетании трех различных по форме объемов, размещенных один над другим, составляющих гармоничное единство. Здание храма высотой более 240 метров должен был венчать сферический купол, имеющий в поперечнике более 50 метров. Проект был утвержден, и 12 октября 1817 года на Воробьевых горах (Ленинские горы) в том месте, через которое французы в 1812 году бежали из Москвы, развернулось строительство. В нем было занято более четырех тысяч человек. Строители срыли огромный косогор, перелопатили вручную свыше 100 тысяч кубометров земли, заложили фундамент и уже приступили к возведению стен.

2. Б и Е. СПб., т. VI, с. 551.

Однако воплотить в жизнь свое творение Витбергу не удалось. Подрядчики-дельцы проворовались, и на молодого руководителя строительства - автора проекта была навешена огромная сумма недостачи, подсчитанная ревизорами со скрупулезной точностью - 292887 рублей 3 и 1/2 копейки3. К этому времени государя Александра I уже не было в живых. Витберг был осужден (имение конфисковано) и сослан с семьей в Вятку. А на месте строительства храма возвели здание пересыльной тюрьмы. Так был похоронен гениальный проект храма Христа Спасителя в Москве.

Позже все началось сначала. На новом конкурсе проектов теперь уже император Николай I одобрил работу своего придворного архитектора Константина Андреевича Тона. Проект отвечал всем желаниям государя. Он предусматривал строительство величественного храма в русско-византийском стиле, который должен был отличаться своей грандиозностью и изящностью отделки внутренних помещений. Ему отводилась роль не только церкви, но и исторического памятника героическому прошлому России. Проект во всех отношениях отвечал этой идее. Небывалая громада храма должна была поражать взор каждого из смертных. Чтобы представить его масштабы, достаточно привести одно сравнение: в храм можно было свободно вместить Кремлевскую колокольню Ивана Великого (высотой 82 метра), которую храм превышал на 21 метр4.

3. Мостовский М. Историческое описание храма во имя Христа Спасителя в Москве. М., 1883, Приложение, с. VIII, IX.

4. Наука и жизнь, 1989, № 1, с. 67.

Проект был утвержден 10 апреля 1832 года. Место под строительство выбрал сам царь - недалеко от Кремля, на берегу Москвы-реки, ныне здесь плавательный бассейн "Москва". Раньше на этом месте находился Александровский женский монастырь и Всесвятская церковь, которые были снесены в 1837 году.

Участок освободили от других мелких строений, и началось производство земляных работ, которое затянулось до 1838 года. В процессе рытья котлована были найдены кости мамонта, а выше - на глубине 6,5 метров - две древние восточные монеты чеканки IX века5. Было вынуто 107 тысяч кубометров грунта6. Фундаменты выкладывали ленточные, из бутового камня. Ширина их под наружные стены составляла более трех метров. Работы по устройству основания завершились только в 1839 году. Закладка храма была намечена на 10 сентября 1839 года. К этой церемонии подготовили все атрибуты: позолоченную плиту с надлежащей надписью, мраморные плитки с именами высоких особ; с Воробьевых гор со стороны стройки доставили большой камень с закладной доской, было приготовлено 54 золотых и 120 серебряных монет разного достоинства для традиционной закладки их под стены храма7.

5. Наука и религия, 1987, № 9, с. 13, 14.

6. Наука и жизнь, 1989, № 1, с. 70.

7. Там же, с. 69.

Государь прибыл с наследником - будущим Александром II, в сопровождении свиты из великих князей, при множестве духовных лиц и различных иностранных гостей. Торжественная церемония закладки храма Христа Спасителя сопровождалась богослужением, молитвами и хоровым пением синодального хора. К этому торжественному моменту, в память закладки храма, были заготовлены 29 золотых и 100 серебряных медалей (памятных), "...повторявших медаль в память о войне 1812 года со "всевидящим оком"8. Они были розданы крупным государственным сановникам, руководству строительством, духовным лицам и влиятельным иностранным гостям.

8. Наука и религия, 1987, № 10, с. 14.

Началось возведение самого здания. Привозили кирпич, клали стены, облицовывали их прекрасным светлым камнем, который добывали у села Протопоповка в Коломне. Для кладки коробки корпуса использовали 45 миллионов штук кирпича. Площадь облицовки наружных стен составляла более 27 тысяч квадратных метров. Эти работы продолжались почти 15 лет.

С 1853 по 1857 год были смонтированы металлические конструкции крыши и куполов. Центральный (в поперечнике 25,5 метров, высота - с учетом креста - 38 метров) смонтировали раньше других. Для золочения медной поверхности только одного этого купола потребовалось около 400 килограммов золота9. Под малыми куполами, в звонницах, были подвешены 14 колоколов10. Самый большой из них весом в 2,6 тонны имел нижний диаметр юбки 3,55 метров11. Все металлические конструкции храма были связаны одной системой и заземлены по последнему слову техники; под землей, до самой Москвы-реки, проложили толстые медные полосы12.

9. Наука и жизнь, 1989, № 1, с. 70.

10. Б и Е. СПб., 1892, т. VI, с. 552.

11. Наука и жизнь, 1989, № 1, с. 70.

12. Славина Т.А. Константин Тон. Л., 1982, с. 85.

Императору Николаю I не суждено было увидеть свое детище в полной готовности. В 1859 году, уже при императоре Александре II, разобрали леса у наружных стен, и белокаменный величественный храм с пятью шлемовидными золотыми главами предстал в полном своем великолепии. Но внутри работы еще продолжались.

Для отделки внутренних помещений мрамор, кроме отечественного, завозился из Италии и Бельгии. Внутри храма были установлены леса, по которым сновали как муравьи мастера - облицовщики и штукатуры.

И вот в 1860 году началась самая кропотливая и сложная работа по художественной росписи храма. Более 20 лет велись эти удивительные, неповторимые по своей красоте и оригинальности художественные работы, более тридцати известнейших художников принимало участие в них. В их числе были академики живописи - Кошелев, Васильев, Макаров, Лавров, профессора - Бронников, Плешанов, Сорокин, известные художники - Суриков, Маковский, Прянишников, Горбунов, Корнеев, Крамской, талантливый польский живописец Семирадский и многие другие мастера кисти.

Над горельефными композициями работали знаменитые скульпторы: Клодт, Логановский, Ромазанов, Толстой.

Однофамилец гениального баталиста - живописец В. Верещагин расписывал иконы главного иконостаса13, представлявшего по сути своей целую часовню из белого мрамора, отделанную инкрустацией, с бронзовым вызолоченным шатром, суживающимся кверху, с четырьмя ярусами икон и находящимся внутри иконостаса престолом.

13. Наука и религия, 1987, № 10, с, 13, 14.

Пять лет отдал профессор живописи А. Марков росписи только одной сферы под большим куполом.

Удивительные, неповторимые по своей красоте шедевры русского искусства заполнили своды и стены храма. Вся внутренность его, озаренная золотом и пестротой чистых красок, поражала воображение всякого входящего туда православного человека. Полированные полы отражали золотые росписи в затейливых орнаментах заграничного мрамора. Коридоры, образованные наружными стенами здания и внутренними - главного церковного зала, предназначались для крестных ходов.

На стенах коридоров было размещено более трехсот мраморных досок, на которых отображались события войны, вся ее летопись с 1812 по 1814 год, начиная с первого манифеста и народного призыва до взятия Парижа.

С высоты птичьего полета храм выглядел в виде огромного креста. На четырех его идентичных фасадах гармонично размещались 60 окон, 12 массивных бронзовых литых дверей - по три с каждой стороны14.

Храм был связан подземным ходом с Кремлем и с домом Пашкова - бывшим двором Ивана Грозного (ныне библиотека им. Ленина). Кроме этого, ход имел связь с Москвой-рекой, через него в 1812 году Наполеон вышел из Кремля. Когда-то этот подземный ход начинался с подворья Мал юты Скуратова, находившегося в былые времена вблизи нового храма, и при строительстве он был с успехом использован15.

14. Б и Е. СПб., 1892, т. VI, с. 552.

15. Наука и жизнь, 11989, № 1, с. 73, 74.

К 1881 году была облицована набережная, облагорожены все подходы к зданию, расставлены фонари. Строительство храма завершилось, и он получил официальное название "Кафедральный во имя Христа Спасителя собор" и мог принять в свою обитель сразу 10 тысяч прихожан. Чтобы легче представить его величину, приведем такое сравнение. Если Большой театр в Москве вмещает 1000 человек, то храм мог вместить 10 таких театров. Стоимость строительства храма вылилась в колоссальную по тому времени сумму - 15123163 рубля 89 копеек16.

16. Наука и религия, 1987, № 9, с. 15.

Освящение храма затянулось на целых два года в связи с покушением народников на императора Александра II 1 марта 1881 года. И только 15 мая 1883 года, через 46 лет после начала строительства, пережив трех царей, храм был освящен и то благодаря необходимости коронования императора Александра III.

В одно и то же время монетному двору пришлось чеканить две наградные медали - на освящение храма Христа Спасителя и в память коронования нового царя.

Медаль на освящение храма чеканилась серебряной, необычного диаметра - 33 мм и предназначалась для ношения на Александровской ленте.

На лицевой стороне ее были изображены вензеля четырех императоров - Александра I, Николая I, Александра II и Александра III, увенчанные императорской короной и распростертой над ними лентой.

По краю медали надпись: "В память освящения храма Спасителя", внизу, под вензелями, четырехстрочная надпись: "ВЪ ЦАРСТВОВАНИЕ - ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА - АЛЕКСАНДРА III - 1883 г.".

На оборотной стороне - изображение храма во всем его величии, вокруг него, по краю медали, надпись: "ХРАМЪ ВО ИМЯ ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ ВЪ МОСКВЕ"; под обрезом - в три строки - "ЗАЛОЖЕНЪ 1839 ГОДА - ОКОНЧЕНЪ - 1881 г.".

Наличие вензелей четырех императоров указывает на то, что строительство задуманного храма велось в период царствования четырех императоров.

Это последняя медаль из серии наград за строительство дворцов и храмов. Они вручались архитекторам, строителям, художникам, различным чиновникам, связанным со строительством, а иногда и мастеровым. Но почему-то медаль эта была учреждена с большим опозданием - только 4 мая 1884 года, так же как и коронационная17.

17. Гинсбург С.М. Русские награды. Алма-Ата, 1964, с. 97, п. 546.

Освящение храма проходило в торжественной обстановке, под колокольный звон и артиллерийские залпы салюта. В тот же день, 15 мая, был обнародован манифест, по которому храм благословлялся на свое существование: "...Да будет сей храм во все грядущие роды памятником милосердного промысла Божия о возлюбленном Отечестве нашем в годину тяжкого испытания, памятником мира после жестокой брани, предпринятой... не для завоевания, но для защиты Отечества от угрожающего завоевателя..."18. Из казны на содержание храма было назначено ежегодное ассигнование в размере 66850 рублей.

18. Наука и жизнь, 1989, № 1, с. 70.

Дальнейшая судьба храма Христа Спасителя такова. После революции 1917 года церковь была отделена от государства, ассигнование на содержание храма было снято. И хотя была объявлена свобода совести и вероисповедания, священнослужители преследовались, а церкви разорялись и вскоре стали уничтожаться. Естественно, что сократились и пожертвования прихожан. На такие мизерные деньги не мог, конечно, нормально содержаться такой огромный храм. Он был запущен, появилась в помещениях сырость, стала осыпаться штукатурка, трескались росписи. В руководящие органы страны от населения поступала масса писем с предложением взять здание на баланс государства и превратить его в музей. Это было бы разумное решение. Но некие видные деятели архитектуры того времени сумели убедить высокие правительственные инстанции в том, что якобы этот храм "...грузный, грубый, чуждый всякой оригинальности... холодный и мертвый", да и вообще не соответствует русско-византийскому стилю, а просто это "...замаскированный луковицами глав и кокошниками входов католический собор..."19. А дальше - якобы сам архитектор Константин Андреевич Тон в свое время "вступ(ил) на путь дурного вкуса..."20.

19. Наука и религия, 1987, №9, с. 15, 16.

20. Там же, с. 16.

В 1922 году по постановлению Первого съезда Советов было решено построить "...в Москве, как в столице Союза..." Дворец Советов, над которым должен был возвышаться "...Рукой облака рассекающей Ленин", - как писал Е. Евтушенко в своей поэме. Заседание съезда вел тогда Сергей Миронович Киров, и в то время о сносе храма и не помышляли. Этот вопрос возник гораздо позже - в конце десятилетия, когда начеши подыскивать место под строительство. К тому времени уже бесчинствовал созданный в 1925 году Союз воинствующих безбожников во главе с Емельяном Ярославским. Взоры проектировщиков обратились к тому району застройки, где находился храм. Естественно, что Дворец Советов, поставленный вместо него, был бы отлично увязан, по мнению "специалистов", с общим ансамблем центра Москвы. Лучшего места для строительства нельзя было и желать. Решение о сносе было принято. Работы по сносу храма поручили "Союзвзрывпрому". Храм был обнесен высоким, глухим забором, жители из соседних кварталов были эвакуированы, в здание заложили заряды взрывчатки и протянули провода для подачи электрической детонации.

И вот в субботу 5 декабря 1931 года был произведен взрыв. И что же? Храм продолжал стоять непоколебимо. Только внутри его был разрушен один из четырех столбов, опираясь на которые все так же высился огромный купол.

Второй взрыв потряс окрестные кварталы Москвы. Рухнул внутри храма еще один столб. Но огромный золоченый купол, будто удерживаемый неведомой силой, продолжал все так же увенчивать величественный храм. Взрывник из "Союзвзрывпрома", которому были поручены работы по разрушению храма, сбежал, и замену ему никак не могли подыскать. Из Кремля пригрозили строгим наказанием за "нерадивое и халатное" отношение к делу.

В третий раз еще большим зарядом взрывчатки начинили здание храма, но никто из рабочих не брался повернуть ручку взрывной машинки... Но самый сильный взрыв все-таки встряхнул Москву...

"...И один позолоченный купол с крестом,

Не расколовшись от взрыва, лежал,

Как будто надтреснутый шлем великана..."21

21. Наука и религия, 1987, № 8, с. 20.

Храм Христа Спасителя, известный людям всей России, построенный на долгие века в память потомкам, просуществовал всего лишь на 4 года больше, чем строился. Почти полвека он строился, почти полвека простоял и вот уже более полувека его нет.

предыдущая страница / следующая страница
десктопная версия страницы


МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org


contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020