КУЗНЕЦОВ А.А., ЧЕПУРНОВ Н.И. "НАГРАДНАЯ МЕДАЛЬ (1701-1917)", 1992

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org

"И ВЫ ЖИВИ БУДЕТЕ". 1763 г.

Проблема сохранения брошенных младенцев существовала издавна. Актуальна она во всем мире и в наши дни.

Еще в начале IV века Константин Великий пытался в Царьграде организовать воспитание брошенных детей за счет государственной казны, но это дело оказалось не по силам даже Римской империи1. И только впервые на Западе в 787 году миланский архиепископ сумел создать надлежащий приют для подкидышей, где они воспитывались до восьмилетнего возраста, с использованием для вскармливания младенцев наемных кормилиц.

1. БСЭ. М., 1970, т. 13, с. 44 (120).

Но массовая организация своего рода детских домов началась только с возникновением монашеских орденов в XII-XIII веках. Прием подкидышей проводился тайно, не открывая имен родителей. Для этого использовалась специальная колыбелька в стене, в которую со стороны улицы клали младенца, и она под его тяжестью поворачивалась на шарнирах внутрь дома, подавая одновременно сигнал звонком. Впоследствии эта конструкция стала использоваться во всей Европе, перекочевав затем на американский континент.

Заботы о подкидышах возлагались на орденские общины. В своих воспитанниках они приобретали себе прислугу и рабочую силу. По сути, это были будущие члены низшей касты ордена, из которой выходили отличные воины. Но после Европейской Реформации (религиозных преобразований) в XIV веке рыцарско-монашеские ордена были уничтожены и дальнейшее развитие сиротских приютов надолго затормозилось.

Позже европейские правители увидели в воспитании оставленных родителями детей способ пополнения своих армий. Воинственный французский король Людовик XIV высказался по этому поводу следующим образом: "...Должна быть сохранена жизнь подкидыша, так как они в будущем могут быть полезны государству (в качестве солдат)".

А Наполеон Бонапарт надеялся в будущем за счет сирот пополнить свой королевский флот2.

2. Б и Е. СПб., 1892, т. 13, с. 274-280.

К началу XVIII века в Европе заметно обозначилось стремление к увеличению населения. Оно способствовало подъему развития воспитательных домов.

В России такие дома существовали еще в царствование Михаила Федоровича. Они находились под попечительством Патриаршего приказа. Позднее, в царствование Алексея Михайловича, был организован по инициативе архимандрита Никона "дом для сирот" в Новгороде. Там же, у Новгорода, в Холмо-Успенском монастыре в 1706 году был учрежден митрополитом Иовом "первый приют для незаконнорожденных, или зазорных младенцев", на содержание которого царем Петром I были выделены средства с монастырских вотчин.

В 1715 году Петр I повелел в Москве и в других больших городах у церковных оград построить "госпитали" и "...объявить указ, чтобы зазорных младенцев в непристойныя места не отметывали, но приносили бы к вышеозначенным гошпиталям и клали тайно в окно, через какое закрытие, дабы приносимых лиц не было видно"3.

3. Там же, с. 276.

С этими нововведениями Петра I подкидывание младенцев потеряло свой преступный характер. Под покровом тайны падшие девушки могли легко освободиться от своего плода любви и встать на праведный путь. Но это продолжалось недолго. После смерти Петра I его преемники не стали уделять должного внимания этому новшеству, и все воспитательные дома, которые уже существовали в России, оставшись без поддержки, постепенно один за другим были закрыты.

С приходом к власти Екатерины II вернулся в Россию после девятнадцатилетнего пребывания за границей видный общественный деятель в вопросах педагогики Иван Иванович Бецкой. Он предложил прогрессивной императрице "Генеральный план Императорского Воспитательного дома в Москве", в основу которого была положена утопическая идея создания "новой породы (свободных) людей" - промышленников, ремесленников и купцов4. Екатерине понравился проект. 10 января 1763 года она утвердила его, а уже 21 апреля 1764 года состоялось торжественное открытие воспитательного дома. К этому времени было заготовлено три типа наградных медалей: золотые - диаметром 28 мм, серебряные (шейные) - диаметром 50 мм и нагрудные - 28 мм, выполненные талантливым иностранным медальером Иоганном Георгом

4. БСЭ. М., 1970, т. 3, с. 288 (851-852).

Вехтером, находившимся при Академии художеств с момента прихода к власти Екатерины II5.

5. Гинсбург С. М. Русские награды. Алма-Ата, 1964, с. 13, п. 69-71.

На лицевой стороне медали своеобразный портрет императрицы, развернутый по традиции вправо. На оборотной - сложная композиция с изображением здания воспитательного дома и двух женских фигур: левая - во весь рост (с крестом на правом плече) олицетворяет Веру, которая увещевает коленопреклоненную деву, готовую навсегда расстаться со своим младенцем. На фронтоне здания виден вензель Екатерины II "ЕА"; вверху, под бортиком медали, по кругу надпись: "И ВЫ ЖИВИ БУДЕТЕ"; внизу, под обрезом, дата в две строки: "СЕНТЯБРЯ 1 ДНЯ 1763 ГОДА". Медали эти были предусмотрены для ношения на зеленой ленте6.

6. Там же.

После открытия первого воспитательного дома в Москве И. И. Бецкой был назначен президентом Академии художеств в Петербурге и ему было поручено разработать целый комплекс преобразований в учебных заведениях, а также устроить еще один воспитательный дом в Петербурге.

Согласно новому положению воспитанники этих домов получали большие привилегии: все они и будущие "...дети их и потомки навсегда остаются вольными и не под каким видом закабалены или сделаны крепостными быть не могут; если питомец женился на крепостной, то жена его делается свободной; если питомица выйдет за крепостного, то она лично всегда остается вольною". А еще они имели полное право "...покупать себе дома, лавки, устраивать фабрики и заводы, вступать в купечество, заниматься всякими промыслами и вполне распоряжаться своим имуществом"7.

7. Б и Е. СПб., 1892, т. 13, с. 276.

Средства на содержание воспитательных домов государством не отпускались, но были установлены источники доходов, за счет которых помимо "доброхотных подаяний" они могли существовать. Четвертая часть доходов на содержание сиротских домов поступала от общественно-развлекательных заведений, которые контролировало государство.

Воспитательные дома получили полную самостоятельность и со временем сильно упрочили свое благосостояние. Большую роль в этом сыграла поддержка главной благотворительницы Марии Федоровны (жены Павла I), под ее влиянием находились ведомства, в обязанности которых входило финансирование воспитательных домов.

В 1772 году на средства уральского заводчика Прокофия Демидова при Московском воспитательном доме было создано Коммерческое училище и для его воспитанников была учреждена (за отличные успехи) своя наградная медаль, штемпели для которой резал Тимофей Иванов. Позднее, при Павле I, это заведение перевели в Петербург8.

8. Тальская О. С. Русские исторические медали Свердловского обл. краевед. музея. Свердловск, 1960, с. 27.

Деятельность воспитательных домов продолжала расширяться. Был издан новый указ о свободном приеме туда законнорожденных детей. Такое решение привело к огромному притоку подкидышей. Дома стали переполняться, кормилиц не хватало, теснота и духота в помещениях приводили к большой смертности воспитанников - из каждых четырех принятых младенцев трое умирало. Тогда опекунский совет решил передавать часть детей на воспитание в деревенские семьи. Но и эта мера не помогла. Большая смертность в самих домах спала, но зато стала косить детей, отправленных в деревни. В этот период из 100 воспитанников до двадцатилетнего возраста выживало только 10-13 человек9. А вскоре обнаружилось, что в воспитательных домах находится до 50 процентов законнорожденных детей. Поэтому было решено вести прием младенцев по новой системе, имея дело с конкретной личностью, сдавшей младенца и предъявившей необходимые документы. В 1828 году из-за чрезвычайно большой смертности дальнейшая организация подобных воспитательных домов была запрещена. Ибо "с 1823 по 1827 год из 1572 младенцев умерло 1505, а из принятых в 1815 году 538 младенцев к 1816 году (за один год) не осталось в живых ни одного"10.

9. Б и Е. СПб., 1892, т. 13, с. 276.

10. Там же, с. 278.

Терялась надежда на создание в России недостававших "третьего чина и нового рода людей" - свободных выходцев из государственных воспитательных домов.

Позднее, во второй половине XIX века, в царствование императора Александра II дело по воспитанию младенцев в России несколько сдвинулось с мертвой точки. Для вскармливания младенцев привлекали за определенную плату (наравне с приглашенными кормилицами) их родных матерей. Вознаграждение они получали только по истечении года - когда ребенок окрепнет. В таких условиях смертность младенцев резко снизилась: до 7 процентов, тогда как в группе с использованием кормилиц она была вдвое выше.

В это же время стали приниматься на воспитание и сироты старшего возраста, не достигшие тринадцати лет. В основном это были дети привилегированного сословия.

К 1 января 1881 года в Петербургском доме насчитывалось уже более 33,5 тысяч воспитанников, из которых 31 тысяча находились на воспитании в деревенских семьях.

Воспитательный дом имел в округе около 100 школ, где учились его воспитанники. Кроме этого, при самом доме имелась учительская семинария и женское училище, готовившее к поступлению в фельдшерские и другие заведения своих питомцев. А 1 марта 1880 года для награждения отличившихся воспитателей сиротских домов были учреждены золотые и серебряные медали (диаметром 50 и 28 мм) на муаровой зеленой ленте11.

11. Гинсбург С. М. Русские награды. Алма-Ата, 1964, с. 82, 83, п. 156-159.

За золотые медали, жалуемые высшей администрации, взималось "...тридцать рублей в пользу увечных воинов". А "...за серебряные медали деньги не вносились"12.

12. Свод законов Российской империи. Книга первая, т. I-IV. М., 1910, ст. 431.

В 80-х годах нужда заставила открыть в провинциях новые пристанища для брошенных детей. Организовывались они в основном на частные благотворительные средства. Так, в Иркутске на свои деньги учредил дом некий Вазанов, в Вологде - купец Колесников, в Харькове открыли воспитательный дом на средства, выделенные земской и городской управами, и т.д.13.

13. Б и Е. СПб., 1892, т. 13, с. 278-279.

МЕДАЛИ КАДЕТСКИХ КОРПУСОВ. 1764 г.

Еще в 1731 году по предложению генерал-прокурора Сената Павла Ягужинского, бывшего сподвижника Петра I, последовал именной указ Анны Иоанновны от 29 июля об учреждении первого в России кадетского корпуса. В нем императрица давала предписание Сенату о его организации и о том, что "...дядя наш Петр Великий... неусыпными своими трудами воинское дело в... совершенное состояние привел... (оно и) поныне еще в настоящем добром порядке содержится, однакож, дабы такое славное и государству зело потребное наивяше в искусстве производилось, весьма нужно, дабы шляхетство от малых лет к тому в теории обучены, а потом и в практику годны были; того ради указали мы: учредить корпус Кадетов, состоящий из 200 человек... детей, от тринадцати до осмнадцати лет... и на содержание того корпуса... определяем сумму 30.000 рублей, и повелеваем нашему Сенату по сему учинить учреждение, каким порядком содержать и обучать, також и штат... и к тому способный дом приискать, и нам о всем том немедленно донесть"1.

1. Вслед подвигам Петровым. Документы. М., 1988, с. 471-472.

Это привилегированное учебное заведение закрытого типа было основано год спустя после выхода указа. Оно готовило к военной и гражданской службе исключительно дворянских детей и имело официальное название "Корпус Кадет". Размещалось оно в здании бывшего Меншиковского дворца с прилегающей к нему территорией "...в окружности более двух с половиной верст"2, с находившимися в то время на ней несколькими каменными флигелями, деревянными постройками и евангельской церковью. Главным директором его был назначен генерал-фельдмаршал Бурхард Кристоф Миних "...в знак особого благоволения императрицы Анны Иоанновны"3. Являясь в то же время президентом Государственной военной коллегии, он проявил по отношению к кадетскому корпусу большую заботу, вникал во все учебные и хозяйственные дела, знал наперечет всех своих питомцев и был истинным хозяином вверенного ему учебного заведения4.

2. Меерович Г. И. Румянцев в Петербурге. Л., 1987, с. 18, 19, 23.

3. Там же, с. 20.

4. БСЭ. М., 1974, т. 16, с. 290 (856).

В соответствии с установленными правилами воспитанникам выдавалось казенное обмундирование: суконный темно-зеленый кафтан с красным отложным воротником и такими же обшлагами, штаны (лосиные) кремового цвета и тупоносые башмаки; легкий летний мундир и камзол из плотного холста; парадный мундир, украшенный золотым шитьем, и повседневная одежда: сюртук, камзол и штаны. Ко всему этому еще прилагалась треугольная шляпа с узким золотым позументом, епанча (плащ), пять белых полотняных рубашек, два галстука, три пары белых штиблет из холстины, две пары чулок, три ленты для подвязывания волос в косицу и прочая мелочь5.

5. Меерович Г. И. Румянцев в Петербурге. Л., 1987, с. 17-18.

Согласно уставу в Корпусе был заведен строгий распорядок дня. Подъем (без четверти пять) сопровождался барабанной дробью. После совершения утреннего туалета кадеты шли на молитву и к 5.30 должны были быть готовы к завтраку. Занятия в классах начинались в 6.00, после четырех уроков – в 10.00 на плацу или в манеже выполнялись военные упражнения. Обед начинался ровно в полдень, затем два часа отводились классным занятиям, а последующие два - снова экзерцициям. Ужин был в 7.30, в 9.00 барабаны били отбой, после чего всякое хождение запрещалось.

Этот режим соблюдался неукоснительно. За малейшие нарушения следовало взыскание: провинившихся заставляли стоять неподвижно один или два часа с тяжелой фузеей на плече. За более серьезные проступки кадеты сажались под караул, но на небольшие сроки и без освобождения от занятий в классах и на плацу. Кроме того, в Корпусе имелось несколько черных кафтанов, которые одевались на тех, "...кои часто в штрафах бывают"6.

6. Там же, с. 24.

По воскресным и праздничным дням самые достойные воспитанники отпускались в увольнение, получая строжайший наказ, как вести себя в городе. Особо дисциплинированные (по одному от каждой роты) удостаивались чести (по воскресеньям) исполнять обязанности ординарца у самого Миниха.

Программа обучения в Кадетском корпусе была довольно обширная. Предметы для изучения определялись дальнейшей службой воспитанников, которая могла оказаться не только военной, но и штатской, в том числе и по дипломатической части. Помимо изучения общеобразовательных наук - истории, географии, математики, физики, а также военных - артиллерии, фортификации, топографии, обучения строевой подготовке и стрельбе, кадетам преподавали иностранные языки, рисование, музыку, танцы.

Кроме этого, каждый воспитанник должен был научиться верховой езде и фехтованию. Все кадеты регулярно несли караульную службу, оружием для этого служили укороченные драгунские фузеи со стальными штыками.

Во время праздничных построений заметно выделялись своей амуницией конные кадеты, у которых была своеобразная парадная форма с изображением на ней герба кадетского корпуса из черного сукна, нашитого на короткий кафтан. На ногах у них были высокие раструбные сапоги с начищенными шпорами.

Для торжественных маршей каждая рота имела свое разноцветное атласное знамя с золотым вензелем императрицы.

С 1737 года для проверки знаний воспитанников были введены весенние и осенние экзамены - "...не только всех кадетов вообще, но и всякого порознь, во всех частях оных наук, которым они обучаются, свидетельствовать"7.

7. Там же, с. 28.

23 февраля 1750 года "...Князь Борис Григорьевич Юсупов, определен сенатором и над Кадетским Шляхетским Корпусом директором", а через два с половиной года - 15 октября 1752-го - "... в С.-Петербурге, из сенатской конторы получен указ лейб-гвардии Измайловскаго полку в полковую канцелярию... об учреждении Морского Кадетскаго Корпуса, которому быть в С.-Петербурге... а в Москве что была школа на Сухаревой башне, которая учреждена в 1701 году, оной не быть".

Так был основан Морской кадетский корпус, и в противоположность ему первый Корпус переименовали в "Сухопутный Шляхетский кадетский корпус".

В 1763 году директором этого Корпуса был назначен сам президент Академии художеств Иван Иванович Бецкой - талантливый общественный деятель того времени. Он предложил императрице Екатерине II провести новую учебную реформу, которая впоследствии превратила кадетский Корпус "в общеобразовательное учебно- воспитательное заведение с широкой энциклопедической программой",8 новой методикой - "...обучать без принуждения, с учетом склонности ребенка, не применять телесных наказаний" и т.д.9. Принимать детей в Корпус стали теперь в возрасте от 6 до 11,5 лет, что более соответствовало их званию "кадет" (младший).

8. Тальская О. С. Русские исторические медали... Свердловск, 1960, с. 32.

9. БСЭ. М., 1970, т. 3, с. 288 (852).

По инициативе Бецкого к 1766 году Корпус был реконструирован и расширен. В нем уже занимались 800 воспитанников, и название у него стало еще внушительнее - "Императорский Сухопутный Шляхетский кадетский корпус"10. Ранее существовавшие Артиллерийская и Инженерная школы были в 1762 году при Екатерине II реорганизованы в соответствующие кадетские корпуса - Артиллерийский и Инженерный, которые в 1800 году были переименованы во 2-й кадетский корпус. А "Императорский" стал 1-м кадетским корпусом.

10. БСЭ. М., 1973, т. 11, с. 127 (369).

Так постепенно специализированные школы, основанные Петром I и рассчитанные на обучение детей всех сословий, превратились в привилегированные учебные заведения для детей высшего сословия.

Кадетские корпуса находились под особым попечением правительства. В них предусматривалось прежде всего общее образование и воспитание, а затем только специализация. Кадетские корпуса готовили не только офицеров для армии, но и гражданских чиновников - судей, дипломатов и др.

Екатерина II уделяла развитию кадетских корпусов серьезное внимание, ввела много нового в воспитание дворянской молодежи. В период ее царствования наряду с различными поощрениями за успехи в учебе для питомцев кадетских корпусов (по инициативе Бецкого) была введена специальная наградная медаль с соответствующей надписью11.

11. История СССР. М., 1974, ч. 1, с. 391.

Медаль серебряная, покрытая позолотой, овальной формы, на аверсе в стилизованном лавровом полувенке изображен вензель Екатерины II. По гурту медаль оформлена красивым ободком из мелких серебряных бус. Ушко медали поперечное с просунутым в него колечком для подвески к цепочке.

На реверсе - во всю плоскость медали - помещена пятистрочная выбитая пропись: "ЗА - ПРИЛЕЖНОСТЬ - И - ХОРОШЕЕ - ПОВЕДЕНИЕ".

Эта медаль существовала только в период царствования Екатерины II и предназначалась для награждения лучших кадетов по успеваемости и дисциплине. Носить ее воспитанники обязаны были в петлице только кадетского форменного мундира. Отметка о награждении медалью вносилась в "формулярный офицерский список"12

12. Дуров В. А. Русские наградные медали. М., 1977, с. 10.

Кроме наградной медали для ношения в кадетских корпусах были введены еще и наградные памятные медали для хранения. Они подразделялись на три степени:

"Успевающему" (в науках и поведении).

"Достигающему" (требуемого уровня).

"Достигшему" (требуемого уровня в науках и поведении).

Штемпели для этих медалей резал французский мастер Л. Ферниер, работавший в то время на Петербургском монетном дворе13.

13. Рихтер В. Г. Собрание трудов... Париж, 1972, с. 336-338, 358.

Дальнейшая судьба кадетских корпусов такова: в 1794 году директором 1-го кадетского корпуса был назначен М. И. Кутузов. Он пересмотрел программу обучения и ввел в нее новые, чисто военные дисциплины, одна из которых служит основой основ военного дела - это тактика. Он заставлял постигать ее не только воспитанников, но и их учителей - офицеров14. Так постепенно к началу XIX века кадетские корпуса стали превращаться в военные учебные заведения, выпускающие только офицеров для армии. Правда, они давали и неплохое общее образование.

14. Тальская О. С. Русские исторические медали... Свердловск, 1960, с. 32.

С 30-х годов прошлого столетия кадетские корпуса представляли по структуре чисто военные подразделения - батальоны, которые делились на роты и отделения.

В результате проведенной реформы с 1863 года шесть кадетских корпусов были ликвидированы, другие реорганизованы в гимназии и военные училища, которые давали только военные знания. Сохранилось всего лишь четыре кадетских корпуса: Пажеский, Финляндский, Сибирский и Оренбургский.

С приходом к власти Александра III (в 1881 году) кадетские корпуса были снова восстановлены на базе тех же гимназий с сохранением в них общеобразовательных программ, но с усилением военной направленности. Кроме того, гражданские воспитатели были заменены на офицерский состав, а срок обучения был доведен до 7-8 лет.

В последние годы самодержавия кадетских корпусов стало столь много, что они уже существовали почти в каждом губернском городе15.

15. Зайончковский П. Военные реформы 1860-1870 гг. в России. М., 1952, с. 240.

"БЛАЖЕНСТВО КАЖДОГО И ВСЕХ". 1766 г.

Стараясь не отставать от европейской моды просветительства, императрица Екатерина II решила создать свой свод законов Российской империи. В конце 1766 года она подготовила манифест о создании комиссии по разработке

Нового уложения, в котором указывала причины необходимости этого мероприятия и сетовала на старые законы в том, что они вносят "...великое помешательство в суде... и правосудии... а паче всего, что через долгое время и частые перемены,.. в которых прежние узаконения составлены были, ныне многим совсем неизвес(тны) сделал (ись)..."1.

1. ПСЗ, т. XVII, № 12801, с. 1092.

Действительно, Россия жила еще по законам Уложения царя Алексея Михайловича. Петр I пытался пересмотреть законы своего отца "...и уже в 1700 году было указано сделать уложение вновь..."2, основой которого должен был послужить более прогрессивный свод шведских законов. Но исполнить свое намерение он не успел. Последующие монархи - его жена Екатерина I, внук Петр II и пришедшая за ним на престол Анна Иоанновна - племянница из Курляндии, этим заняться не удосужились. Только дочь его, Елизавета, в 1754 году (и то по инициативе Петра Шувалова) организовала Комиссию и попыталась обновить Уложение своего деда.

2. Там же, с. 1094.

К концу 1759 года уже была закончена важнейшая часть нового законодательства - "О состоянии подданных вообще", в которой были учтены все дворянские требования о крепостных, как о живой собственности. Эта статья проекта закона особенно отличалась циничной прямотой крепостнической сути: "...Дворянство имеет над людьми и крестьяны своими мужского и женского полу и над имением их полную власть без изъятия, кроме отнятия живота... и произведения над оными пыток. И для того волен всякий дворянин тех своих людей и крестьян продавать и закладывать в приданые и в рекруты отдавать и во всякие крепости укреплять..."3 Этому уникальному документу не суждено было увидеть свет из-за смерти императрицы.

3. Анисимов Е. В. Россия в середине XVIII века. М., 1986, с. 67-68.

Теперь Екатерина II решила сочинить свое Уложение, которое бы соответствовало требованиям современности и отвечало нравам русского народа. Она распорядилась через полгода после обнародования манифеста созвать в Москву выбранных от различных сословий депутатов для разработки Уложения, с помощью которого была бы придана юридическая сила новым законам.

В стране начались выборы депутатов и составление наказов, в которых перечислялись бесконечные просьбы, пожелания, бесчисленные нарекания и жалобы различных слоев населения. Много говорилось в наказах о рекрутской и постойной повинностях, разорявших деревню и наносивших большой ущерб дворянству. Но в основном жаловались на недостатки местного управления, медлительность судопроизводства, взяточничество и особенно на малоземелье.

При выборах депутатов и составлении наказов на местах возникали предложения, противоречащие интересам властей, начинались споры, на этой почве назревали народные волнения. Особенно бурно они проявились на Украине, где были вызваны отменой гетьманства и назначением Малороссийской коллегии, президентом которой стал П. А. Румянцев - будущий "Задунайский". Он, как генерал-губернатор Малороссии, проводил политику, направленную на ликвидацию ее автономии4, отменял выборы депутатов, накладывал штрафы на тех, кто подписывал наказы, и даже 38 воинских чинов предал суду, из которых 16 человек были приговорены к смертной казни. Но видя серьезность положения, сама императрица вынуждена была вступиться и освободить осужденных.

4. БСЭ. М., 1975, т. 22, с. 392 (1164).

У сибирских народов были свои проблемы и заботы - о пушнине, которую с каждым годом становилось добывать все труднее; о непомерном "ясаке", собираемом в государственную казну. Там тоже возникали споры и противоречия. Так проходили выборы и составления депутатских наказов по всей России.

До сборов депутатов в Москве было еще далеко. Наступала весна 1767 года и Екатерина отправилась в путешествие по Волге с двумя тысячами сопровождающих. Она посетила Тверь, Ярославль, Нижний Новгород, Казань, Симбирск, откуда сухим путем поспешила в Москву, собирая по пути жалобы и прошения.

Пока императрица находилась в турне, в Москве велась тщательная подготовка к съезду Комиссии. Хозяйственники заготовляли бумагу возами, чернила сливались ведрами, сургуч покупался пудами; администрация подбирала расторопных курьеров и надежных сторожей. Для протоколирования речей, обсуждения статей "Наказа" и сочинения различных решений в комиссию были командированы из воинских частей семьдесят самых грамотных офицеров - из дворян и около полусотни лучших студентов Московского университета.

30 июня со всех концов необъятной Российской Империи в Москву съехались 518 избранных депутатов. Их собрали в Чудовом монастыре, и после богослужения в Успенском соборе Кремля они принесли клятву трудиться над составлением Нового уложения с чистосердечным усердием и прилежностью. Затем церемония была продолжена в Грановитой палате. Там в торжественной обстановке в присутствии самой Екатерины II, сидевшей на троне в окружении свиты, депутаты заслушали ее речь, прочитанную князем Голицыным. После этого они просили ее принять титул "Великой, Премудрой Матери Отечества" и получили такой ответ: "О званиях, кои вы желаете, чтобы я приняла, ответствую: Великая - о моих делах оставляю беспристрастно судить времени и потомству; Премудрая - никак себя такой назвать не могу, ибо премудр - один Бог; Мать Отечества - любить Богом мне врученных подданных я почитаю за долг моего звания, быть ими любимою есть мое желание".

Во время торжественного открытия Комиссии Екатерина II передала депутатам для руководства лично ею сочиненный "Наказ", в котором изложила свои взгляды на все вопросы, касающиеся юриспруденции. Этот толстенный фолиант представлял собою сборник выписок из произведений зарубежных просветителей, которые она трактовала по своему пониманию, беспощадно урезывая и кромсая их.

Затем начались утомительные дни чтения бесконечного числа депутатских наказов, которые исчислялись тысячами. Затея эта не имела конца, и императрица стала утомляться. К тому же и политическая обстановка вокруг России накалялась: резко обострились отношения с Турцией. И держать в Москве такое собрание депутатов не имело смысла.

18 декабря 1768 года в Большом собрании был зачитан указ о прекращении работы Комиссии по той причине, что "...нам теперь должно быть первым предметом защищение государства от внешних врагов..."5. На этом все и кончилось.

5. Сб. РИО, т. X, с. 52.

В Комиссию избирались депутаты от Сената, Синода, от коллегий и канцелярий, от каждого уезда и города, от однодворцев каждой провинции, от пахотных солдат и "разных служб служилых людей", от "черносошных и ясачных крестьян", "от некочующих... разных... народов... крещеные или некрещеные...", "от казацких войск и от войска Запорожского..." и т.д. В Комиссии были представлены все сословия, кроме помещичьих крестьян, а они-то и составляли почти половину всего населения России.

Возраст депутатов должен был быть не менее двадцати пяти лет. Им предназначалось жалованье от казны: "Дворянам по 400 рублей, городовым по 122 рубля, прочим же всем по 37 рублей"6. И были объявлены льготы - депутатов, "...в какое бы прегрешение не впал, "освобождался" от смертной казни... пыток... и телесного наказания", а кто "на депутатов... нападет, ограбит, прибьет или убьет, тому учинить вдвое против того, что в подобных случаях обыкновенно"7. А чтобы "...члена Комиссии об Уложении узнать можно было, то носить им всем знаки одинаковые, к тому от нас определенные, которые во всю жизнь их им остаются"8. Депутатам были выданы знаки в виде золотых медалей овальной формы (размером 42х36 мм) "...для ношения в петлице, на золотой цепочке... с изображением на одной стороне вензелевого императорского величества имени, а на другой пирамиды, увенчанной императорскою короною с надписью: "БЛАЖЕНСТВО КАЖДАГО И ВСЕХЪ"; а внизу - "1766. ГОДА ДЕКАБ. 14"9.

6. Там же, с. 53.

7. Западов А. Новиков. ЖЗЛ. М., 1968, с. 49.

8. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. М., 1965, т. XIV, с. 36.

9. Пушкин А. С. Избранное. Публицистика. М., 1980, с. 93, 183.

"...Депутатам же дворянам по окончании сего дела, а не прежде, дозволяется сии знаки в гербы свои поставить, дабы потомки узнать могли, какому великому делу они участниками были"10.

10. Западов А. Новиков. ЖЗЛ. М., 1968, с. 50.

В Комиссии в разное время участвовало от 518 до 586 депутатов. А поскольку некоторые из них по каким-либо причинам вынуждены были покинуть работу в Комиссии, то их заменяли другими представителями, которым тоже выдавались медали, поэтому согласно списку регистрации всего числа депутатов было выдано 652 медали11.

11. Там же, с. 48.

Любопытный случай, связанный с этой медалью, описал А. С. Пушкин в "Истории Пугачева". Со всеми подробностями рассказал он о том, как бывший депутат Комиссии - казацкий сотник Падуров сумел обмануть с помощью этой медали полковника Чернышова, и вместо того, чтобы привести его в Оренбург окольными путями, минуя повстанческие заслоны, он привел его войско прямо к Пугачеву. Большая часть отряда полковника перешла на сторону восставших, сопротивляющиеся были уничтожены, а сам Чернышев повешен.

Но самое интересное в этой истории то, что после подавления восстания Падуров был пойман и на основании решения суда подвержен смертной казни.

А как же закон о неприкосновенности депутата "в какое бы прегрешение не впал"?

Здесь А. С. Пушкин в недоумении разводит руками: "Не знаю, прибегнул ли он (Падуров) к защите сего закона; может быть, он его не знал; может быть, судьи о том не подумали: тем не менее казнь сего злодея противузаконна"12.

12. Антонов В. Ф. Книга для чтения по истории СССР с древнейших времен до конца XVIII века. М., 1976, с. 193, 194.

предыдущая страница / следующая страница
десктопная версия страницы


МЕНЮ САЙТА wap.cartalana.org


contact: koshka@cartalana.org
wap.cartalana.org 2011-2020